Все новости
Колонка

Рамзан Кадыров в контексте ядерной войны

18 Июля 2017 11:57
В диалоге Кремля с Грозным повисла пауза: в Москве пытаются понять, как реагировать на политику Чечни в ее непростых взаимоотношениях с Америкой

Нерусское слово «контекст» в речах российских политиков используется довольно часто. Как правило, в целях самозащиты и для того, чтобы исправить ошибку, допущенную сослуживцем, подчиненным или начальником. В таких случаях принято обращать внимание на то, что некая фраза, сказанная, допустим, по глупости либо по какой другой причине, «вырвана из контекста». Потому что ошибкам, вольным или невольным, обычно сопутствуют скандалы, и надо их пригасить, указывая на неприемлемость примитивного восприятия какой-нибудь простенькой мысли.

Помнится, года три назад в прессу утекло, что президент Путин, беседуя с главой Еврокомиссии Баррозу, уведомил его, что при желании может за две недели взять Киев. На фоне того, что уже произошло в Крыму и творилось тогда в Донбассе, фраза производила впечатление, и президентскому советнику Ушакову пришлось ее уточнять. В том смысле уточнять, что слова вырваны из контекста, что Путин этого не говорил, а если и говорил, то «некорректно» было предавать огласке его сокровенные речи. Понятное дело, мировую общественность советник успокоить не сумел, да и намерений таких у него не было. Зато сюжет, связанный с вторжением российских войск в соседнюю страну, стал еще более интригующим. Захочет наш национальный лидер брать Киев или не захочет — вот что возбуждало в те дни истинный интерес, выпирая из контекста.

А бывало, сам Владимир Владимирович вступался за товарища, совершившего промах. К примеру, за Дмитрия Анатольевича, накосячившего в Феодосии, где его обступили взволнованные крымчанки, а он им возьми и отлей в граните нечто явно крылатое. Про деньги, которых нет, и про хорошее настроение, которое да пребудет. В итоге Путин выходил объясняться с народом, сообщая, во-первых, что ролик с Медведевым не видел, но слова его, во-вторых, могли быть вырваны из контекста. Или, допустим, детский омбудсмен Астахов, спросивший у чудом выжившей девочки, как она там поплавала, и скоро осознавший масштаб постигшей его карьерной катастрофы, тоже заговаривал о том, что его неправильно поняли. А еще Жириновский в докрымские времена, внося личный вклад в борьбу с терроризмом, призывал огородить территорию Северного Кавказа колючей проволокой, что оборачивалось острым конфликтом с Рамзаном Ахматовичем, и тут уже ветерану нашей политической сцены приходилось сетовать, что ему затыкают рот и превратно истолковывают. Ну да, вырывая из контекста.

Кадыров творчески переосмыслил сильный образ, отчасти продиктованный давним уже перформансом знаменитого телеведущего с его радиоактивным пеплом

Вчера дошла очередь и до Кадырова.

Пару дней назад, отвечая на вопросы корреспондента американского телеканала HBO, он выступил с целым рядом программных заявлений. В частности, касательно геев и массовых расстрелов в Чечне. Однако наибольший эффект на слушателей произвела внешнеполитическая концепция главы чеченской администрации. В особенности тот момент, когда оратор вслух задумался о боестолкновении РФ и США, в ходе которого, как он выразился, «автоматически наши ядерные ракеты полетят и мы весь мир перевернем, раком поставим».

Это был простой и сильный образ, отчасти продиктованный давним уже перформансом знаменитого нашего телеведущего с его радиоактивным пеплом, но творчески переосмысленный в неповторимой стилистике Рамзана. Казалось бы, не оставляющий места для интерпретаций и пояснений. Но политика устроена сложно, оттого знающим людям пришлось поправлять и Кадырова.

Первым на это отважился Джамбулат Умаров — министр Чечни по внешним связям, печати и информации. Чиновник многоопытный, он, по-видимому, первым задумался о последствиях ядерных прорицаний для главы отдельно взятого российского региона и поспешил довести до сведения высшего начальства, что Рамзан Кадыров «импульсивен» и склонен к «экспромтам». И ежели чего не так с его доктриной, то следует учесть, что «он, как и любой мусульманин, соответствующим образом реагирует на политику США». Такой вот метафорой реагирует, и тут в диалоге Кремля с Грозным повисла пауза, что свидетельствовало о том, что в Москве пытаются понять, как им реагировать на политику Чечни в ее непростых взаимоотношениях с Америкой. Да и с остальным человечеством.

С одной стороны, кто же в России, за редким исключением, не мечтает о том, чтобы реализовать метафору. С другой стороны, именно сейчас, когда президент Трамп познакомился с президентом Путиным и сам не знает, что ему дальше делать — то ли сдерживать Россию, то ли с ней дружить, — не надо бы обижать впечатлительного заокеанского девелопера. Ему и так нелегко, поскольку мечется человек, вынужденный каждодневно отбиваться от обвинений в связях с русскими агентами и выбирать между истеблишментом и импичментом. А вместе с ним в эту гибридную неразбериху погружены и его российские партнеры, тоже не вполне понимающие, что им дальше делать. Не то окончательно ссориться с вашингтонскими «бандитами», не то повременить. Оставляя шанс бедняге Дональду на перезагрузку и возвращение дипломатической собственности РФ, отобранной при Обаме. В качестве жеста недоброй воли в полемике с бандитами, отобравшими у соседей Крым и Донбасс.

Ничего из ряда вон выходящего сказано не было, ежели объективно оценивать самого оратора и его прежние выступления

Вчера эту проблему решить не удалось, что нашло отражение в комментарии Дмитрия Пескова, посвященном коленно-локтевым воззрениям Рамзана Ахматовича. Нет, пресс-секретарь Путина не похвалил Кадырова, сочтя его «рассуждения... жесткими». Но и не поругал, отметив, что «их надо рассматривать только в контексте, и, если их рассматривать в контексте, то ничего там из ряда вон выходящего сказано не было». И это чистая правда, ежели объективно оценивать самого оратора, его прежние выступления, а также общий многолетний тренд в дискуссиях с американцами. Если никого и ничего не вырывать из контекста, в том числе Путина, Кадырова, Украину и огромные средства, финансовые и пропагандистские, затраченные на то, чтобы весь мир поставить раком.

В данном контексте слова, сказанные главой чеченской администрации, не должны вызывать ни малейшего удивления или, не знаю, стыда, хотя почему-то вызывают у некоторых. Бог весть почему. Вероятно, они еще не доросли до понимания происходящего в стране и со страной, и живут, что ли, вне контекста.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Илья Мильштейн
В сущности, это та же война, что и в конце прошлого тысячелетия, и в начале нынешнего, но в ее сегодняшней модификации
Михаил Зыгарь
«Сноб» публикует отрывок о Рамзане Кадырове из книги Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать»