Уличные концерты, места для поцелуев и «Илиада» «на кортах»
Прогулки по Москве на самокате Acer с музыкантом R.A.SVET
Актер и музыкант Рамазан Ахмедов успел поучиться в школе-студии МХАТ, но бросил театральное образование и ушел с головой в музыку. Рамазан выступает под именем R.A.SVET. И за год стал новой звездой. Сперва просто вышел на улицу и спел, затем выложил треки в сеть, и незаметно дважды собрал под завязку клуб «16 тонн». А еще проехался по России с гастролями и стал одним из самых ярких открытий года в мире музыки, на чьих концертах можно встретить Светлану Бондарчук и Zoloto
После 11 класса я поступил в школу-студию МХАТ. Актер или режиссер, чаще всего выходец из школы-студии, набирает свой курс из 30 человек, которые со временем будут отсеиваться. В программу обучения входят танец, сценическое движение, дикция и актерское искусство — техники Станиславского, Чехова и все, что покрыто вековой пылью. Но в мастерских есть и поистине уникальные педагоги, например, Александр Андрияшкин, который занимается перформативными практиками. И я даже не могу передать словами, что мы у него делали.
А еще я писал музыку для спектаклей, даже делал хип-хоп оперы. Мы планировали поставить Гомеровскую «Илиаду», так скажем, «на кортах». По-пацански. Но потом я понял, что актерская карьера меня не так заводит, как музыка. И ушел в свободное плавание.
ШКОЛА-СТУДИЯ МХАТ
Кузнецкий мост — мое место силы. Тут особая атмосфера центра и европейской архитектуры. На этой улице пять лет назад я впервые начал читать стихи Пушкина, Есенина, Лермонтова и Фета, танцевать, петь и зарабатывать. Мама всегда поддерживала такой формат самореалиaзации и даже присутствовала на выступлениях. В 16 лет я собрал на таких уличных концертах порядка 80 тысяч рублей за три месяца — и мы поехали в путешествие.

На Кузнецком, когда сюда не приди, полно молодых ребят, играющих, поющих — кто-то получше, кто-то похуже. Кто-то вообще в ноты не попадает. Но важно, что это место выплеска творческой энергии. А еще я тут постоянно сижу в кафе «Джаганнат», культовом, пожалуй. Его многие знают — в городе не так много вегетарианских заведений.
Кузнецкий мост
и кафе Джаганнат»
Столешников переулок
Еще один музыкальный островок Москвы. И место какой-то внутренней свободы. Я и сам тут тоже не раз выступал. Когда я начал писать музыку, понял, насколько она свободна. Музыка — это шанс приехать в другой город и сыграть на главной площади, и никакой режиссер не скажет «спой экспрессивно».
Большая Бронная
С Бронной у меня связаны какие-то детские воспоминания о «Макдональдсе», о прогулках с друзьями после школы. Я приехал в Москву с родителями в раннем детстве. И моя семья прошла тернистый путь тех, кто приезжает сюда работать, научилась биться за право тут жить. Из-за стереотипов о национальности папу не брали на работу. Из-за постоянных переездов из одного жилья в другое приходилось менять школы. В Москве и Подмосковье я сменил пять школ и точно могу сказать, что на Арбате, здесь неподалеку, была лучшая.
Патриаршие пруды
Но, конечно, главное мое место силы — Патриаршие пруды. Сюда я тоже пришел со стихами, петь тут начал лет в 17. К музыке меня подтолкнула подруга Арина. Ее творческий псевдоним — «Неаринаменя». Ее песни показались мне глубокими и сильными, как у большого профи. И я тоже начал писать. Песни мои в итоге даже полицейские оценили и не стремились выгнать меня из парка. Было бы классно соорудить тут сцену на воде, украсить все фонариками, петь что-нибудь доброе под гитару, и чтобы девушки сидели вокруг с бокалом просекко, а с ними их мальчики рядом, чтобы все обнимались, целовались и всем было здорово и душевно.
Леонтьевский переулок
Раз уж заговорили про обнимашки, то главное место для поцелуев в моей жизни, конечно, дворик в Леонтьевском. Я не помню, скольких девушек на этой лавке гладил по коленкам. Вот даже сейчас мы тут шутим и смеемся, а на соседней лавочке у кого-то свидание. Тут всегда мило, тепло, чуть интимно и уединенно. Кажется, про этот дворик мало кто знает, так что давайте не будем о нем всем рассказывать.
После 11 класса я поступил в школу-студию МХАТ. Актер или режиссер, чаще всего выходец из школы-студии, набирает свой курс из 30 человек, которые со временем будут отсеиваться. В программу обучения входят танец, сценическое движение, дикция и актерское искусство — техники Станиславского, Чехова и все, что покрыто вековой пылью. Но в мастерских есть и поистине уникальные педагоги, например, Александр Андрияшкин, который занимается перформативными практиками. И я даже не могу передать словами, что мы у него делали.
А еще я писал музыку для спектаклей, даже делал хип-хоп оперы. Мы планировали поставить Гомеровскую «Илиаду», так скажем, «на кортах». По-пацански. Но потом я понял, что актерская карьера меня не так заводит, как музыка. И ушел в свободное плавание.
ШКОЛА-СТУДИЯ МХАТ
Кузнецкий мост — мое место силы. Тут особая атмосфера центра и европейской архитектуры. На этой улице пять лет назад я впервые начал читать стихи Пушкина, Есенина, Лермонтова и Фета, танцевать, петь и зарабатывать. Мама всегда поддерживала такой формат самореалиaзации и даже присутствовала на выступлениях. В 16 лет я собрал на таких уличных концертах порядка 80 тысяч рублей за три месяца — и мы поехали в путешествие.

На Кузнецком, когда сюда не приди, полно молодых ребят, играющих, поющих — кто-то получше, кто-то похуже. Кто-то вообще в ноты не попадает. Но важно, что это место выплеска творческой энергии. А еще я тут постоянно сижу в кафе «Джаганнат», культовом, пожалуй. Его многие знают — в городе не так много вегетарианских заведений.
Кузнецкий мост
и кафе Джаганнат»
Столешников переулок
Еще один музыкальный островок Москвы. И место какой-то внутренней свободы. Я и сам тут тоже не раз выступал. Когда я начал писать музыку, понял, насколько она свободна. Музыка — это шанс приехать в другой город и сыграть на главной площади, и никакой режиссер не скажет «спой экспрессивно».
Большая Бронная
С Бронной у меня связаны какие-то детские воспоминания о «Макдональдсе», о прогулках с друзьями после школы. Я приехал в Москву с родителями в раннем детстве. И моя семья прошла тернистый путь тех, кто приезжает сюда работать, научилась биться за право тут жить. Из-за стереотипов о национальности папу не брали на работу. Из-за постоянных переездов из одного жилья в другое приходилось менять школы. В Москве и Подмосковье я сменил пять школ и точно могу сказать, что на Арбате, здесь неподалеку, была лучшая.
Патриаршие пруды
Но, конечно, главное мое место силы — Патриаршие пруды. Сюда я тоже пришел со стихами, петь тут начал лет в 17. К музыке меня подтолкнула подруга Арина. Ее творческий псевдоним — «Неаринаменя». Ее песни показались мне глубокими и сильными, как у большого профи. И я тоже начал писать. Песни мои в итоге даже полицейские оценили и не стремились выгнать меня из парка. Было бы классно соорудить тут сцену на воде, украсить все фонариками, петь что-нибудь доброе под гитару, и чтобы девушки сидели вокруг с бокалом просекко, а с ними их мальчики рядом, чтобы все обнимались, целовались и всем было здорово и душевно.
Леонтьевский переулок
Раз уж заговорили про обнимашки, то главное место для поцелуев в моей жизни, конечно, дворик в Леонтьевском. Я не помню, скольких девушек на этой лавке гладил по коленкам. Вот даже сейчас мы тут шутим и смеемся, а на соседней лавочке у кого-то свидание. Тут всегда мило, тепло, чуть интимно и уединенно. Кажется, про этот дворик мало кто знает, так что давайте не будем о нем всем рассказывать.
СОВЕТ ПО БЕЗОПАСНОМУ ДВИЖЕНИЮ:
Делайте комплименты прохожим!
Так они точно заметят вас и уступят дорогу.


Для своей прогулки Рамазан Ахмедов выбрал компактный электрический самокат Acer Electric Scooter первой линейки, который весит 12,5 килограммов и легко складывается буквально одним движением, поэтому его удобно взять с собой в кафе и на репетицию в театр. Мощности аккумулятора хватит на 20 километров пути, так что думать о подзарядке в течение дня не придется.