Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка

Павленский не зажег

17 Октября 2017 12:01
Увы, во Франции все происходит не так, и Россия тут совершенно ни при чем. В итоге получается жалкая пародия на то, что творил Павленский у себя дома, и очередной подвиг его выглядит нелепо

«Банк Франции занял место Бастилии, как банкиры заняли место монархов. Великая французская революция превратила Францию в символ свободы. Благодаря чему в 1917 году Россия тоже устремилась к свободе. Но спустя сто лет тирания вновь стала править. Возрождение революционной Франции положит начало всемирному пожару революций. В этом огне Россия начнет свое освобождение».

Свежая новость из жизни акциониста Павленского вызывает чувство неловкости; объяснительная записка в изложении активистки Femen это чувство усугубляет. Ну правда, что за дела? Какие банкиры? Какая Россия, какая свобода? Какая тирания стала править миром в 2017 году? И почему для того, чтобы наша Родина раскрепостилась, надо поджигать здание Банка Франции на площади Бастилии?

Это обидно, в конце концов. Самые продвинутые из искусствоведов давно уже объяснили нам, что Павленский — гений и герой, что было правдой и проявлялось по-всякому. Художник зашивал себе рот, прибивал мошонку к брусчатке Красной площади, жег покрышки и обливал бензином дверь перед зданием НКВД РФ — и каждый его жест был осмысленным, хотя и вызывал некоторое содрогание у неподготовленной части публики. А потом еще начиналось обсуждение его акций, и если дело доходило до суда, то об успехе перформанса не приходилось спорить. Потому что акция продолжалась, протяженная во времени и пространстве, и количество пораженных зрителей увеличивалось с каждым днем.

Собственно, тем и отличается акционистское искусство от обыкновенного, что содержит в себе увлекательный длящийся сюжет. Например, знаменитый хеппенинг вокально-инструментального ансамбля Pussy Riot не исчерпывается тем моментом, когда девушки расчехляют гитары в храме и, грубо говоря, поют. Самое важное начинается гораздо позже, когда Екатерину, Марию и Надежду сажают в клетку. Когда на сцену является судья Сырова, остро интересующаяся постановлениями Трулльского собора применительно к песне под названием «Богородица, Путина прогони!». Когда речь в ходе процесса заводят пострадавшие свидетели, разучившиеся считать деньги в церкви и отдавать сдачу, а их адвокаты заговаривают о кознях мирового правительства и о том, что из-за таких, как сидящие в клетке феминистки, разразилась русско-японская война. Когда оскорбленные ветераны Цусимы добиваются своего и Алехина с Толоконниковой получают по двушечке, и так называемая реальность без остатка растворяется в завершенном художественном произведении.

Поджог здания в Париже — жалкая пародия на то, что творил Павленский у себя дома, и очередной подвиг его выглядит нелепо, и происходящее с ним свидетельствует скорее о личном жизненном неблагополучии

Павленский с канистрой бензина на Лубянке — это тоже только эпизод, начало акции, которая могла бы ограничиться одной яркой фотографией, если бы художника почему-либо не арестовали. А главные события происходят в суде, где поджигатель требует покарать его как террориста. Куда его адвокаты, буквально с улицы, приводят девушек легкого поведения, которые в качестве свидетелей защиты гневно клеймят дегенеративное искусство подсудимого. Главным же героем представления неожиданно оказывается прокурор, доносящий суду, что за дверью, оскверненной Павленским, «в годы репрессий содержались выдающиеся представители науки и культуры». Вот на них, понимаете ли, запытанных палачами, покусился акционист, ужасно огорчая современных чекистов.

Это высший миг торжества художника. Здесь катарсис, дальше некуда, но едва ли, замышляя свою «Угрозу», он мог предполагать, что обвинитель вспомнит про узников ГУЛАГа. Ибо одной из характернейших черт акционизма является еще и принципиальная непредсказуемость сюжетных линий.

Увы, в Париже все происходит не так — с самого начала. И банки там, в сравнении с комплексом зданий на Лубянке, мало что символизируют. И новая революция Франции нужна как зайцу триппер. И Россия тут совершенно ни при чем. В итоге получается жалкая пародия на то, что творил Павленский у себя дома, и очередной подвиг его выглядит нелепо, и происходящее с ним свидетельствует скорее о личном жизненном неблагополучии, нежели о чем-нибудь другом. Какая-то «Матильда» получается на французской почве вместо привычных доблестных деяний.

И такая еще закрадывается мысль при взгляде на горящие окна добротного парижского здания. Слишком они там, что ли, зажрались во Франции и погрязли в демократии, чтобы по достоинству оценить работу Павленского. Да и просто понять, что он сказать-то хотел. В отличие от нас, все постигающих с полуслова и полужеста, которым не надо ничего объяснять, ежели вдруг, не дай бог, какой-нибудь местный подвижник устроит пожар возле Центробанка. А у кого все-таки возникнут уточняющие вопросы по мелочам — их любопытство удовлетворят искусствоведы и прокуроры.

Ну и вообще, как легко догадаться на примере Павленского и многих других примерах, акционизм — это искусство глубоко национальное. И художественную правду, заключенную в нем, постичь могут лишь соотечественники, а иностранцам она неведома. Иностранцы не догоняют, зачем предавать огню учреждение, где никого никогда не били, не пытали и не расстреливали. Да и мы, говорю, недоумеваем, хотя, безусловно, сострадаем гению, заплутавшему в чужой стране и подбирающему глупые рифмы к своим прежним блистательным строкам. Однако и возвращаться в горящий дом тоже не посоветуем. Посоветуем угомониться и не позориться, пусть это и бесполезный совет.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Дмитрий Киреев

Франция не очень удачно выбрана в качестве сцены. Там практически в фоновом режиме происходит какая-либо движуха. Крестьяне сбрасывают тонны навоза у мэрии или гипермаркета. Шоферы блокируют ключевую трассу костром из покрышек. Рабочие завода берут дирекцию в заложники или обещают взорвать заводик. Школьники маршируют против реформы пенсионной системы. Анти-фашисты сжигают полицейскую машину. Зеленые много лет держат осаду участка предназначенного для строительства аэропорта. Все это обильно освещается круглосуточными новостными каналами. Люди не то чтобы не могут вникнуть в смысл жеста Павленского. Этот жест слишком банален чтоб сподвигнуть кого-либо на его осмысление.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
«Сноб» публикует диалоги, сделанные Павленским на основе бесед со следователем. Они были поставлены в «Театре.doc» под названием «Диалоги об искусстве»
Художник Петр Павленский рассказал корреспонденту «Сноба» о своих страхах, надеждах и о том, как правильно прибивать мошонку к брусчатке
Анастасия Беляева
«Сноб» публикует фрагмент книги «Петр Павленский в русском акционизме»
Виктория Владимирова
В номинации «Художественный проект» премии проекта «Сноб» «Сделано в России» победила акция «Угроза» художника Петра Павленского