Все новости

RTS1FFCR.jpg

Дмитрий Зеленов

Выборы в Либерии: союз футболиста и бывшего диктатора

Редакционный материал
Сегодня Верховный суд Либерии отложил второй тур президентских выборов на неопределенный срок из-за расследования фальсификаций на первом. Впервые со времен Второй мировой войны передача власти может пройти в этой стране мирным демократическим путем. Дмитрий Зеленов рассказывает, почему фаворит президентской гонки, бывший футболист Джордж Веа, играет в опасную игру и какое влияние на выборы оказывает один из худших диктаторов современности Чарльз Тейлор, отбывающий в Великобритании 50-летний срок за военные преступления
7 ноября 2017 15:54

В середине октября мировые СМИ поспешили объявить Джорджа Веа новым президентом Либерии. С досрочной победой бывшего футболиста, который в 1995 году получил «Золотой мяч», поздравили многие люди из мира спорта, в том числе главный тренер «Арсенала» Арсен Венгер — он работал с Веа во французском «Монако».

Однако сообщение оказалось ложным, а поздравления преждевременными. Несмотря на то что кандидат действительно набрал в первом туре большинство (38%), этого не хватило для победы. Во втором туре, который был запланирован на 7 ноября, Веа сразится с действующим вице-президентом Джозефом Боакаи (29%).

Веа — фаворит. Его предвыборные лозунги — развитие инфраструктуры, создание рабочих мест, борьба с коррупцией — популярны в Либерии, которая до сих пор не может оправиться от двух разрушительных гражданских войн и эпидемии лихорадки Эбола.

В Европе этот человек, пожалуй, самый известный либериец, у него отличная репутация и прогрессивные взгляды.

Но в Африке за харизматичным футболистом стоит тень диктатора Чарльза Тейлора; главный союзник Веа в предвыборной гонке — бывшая жена Тейлора, на днях его поддержал сам полевой командир с жутким прошлым Принс Джонсон, а результаты первого тура выборов оспариваются в Верховном суде.

В оппонентах — вся команда действующего президента Элен Джонсон-Серлиф — нобелевского лауреата, убежденного демократа, первой женщины, возглавившей африканскую страну, чьей задачей, по ее собственному признанию, было «стать матерью, которая излечит раны войны».

Веа в политике не первый год, но именно Серлиф он проиграл выборы в 2005 и 2011 годах (во второй раз как вице-президент другого кандидата). Сейчас — третья попытка. И далеко не факт, что она будет успешной.

Ключевые персонажи

Чтобы не запутаться в именах, вот самые главные из них.

Элен Джонсон-Серлиф

Действующий президент Либерии. Занимает этот пост с 2005 года. Первая женщина-президент в Африке, лауреат Нобелевской премии мира.

Джозеф Боакаи по прозвищу Спящий Джо

Действующий вице-президент, кандидат от власти. Прозвище получил из-за того, что часто засыпает на публичных мероприятиях. 72-летний Боакаи набрал в первом туре 29 процентов голосов.

Джордж Веа

Бывший нападающий «Милана», «ПСЖ», «Монако» и «Челси». Лучший футболист мира 1995 года. Самый известный либериец за пределами Либерии. Фаворит в борьбе за президентское кресло. В первом туре набрал 38 процентов голосов.

Чарльз Тейлор

Президент Либерии в 1997–2003 годах, глава повстанцев во время первой гражданской войны в Либерии (1989–1997). Признан многочисленными гуманитарными организациями одним из худших диктаторов Африки. Отбывает 50-летнее тюремное заключение в Великобритании за военные преступления в Сьерра-Леоне.

Джуэл Тейлор

Бывшая жена Чарльза Тейлора и первая леди Либерии. После развода — сенатор от округа Бонг. Поддерживает контакт с мужем, который находится в заключении. На выборах 2017 года 54-летняя Джуэл — соратник Джорджа Веа.

Принс Джонсон

Кандидат в президенты, сенатор от округа Нимба. В восьмидесятые и девяностые полевой командир, активный участник первой гражданской войны, соратник, а затем противник Чарльза Тейлора. В 1990 году пытал и казнил президента Либерии Сэмюэля Доу. В первом туре набрал 8 процентов голосов, затем публично поддержал Веа.

Чарльз Брумскин

Кандидат в президенты, юрист и религиозный деятель. После того как набрал в первом туре 10 процентов, обратился в Верховный суд с обвинениями в массовых нарушениях на избирательных участках. 

Крутаун, Монровия, 1922 Фото:Wikimedia

Либерия всегда была особенной страной. Главным образом из-за того, что у нее нет колониального прошлого в классическом понимании. Основанное в середине XIX века темнокожими выходцами из США государство сохраняло независимость даже в разгар колониальной экспансии, когда почти всю Африку поделили между собой европейские державы. В какой-то момент самостоятельными оставались только две страны — древняя Эфиопия и молодая Либерия.

Новая страна шла своим путем, хотя он был тесно связан с Америкой. Столица — Монровия — названа в честь президента США Джеймса Монро, активного сторонника Американского колонизационного общества, осуществлявшего «репатриацию» афроамериканцев в Африку. Уже в XX веке США будет много инвестировать в Либерию: американцы построят глубоководный морской порт, авиабазу, которая станет аэропортом, наладят производство каучука. Когда в 60-е годы в Африке начнется парад независимости, бурно развивающаяся Либерия будет считаться образцом для многих стран.

Человек, который недавно встречался с Рональдом Рейганом, теперь стоит на коленях и умоляет пощадить его, потом ему отрезают уши, заставляют их съесть и убивают

Но в итоге и она не избежала проблем, типичных для молодых африканских стран. Все началось с неравенства.  

Первопоселенцы из Америки и их потомки образовали привилегированную этническую группу — американо-либерийцы. Несмотря на то что на территории Либерии жили и живут представители десятков разных народностей, именно выходцы из США сформировали элиту страны — политическую, экономическую и интеллектуальную. И это при том, что большинство первопоселенцев не имело никакого отношения к народам, населяющим территорию современной Либерии. Среди коренных жителей это провоцировало недовольство.

Сэмюэль Доу и министр обороны США Каспар Уайнбергер, Пентагон, 1982 Фото:Wikimedia

С господством американо-либерийцев в 1980 году покончил старший сержант Сэмюэль Доу, представитель племени кран. В свои 28 лет он организовал военный переворот, убил президента Уильяма Толберта (внука освобожденного раба из Южной Каролины), публично казнил почти всех членов правительства, вынудил покинуть страну сотни чиновников американского происхождения. Лозунг «Либерия — для африканцев» был крайне популярным среди простого народа.

Но Доу, разумеется, установил личную диктатуру, которая длилась 10 лет — пока его тоже не свергли.

Во время своего президентства Доу выглядел очень представительно — пышная прическа, очки в роговой оправе, эффектный костюм. На телекартинке он казался молодым прогрессивным лидером. Однако кровавый переворот запустил цепочку насилия. Доу пережил несколько покушений, и после каждого репрессии раскручивались с новой силой, провоцируя еще больший рост недовольства среди пострадавших.  

Во внешней политике новый президент опирался на США — изгнание из страны американо-либрерийцев никак не отразилось на отношениях с главным патроном. Даже наоборот: по сравнению с предшественником Доу был еще преданнее Белому дому.

Африканисты советской школы не исключают, что именно США спонсировали приход к власти энергичного военного. Во время очередного обострения отношений Америки и СССР в 1985 году Доу разорвал дипломатические отношения с последним, внутри Либерии жестко преследовал социалистов, тогда как его предшественник, наоборот, наводил мосты с Советским Союзом.

Когда холодная война пошла на спад, неуравновешенный и не слишком популярный президент стал для США обузой, и от него избавились — это еще один тезис конспирологов. Тезис, не лишенный оснований.

Чарльз Тэйлор Фото: Wikimedia

История о том, как на политической сцене Либерии возник одиозный диктатор Чарльз Тейлор, до сих пор окутана тайной.

В семидесятые он учился в США, был противником старого президента Толберта, даже организовывал пикеты у либерийского посольства. Активист с харизмой и хорошим образованием — такие нужны новой власти. Когда страну возглавил Доу, Тейлор вернулся на родину и занял пост в администрации.

Но спустя пару лет Тейлора обвинили в хищении почти миллиона долларов, которые выделили на покупку промышленного оборудования, и он снова бежал в США, в Массачусетс, где попал в тюрьму.

И стал публичным противником Доу.

Официальная Монровия требовала экстрадиции, а с Тейлором начало работу ЦРУ. О том, что будущего полевого командира завербовали, писали еще в восьмидесятые, а недавно это подтвердили источники Boston Globe.

В сентябре 1985 года Тейлор и несколько его сокамерников загадочным образом сбегают из заключения, используя связанные простыни в качестве веревочной лестницы. Родственники помогают Тейлору добраться до Нью-Йорка, там его следы теряются, а всех подельников через несколько дней все-таки ловят.

Будущий полевой командир с серьезной суммой денег переправляется в Ливию, там проходит обучение военному делу и договаривается с Муаммаром Каддафи о поставках оружия для свержения Доу.

В 1989 году вооруженные отряды Тейлора вторгнутся в Либерию с территории Кот-д’Ивуара и в стране начнется первая гражданская война.

Самым драматичным моментом войны, которая унесла порядка 200 тысяч жизней, стало убийство президента Доу. И главную роль в этом сыграл не Тейлор, а его приятель, тот самый Принс Джонсон — сегодняшний сенатор и еще один сторонник кандидата Веа.

Один из свидетелей заявил, что Тейлор приказывал солдатам устраивать акты показательного каннибализма — съедать части тела захваченных в плен противников на глазах у их товарищей

В конце восьмидесятых Джонсон, профессиональный военный, присоединился к Тейлору и его Национальному патриотическому фронту (NPF). Но будучи не менее амбициозным командиром, Принс Джонсон рассчитывал на большее влияние, и уже во время войны откололся от Тейлора и организовал Независимый национальный патриотический фронт (INPF), объединивший под своим крылом настоящих головорезов. Оба фронта в 1990 году осадили столицу Монровию, и пока Тейлор договаривался с миротворцами из ЭКОВАС (экономическое сообщество стран Западной Африки), Принс Джонсон действовал.

Президент Доу терпел одно поражение за другим, но отказывался сдаваться — 9 сентября 1990 года он прибыл в миссию миротворцев для очередного раунда переговоров (его убеждали уехать в изгнание). В это время здание внезапно атаковали боевики Джонсона. Охрана не оказала сопротивления, и Доу взяли в плен.

Кадры того, как командир допрашивает главу государства, облетели весь мир. Человек, который недавно встречался с Рональдом Рейганом, теперь стоит на коленях и умоляет пощадить его. Джонсона обмахивают опахалами женщины, он пьет пиво и задает вопросы. Но ответы не имеют значения — президенту отрезают уши, заставляют их съесть, а потом убивают. Видео пыток до сих пор есть в YouTube.

Принс Джонсон Фото: Reuters

Сторонники убитого президента продолжили борьбу, и Либерия все глубже погружалась в хаос. Появлялись новые вожди и группировки, и к середине 90-х президентство самого первого и последовательного из них — Чарльза Тейлора — казалось единственным возможным выходом из бесконечного противостояния. В отличие от Принса Джонсона, он хотя бы не убивал в прямом эфире.

То, что создаст Тейлору репутацию «худшего диктатора Африки», будет сделано уже во время второй гражданской войны, которая разгорится в 1999 году, вскоре после его избрания на пост президента.

Обе гражданские войны в Либерии, в большей степени вторая, чем первая, — это сложный, многосторонний процесс с большим количеством вовлеченных сторон и мощной «алмазной составляющей»: многие страны региона занимаются добычей алмазов.

Еще до того, как прийти к власти, Тейлор вступил в союз с Объединенным революционным фронтом (RUF) в соседней Сьерра-Леоне, правительство которой, в свою очередь, поддерживало противников Тейлора внутри Либерии. По сути, все сводилось к борьбе за контроль над алмазоносными провинциями. Став президентом, Тейлор слишком активно влезал в дела соседей, и тогда события в Сьерра-Леоне привлекли внимание других стран, в первую очередь Великобритании.

В обмен на алмазы Либерия снабжала RUF оружием, повстанцы терроризировали мирное население, уничтожали целые деревни, создавали отряды из детей — вот главные обвинения в адрес Тейлора. Мало того что он вел войну в соседней стране, он делал это вопреки всем правилам.  

В конце концов Британия пошла на прямое военное вмешательство, и правительство Сьерра-Леоне, наконец, разобралось со своими повстанцами и армиями детей.

И тут же бросило силы на поддержку чужих — в Либерии. Из-за растиражированных зверств в Сьерра-Леоне против Либерии ввели санкции, Тейлор оказался в изоляции, а его оппозиция — «Объединенные либерийцы за примирение и демократию» — начала наступление. Для Либерии последствия войны были не менее тяжелыми, разрушения, которые принесла осада Монровии в 2003 году, были колоссальны. Тейлор сбежал в Нигерию, где еще через три года его арестовали и передали правосудию. Примечательно, что в это же время Голливуд выпустил приключенческую драму «Кровавый алмаз» с Леонардо Ди Каприо в главной роли, в которой показаны ужасы войны в Сьерра-Леоне.

Веа много раз выигрывал в футболе, но пока ни разу — в политике. И похоже, что его победа на выборах может стать голевым пасом совсем другим силам

Специальный суд ООН предъявил Тейлору множество обвинений. Мировые СМИ живописали детали: один из свидетелей, полевой командир Джозеф «ЗигЗаг» Марзах, заявил, что экс-президент приказывал солдатам устраивать акты показательного каннибализма — съедать части тела захваченных в плен противников на глазах у их товарищей.

«Он даже говорил, чтобы мы ели белых людей из ООН, — рассказывал на процессе свидетель. — Говорил, что они как свинина».

В 2012 году Тейлора приговорили к 50 годам заключения. Наказание он отбывает в Великобритании, в специальной тюрьме Дарема. 

Джордж Веа Фото: Thierry Gouegnon/Reuters

И вот в связях с этим человеком сегодня, перед вторым туром выборов, обвиняют Веа — образованного, популярного, европейского по менталитету кандидата, кстати, связанного со Сьерра-Леоне: там живут его родственники.

Все началось с того, что несколько африканских СМИ, а вслед за ними и BBC сообщили о телефонном разговоре, который состоялся между знаменитым футболистом и находящимся в тюрьме Тейлором.

О чем конкретно говорили бывший и потенциально будущий президент, неизвестно, но в марте Веа подтвердил факт беседы. Добавив при этом, что Тейлор не является его другом и никак не влияет на избирательную кампанию. Мол, из тюрьмы это делать невозможно.

Тут же было объявлено, что на выборы Веа идет в связке с Джуэл Тейлор — бывшей супругой диктатора. В случае победы экс-футболиста экс-первая леди станет вице-президентом. Иными словами, в ее лице семья диктатора вернется к власти.

В Западной Африке, не до конца отошедшей от деятельности Тейлора, эта новость вызывает волнение. Пока Веа, отвечая на вопросы журналистов, говорит, что госпожа Тейлор — самостоятельный политик, которая не связана с наследием супруга, сама Джуэл заявляет, что Либерии нужно хотя бы частично вернуться к повестке, которую предлагал ее муж.

И как ни странно, в Либерии у этой точки зрения немало сторонников. Автор октябрьского репортажа BBC из Монровии, Шарлот Энтвуд, накануне первого тура выборов заметила, что среди разных слоев населения страны довольно сильна ностальгия по Тейлору. «Пусть и стреляли, зато жили мы лучше» — примерно так описываются настроения либерийцев, многие из которых не увидели никакого прогресса за 8 лет мирного правления нобелевского лауреата Джонсон-Серлиф. Военные преступления диктатора в другой стране гораздо больше волнуют европейцев, чем либерийцев. А падение Тейлора патриотические круги приписывают внешнему вмешательству.

— Я не общаюсь с Тейлором, но думаю, что это делает его жена, — таким был последний комментарий Веа на тему своих связей с экс-диктатором.

Смысл союза угадывается: популярный среди либеральной публики Веа привлекает на свою сторону стоящий особняком патриотический электорат. И то, что недавно кандидат-экстремист Принс Джонсон (в 1990 году, напомним, отрезавший уши президенту Доу) также поддержал Веа, лишь подтверждает тезис. 8 процентов — щедрый подарок для второго тура. Почти такой же, как поддержка семьи Тейлора.  

Вопрос, что сделает Веа для патриотов в ответ. Формально у Либерии есть все основания для экстрадиции Чарльза Тейлора на родину, где условия его заключения из суровых могут стать почетными. Но последствия такого шага непредсказуемы. Веа много раз выигрывал в футболе, но пока ни разу — в политике. И похоже, что его победа на выборах может стать голевым пасом совсем другим силам.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Евгений Бабушкин
Новый очерк из цикла «История зла» в годовщину независимости Конгосамой бедной страны мира, где до сих пор идет война, развязанная полтораста лет назад
Александр Косован
Пройдите тест и узнайте, где дороги лучше, образование качественней, а бизнес успешней — в России или в африканских странах
Александр Косован
Русские в Судане рассказали «Снобу», как жить и зарабатывать в горячей точке, чем два Судана непохожи друг на друга и чем они похожи на Россию