Москва: Красная площадь
После распада СССР на главной российской площади мало что изменилось: под красными звездами Кремля по-прежнему проходят основные патриотические мероприятия, а вход на площадь часто ограничен
История
На месте Красной площади в Москве на протяжении трех веков был базар и посад — жилая территория за пределами Кремля. По одним данным, площадь появилась в XV веке по приказу Ивана III, велевшего расчистить территорию у кремлевских стен от построек посадских людей, по другим — после пожара 1493 года, уничтожившего пол-Москвы, по третьим — и вовсе сформировалась стихийно.
Картина Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни», 1881 год
Так или иначе к началу XVI века на этом месте уже была площадь в современных границах с 13 церквями. Долгое время ее делили на три части: Варварку, Ильинку и Никольскую, по названиям церквей и монастырей, давших позже имена улицам, которые существуют до сих пор.

Красная площадь оставалась торговой до Петра I, который окончательно расчистил это место от временных построек, разрешив, однако, торговать коробейникам. С XVI по XVIII век она же была центром политической жизни: тут обсуждали новости, бунтовали и — в исключительных случаях — казнили, а Лобное место использовали как трибуну для оглашения царских указов.

Торговые ряды вдоль Красной площади многократно разбирали и перестраивали, церкви, театры и административные здания сносили и на их месте строили новые. Площадь оставалась пространством для экспериментов: в начале XIX века ее замостили брусчаткой, в конце — провели электричество и установили фонари, а в 1909 году по ней пустили трамвай.
СССР
Советский Союз не стал менять название площади — коммунистам вполне подходил красный цвет. Зато изменилось использование: наступила эпоха официальных мероприятий, первомайских демонстраций и Мавзолея В. И. Ленина.
СССР распался, а официальные мероприятия остались. Каждый год на Красной площади устраивают парад ко Дню Победы и праздничные фестивали, время от времени — митинги-концерты, на которые в основном приходят бюджетники и студенты. Так, в 2014 году 65 000 человек отмечали референдум о статусе Крыма — кто по своей воле, кто по воле начальства.
«С точки зрения городского исследователя, конечно, есть проблема: в этом месте мало обычной повседневной активности, как, скажем, на Покровке или в районе Китай-города, — говорит урбанист Дмитрий Лебедев, специалист по геомаркетингу в BestPlace. — Помимо крупных событий, из-за которых площадь почти всегда перекрывают, и не знаешь, удастся сводить туда гостя или нет, мэрия проводит ярмарки. Они тоже не всем по душе».
Современнось
Центральная площадь страны перестала быть местом, где ее граждане могут выразить свое мнение. Для протестов москвичи облюбовали Болотную площадь, а позднее — Пушкинскую.

«Органы власти во всех городах сейчас пытаются замести протест под ковер, чтобы его в "парадных" местах не было видно. Неудивительно, что протесты на Красной площади никогда не согласовывали», — объясняет Лебедев.

Акциям на Красной площади и прилегающим к ней Манежной и площади Революции мешают и непрекращающиеся фестивали: с декабря по февраль — рождественский, с февраля по март — масленичный, с марта по апрель — пасхальный, в мае — книжный, с июня по июль — футбольный, а осенью — осенний. Порой от простора трех площадей остаются только узкие проходы между павильонами, аттракционами и даже футбольными полями.
Главная проблема Красной площади — ее неприкаянность. «Случайно редко там окажешься: от метро идти метров 400–500, а из наземного транспорта только один автобус. То есть и случайно не зайдешь, и встречу неудобно назначить. И других поводов бывать на Красной площади нет», — рассказывает Лебедев.

Урбанист предлагает пустить автобусы по Ильинке или Ветошному переулку, вернуть на Манежную площадь кварталы, которые были там до сноса в 1930-е годы, и устраивать на Красной площади больше общегородских мероприятий, доступных каждому.

«Пока же я могу прийти туда с гостями города и наткнуться на кордон. Это полное жлобство, это должно прекратиться, — говорит Лебедев. — Как говорит глава городского проектирования Мельбурна Роб Адамс, главное в площади — не то, что посередине, а то, что по периметру. На Красной площади, помимо ГУМа, это либо кладбище с оградой, либо нефункциональные фасады. Если городские власти не в силах на это повлиять, то стоит хотя бы посадить деревья и поставить скамейки».
Авторы текстов благодарят тренеров — Ричарда Майерса, Анатолия Вербина, Нино Иванишвили, Илью Качаева — и организаторов Наталью Писаренко и Уилла Черча.
Текст: Евгения Соколовская
Выпускающий редактор: Юлия Любимова
Корректор: Лина Фицман
Продюсер: Евгения Соколовская
Иллюстрации: Мария Аносова
Фотографии: Евгения Соколовская, Kremlin.ru, Pixabay, Flickr,
Government.ru, Третьяковская галерея, Николай Найденов/Wikipedia,
Немецкий федеральный архив, Wein Sarolta/Fortepan/Wikipedia, Wikipedia
Дизайн и верстка: Анна Демидова, Анастасия Карагодина
Техническое сопровождение: Валерия Тищенко, Данияр Шекебаев
© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru
Made on
Tilda