Все новости
Колонка

Кино про революцию

30 Октября 2017 17:07
По тому, о чем власть молчит и о чем кричит, можно составить довольно полное представление о том, что происходит в голове у идеологов режима

1917 год — редкий случай раскрученного российского бренда, под которым можно выпускать все что угодно, даже и на внешний рынок. Едва ли в русской истории найдется другой год, столь же интересный и Западу, и Востоку, как этот. Столетний же юбилей — это круглая дата, которая, простите за тавтологию, бывает раз в столетие. Грех, казалось бы, пропускать такую возможность использовать ее по полной программе. В год столетия русской революции хочется смотреть фильмы про революцию. Но, обозрев афиши кинотеатров и телепрограммы, легко убедиться, что отечественный шоу-бизнес игнорирует тему, за редким и весьма сомнительным исключением.

Альтернативный 2017-й

Представим себе, что история России пошла по-другому и вместо царящего ныне унылого культа вечного и безгрешного государства, которое пытаются разрушить негодяи, никакого культа не было бы вовсе, или же восторжествовали идеи о ценности демократии, хотя бы на уровне теории — как в те же самые 90-е. Исполнительная власть была бы занята выполнением своих обязательств или самой собой, а думская оппозиция на нее наседала бы со всех сторон — и ни продохнуть, ни в кино сходить.

И что бы тогда мы смотрели в год столетия революции? Почему-то кажется, что все афиши ломились бы от революционной тематики — и вовсе не потому, что такова установка «сверху»: людям надо успевать продавать то, что модно в этом сезоне и о чем все говорят, а в 17-м году вариантов не так и много. Каждый телеканал изводил бы зрителя бесконечными дебатами, ток-шоу, документальными и игровыми фильмами разной степени качества и достоверности. Причем не только федеральные! На местах 1917 год тоже был веселым и интересным: куда-то разбежались назначенные царем губернаторы, откуда-то взялись новые органы власти — чем не темы для региональных СМИ? Сколько интересных аналогий можно проводить, тем более что кое-где еще и выборы как раз в этот знаковый год!

Главной премьерой, конечно же, должна была бы стать экранизация «Красного колеса» Александра Солженицына — федеральные телеканалы должны были бы передраться в кровь за права экранизации

В нормальной ситуации на столетии революции пиарились бы все, кто только может: от автопроизводителей до кондитеров, от монархистов до анархистов.

Если вернуться к сюжетам для кино, то 1917 год — это просто Клондайк тем, буквально просящихся на экран! Главной премьерой, конечно же, должна была бы стать экранизация «Красного колеса» Александра Солженицына — федеральные телеканалы должны были бы еще за несколько лет до юбилейного года передраться в кровь за права экранизации и вложить безумные миллионы в постановку, вплоть до приглашения Леонардо ди Каприо на роль Владимира Ульянова-Ленина.

Можно было бы снимать пышные и многозначительные драмы в стиле «Гибели богов» — про то, как разодетые в пух и прах высокомерные дамы и господа за один год проходят путь до униженных и убиваемых подонками бесправных существ. Можно — левацкие истории о торжестве справедливости с прозрачными аналогиями и аллюзиями или вдумчивые фильмы в популярном ныне тренде «да все они там были хороши!». А как хорошо бы пошли костюмированные исторические мелодрамы! Он — член Временного правительства, эсер и туберкулезник, она — служит в женском ударном батальоне и дивно хороша. Но их первое свидание в интерьерах Зимнего дворца прерывают пьяные революционные матросы… ну и так далее.

В глаза бросается совершенное игнорирование темы Февральской революции

Да что говорить, в тренде оказались бы фильмы в любых жанрах (мелодрама, детектив, боевик, триллер, фантастика, комедия) в декорациях условного 1917 года, с неизменным появлением в кадре знакомых образов Николая Второго, Керенского и Ленина с Троцким. И народ бы валом валил, потому что, повторюсь, в нормальной ситуации на круглой дате пиарились бы все и продвигалось бы всё.

Но в нашей реальности ничего этого нет. Кроме нескольких интересных частных проектов и дискуссий в замкнутых пространствах, на общероссийском уровне осмысления и художественного освоения богатейшего материала практически не заметно.

Наш 2017-й

В реальном 2017 году наше государство и близкие к нему производители контента разродились тремя заметными проектами. Во-первых, той самой «Матильдой», о которой так много было сказано и которая спокойно идет в кино, разочаровывая почти всех, кто ее смотрит. Во-вторых, анонсируются еще два сериала про большевиков — про Троцкого и про Ленина. Судя по трейлерам, сериал про Ленина экранизирует версию «Ленин — немецкий шпион», но это мы еще поглядим.

Что же бросается в глаза любому, кто хоть немного знаком с историей России?

В глаза бросается совершенное игнорирование темы Февральской революции. Между тем там свой богатый киноматериал, и можно было снять очень красивый и многоуровневый сериал про то, как, по меткому выражению Василия Васильевича Розанова, «Россия слиняла в три дня» — в конце концов, просто экранизировать вышеупомянутое «Красное колесо».

Даже скандальный фильм про Николая Второго повествует о начале его царствования, а вовсе не о конце империи, династии и самого Государя

Игнорирование истории России с февраля по октябрь заметно и по тому, что в ряду очевидных киногероев года (Николай II, Ленин, Троцкий) не хватает Александра Федоровича Керенского, который своей бурной и неоднозначной активностью буквально наполнил исторический 1917 год. Не говоря даже о том, какую долгую и интересную жизнь премьер Временного правительства прожил после 17 года, снять можно было и сериал, и вдумчивый байопик, и комедию, и политический триллер. Но нет, ничего подобного. В лучшем случае главный герой 1917 года появится на заднем плане фильмов про большевиков.

Даже скандальный фильм про Николая Второго (несмотря на некоторые вполне очевидные указания на печальный конец) повествует о начале его царствования, а вовсе не о конце империи, династии и самого Государя. То есть про 1917 год и то, как его пережила царская семья, ничего интересного никто сказать не пожелал.

Зона умолчания

Зона умолчания между позолоченной коронацией и большевистским переворотом очевидным образом демонстрирует нам всю шаткость и противоречивость официозной концепции истории. На одном берегу этого провала — румяный Николай Второй с патриотического плаката 1914 года, «балы, красавицы, лакеи, юнкера, и вальсы Шуберта, и хруст французской булки», на другом — немецкие шпионы и примкнувшие к ним бронштейны свергают что-то там непонятное и жалкое, чтоб погрузить Россию в кровавый хаос, из которой ее выведут чекисты во главе с товарищем Дзержинским и эффективные менеджеры во главе с товарищем Сталиным.

А что случилось между коронацией ясноглазого Ники и приходом к власти Ленина и Троцкого? Как эти события связаны? Если «Россия, Которую Мы Потеряли» действительно была столь святой и прекрасной, как нам рассказывают, то куда она делась? Куда делись все эти верные богу, царю, Отечеству и присяге благородные господа офицеры в феврале 1917 года? Чем занималось казачество? Почему Святейший Синод не призывал население к борьбе за восстановление монархии, а приветствовал Временное правительство? Где фильмы и сериалы про всё вот это вот?

Ничего этого нет. Реальная история России гораздо интереснее придуманных сюжетов, но кому она нужна, эта история? Получается, что никому: ни во власти, ни в среде приближенных к ней (и к ресурсам, что даже важнее) деятелей искусств.

Выгодных современной власти ответов на неприятные вопросы нашей истории нет. Это единственное объяснение тому, почему в год крушения Российской империи нет никаких значимых кинопроектов про само крушение.

Нашей власти очевидным образом нравится царь и весь сопутствующий пафос и гламур, но совершенно не нравится всеобщее отступничество от монархии весной 1917 года

Сюжет года

По тому, о чем власть молчит и о чем кричит, можно составить довольно полное представление о том, что происходит в голове у идеологов существующего режима.

Например, нашей власти очевидным образом нравится царь и весь сопутствующий пафос и гламур, но совершенно не нравится всеобщее отступничество от монархии весной 1917 года, отречение и расстрел бывшего царя в подвале Ипатьевского дома. Поэтому показывать можно только красивое начало в дворцовых интерьерах, а вот печальный конец в подвале — лучше не надо, а то какие-то неприятные аналогии могут возникнуть.

Власти ненавистна революция на улицах, она до истерики ненавидит тех, кто «раскачивает лодку» и выдвигает радикальные лозунги, и ей совсем не хочется показывать, что в итоге побеждают как раз революционеры, а не православная монархия с жандармами, митрополитами и казачеством. Поэтому на экранах мы увидим лишь приехавших из эмиграции карикатурных маргиналов, готовых брать деньги даже у врагов Отечества. Но мы не увидим на экране настоящих революционеров 1917 года — сановников империи, генералов, великих князей и думских депутатов, потому что это и есть главный страх власти: сколько бы ни клялись в верности все эти генералы, губернаторы, родные и близкие самодержца, но в решающий час они окажутся беспомощными, бесполезными или просто предадут и трусливо разбегутся, предоставив монарху расхлебывать кашу самому.

Вот бы про это снять фильм. Но кто ж даст.

1 комментарий
Дмитрий Маларёв

Не всё сразу.

 

У нас пожалуй в первый раз на центральном телевидении появится сериал о Троцком и о Парвусе, "злом гении" Октября.

 

 О Троцком, который до последнего времени всё еще большинством, в силу советской привычки, воспринимается не как ленинец, его самый ближайший соратник в дни октябрьского переворота, Брестского мира и Гражданской войны, а воспринимается просто как "иудушка Троцкий" .

 

Да и тема немецких денег большевиков пожалуй впервые будет так красочно представлена на госканале.

 

Актеры правда несколько другой психологической природы - Хабенский и Миронов -  Гамлета им играть а не Троцкого с Лениным. Но все равно думаю их версия то же будет интересна.

 

Глядишь после этих двух премьер другим уже будет проще подступиться к нашему периоду 1917-1945. 

 

   Это шекспировское время.

    Даже больше чем шекспировское, по человеческому драматизму.  

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Владислав Иноземцев
Глава государства общается и с умными, и с одаренными, и со здравомыслящими людьми — но их таланты направлены на то, чтобы создать для лидера искусственную реальность. Зависимость от нее обретает наркотический характер
Илья Мильштейн
Что празднуем, граждане? Зачем собираемся? Почему выходной?
Александр Никитин
ВОРОНКОВ Михаил Иванович (26.10.1893,? – 30.06.1973, Москва), советский государственный деятель, педагог, литератор.…
Александр Янов
Как Россия упустила единственный шанс не проиграть Первую Мировую