Колонка

Банкроты и поклонники

29 Август 2017 10:35

Последнее слово творческой интеллигенции в дискуссии по поводу Открытого письма Ивана Вырыпаева

Забрать себе

На сайте русской службы ВВС опубликован довольно интересный опрос. Более или менее знаменитые мастера культуры, числом семь человек, все в прошлом доверенные лица Путина, откликаются на прогремевший текст Ивана Вырыпаева, потом рассуждают о деле Кирилла Серебренникова, а напоследок решают для себя, готовы ли они вновь поддержать президента. Выборка не то чтобы идеальная, но корректная: два актера, два музыканта, режиссер, музейный работник, циркач. Ответы радуют своей предсказуемостью.

Четверо Открытое письмо драматурга не читали и почти наверняка уже не прочтут. Трое читали, но не согласны с автором, причем самый развернутый и на свой лад убедительный ответ дает Игорь Бутман. Если, говорит замечательный наш джазист, чьи-то взгляды не соответствуют линии государства, то, конечно, они должны отказаться от бюджетных денег и спокойно возмущаться, фрондировать, протестовать. Представим, что государство — это человек, который дает тебе деньги. А ты у него деньги берешь и потом говоришь, что он гад. Шахназаров тверд и безутешен: У нас государство финансирует все, и если отказаться от его услуг, то театры обанкротятся. Ему вторит директор Госцирка Запашный, который в демарше Вырыпаева угадывает обиду и уязвленное самолюбие.

Судьба арестованного Серебренникова совсем не волнует Боярского. У актрисы Вележевой вопрос вызывает раздражение, и отвечать на него она не хочет. Бутман сочувствует коллеге, но жалуется на бедность и, явно завышая суммы полученных режиссером дотаций, сообщает, что мы тоже хотим денег и готовы их потратить правильно. Другие опрошенные высказываются в том духе, что мало соображают в финансах, но следователи несомненно разберутся. Запашный находит чеканную формулировку: я вынужден оставаться в нейтралитете.

Если раньше, читая обращенный к деятелям культуры призыв Вырыпаева жить не по лжи, мы как-то одновременно и недоумевали, и смутно надеялись, то теперь с последними иллюзиями покончено

Наконец про Путина в 2018 году и свой грядущий личный вклад в его победу представители творческой интеллигенции говорят, как правило, витиевато. Ирина Архипова почему-то считает, что ее время ушло. Денис Мацуев вообще отказывается от комментария. Бутман, размышляя вслух на заданную тему, неожиданно начинает шутить, причем остроумно: Мне не дают столько денег, чтобы я от этого отказался. Если б мне дали больше денег, может, я бы пошел в оппозицию. Но, к сожалению, не дают. Запашный внезапно заговаривает о преемниках Путина, среди которых выделяет Лаврова и Шойгу. И только Боярский с Вележевой, артисты бесхитростные, не юлят и не вихляют. Он почтет за честь выдвигать Владимира Владимировича. Она это сделает с удовольствием. Однако почти нет сомнений в том, что и уходящие от ответа сочтут за честь и с удовольствием будут агитировать за президента, если их позовут.

К сказанному можно еще прибавить речи братьев Михалковых, которых происходящее с Серебренниковым тоже не оставило равнодушными, и некоторые другие речи, но лучше даже не прибавлять. И так все ясно, и если раньше, читая обращенный к деятелям культуры призыв Ивана Вырыпаева жить не по лжи, мы как-то одновременно и недоумевали, и смутно надеялись, то теперь с последними иллюзиями покончено. Опрос, проведенный ВВС, интересен прежде всего тем, что подтверждает давно известное. Постсоветская интеллигенция, подобно советской, в массе своей сервильна к власти и бунтовать не способна по определению.

Это казалось не вполне очевидным весной, в первые часы после обыска в «Гоголь-центре» и в квартире режиссера, и неделю назад, когда Серебренникова внезапно задержали в Петербурге, потом отправили в столичный СИЗО, оттуда в суд и под домашний арест. Все-таки писались и зачитывались открытые письма и народный артист прилюдно шептался с президентом, который вроде выражал высочайшее неодобрение по отношению к своим «дуракам». Видно было, что знаменитости наши, включая самых увенчанных, доверенных и близких к гаранту, потрясены случившимся с их товарищем, оттого и воззвание драматурга читалось как вполне современный текст. В конце концов, если вычесть из него Ленина — Сталина, про которых там было написано гораздо больше, чем про нынешние наши беды, то игнор как стиль общения художников с начальством не представлялся чем-то совсем уж несбыточным.

Начальству не нужен «Гоголь-центр», как не нужны турецкие помидоры; в рамках импортозамещения внутреннего эмигранта Серебренникова легко заменит любой из Михалковых

Мы же знаем и артистов, и музыкантов, которые ни копейки не берут у государства и вполне себе выживают. Осталось лишь дождаться, когда их коллеги, движимые чувством самосохранения, склонятся к той же модели поведения, и ситуация в стране заметно изменится. Причем к лучшему, поскольку больше уже некуда меняться.

Однако получилось ровно наоборот, и в ответах знаменитых людей прослеживается не только желание поддержать власть и дальше кормиться при власти. Заметен и страх, который традиционно удерживает художников от неверных поступков; после ареста Серебренникова страх этот усилился. Проглядывает и злорадство, основанное на известного рода патриотизме и твердом убеждении в том, что с ними, бесконечно лояльными правительству и преданными государю, ничего подобного произойти не может. Сколько бы ни растратили на декорации, закупку нотной бумаги или там зверюшек.

Кстати, тут они совершенно правы. Начальству не нужен «Гоголь-центр», как не нужны турецкие помидоры и польские яблоки; в рамках импортозамещения внутреннего эмигранта Серебренникова легко заменит любой из Михалковых, да и Шахназаров вполне сойдет. Что же касается относительно скорых выборов Путина, то нам еще предстоит увидеть зрелище не для слабонервных, когда за право поддержать дорогого руководителя выстроится большая очередь, в которой неизбежный байкер, тоже культуртрегер, как ни крути, затеряется среди истинных мастеров культуры, и далеко не всех пригласят заняться агитпропом. Вот Бутмана могут и не позвать, слишком остроумный. Остальных, надо думать, позовут, заслужили. Прошли проверку Серебренниковым.

Потому так трогательно и беспомощно звучат у нас разные открытые письма, взывающие к совести, чести, солидарности, и такое неловкое чувство вызывают. Вчера про это горестное недоразумение опять раструбили по ВВС. Как бы завершая дискуссию вокруг обращения Ивана Вырыпаева к обществу, которого нет.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Сегодня в Басманном суде решалась судьба режиссера с мировым именем, художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова. За судебным разбирательством наблюдал главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич
Разъяснение позиции редакции проекта «Сноб»

Новости партнеров

11 комментариев
Сергей Кондрашов

Сергей Кондрашов

Подозреваю, что Вырыпаев в конце концов победит. В какой-то момент у государства станет реально мало денег, а уважение к "работникам культуры" упадет настолько, что по всеобщему негласному консенсусу на госдотациях в этой сфере решат сэкономить.

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Да, с престижем проблемы. И еще я не понимаю, как теперь корректно отправлять комменты на этот сайт.

Лариса Бабкина

Лариса Бабкина

Никак.

 

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Но о такой ли победе он мечтает?

Сергей Кондрашов

Сергей Кондрашов

Не думаю. Но Вы же сами отметили, что сообщество к которому апеллирует Вырыпаев - воображаемое. Оно уже в 1930-х было воображаемым. Но тогда ещё сохранялся престиж "brandname". А сейчас ни престижа не осталось, ни институциализированных механизмов сколь либо устойчивого воспроизводства "русской интеллигенции".

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

• Комментарий удален…
Сергей Кондрашов

Сергей Кондрашов

Ну откуда же мне, убогому пользователю, знать?

Рустам Максуди

Рустам Максуди

Вы что, тоже считаете, что те, кого отвечал ВВС, адекватно представляют преобладающее мнение интеллектуальной среды? Тогда надо было бы ещё и Тимати спросить. 

Рустам Максуди

Рустам Максуди

Извините, не "кого", а "кто".

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться