Все новости

big.jpg

Зуб на Путина

Редакционный материал
Притворившийся журналистом директор рыбокомбината Михаил Зуб рассказал «Снобу», как он попал на пресс-конференцию президента и зачем на это пошел
14 декабря 2017 22:36


Ɔ. Как вы попали на пресс-конференцию?

В первый раз я отправился на пресс-конференцию в 2016 году. От портала Потребители.ру. Но тогда задать вопрос мне не удалось.

Через год я снова подал заявку. Я подал неисправленные документы от 2016 года — старое редакционное письмо с просьбой об аккредитации, где стояла прошлогодняя дата. Я подумал, что если Богу угодно, чтобы я задал вопрос, то он даст мне эту возможность. Каким-то образом они это проглядели и мне пришло согласование. Не хотел, чтобы об этом знали, потому что накажут людей из ФСО, накажут какую-нибудь девочку из пресс-службы, которая это проглядела.


Ɔ. Откуда вообще пришла идея пойти к Путину?

Я понимаю, что это не совсем правильно. Но как можно по-другому поступить, если тебе вопрос надо решать? Как по-другому? Ну что, я на улице могу с ним встретиться?

Я подумал, что если Богу угодно, чтобы я задал вопрос, то он даст мне эту возможность

Если я хочу сказать ему: Владимир Владимирович, вас обманывают! Понимаете, есть предприятие, люди, которые тебе верят. Сегодня ты живешь, а завтра ты умер. А жить нужно идеей.


Ɔ. Расскажите предысторию. Из-за санкций не стало сырья и работы?

Российского сырья не было никогда. Но рыбокомбинат, единственное предприятие России, стал участником датских, норвежских, шведских сырьевых аукционов. Рыбокомбинат, участвуя в аукционах, получал квоту иностранных государств. Из-за недостатка получаемого сырья мы работали всего один месяц в году при рентабельности в 400%. Нам хотелось увеличить режим работы хотя бы до четырех месяцев.


Ɔ. Вы к кому-то обращались?

Мы обратились в Минсельхоз в 2011 году, и все поразились нашей высокой рентабельности. В 2012-м нам дали возможность получить госкредитование на модернизацию в Россельхозбанке и Росагролизинге. Мы построили терминалы внутри комбината, перешли на четыре месяца в году на океаническую рыбу. Российской рыбы нет, она вся уходит за границу, а норвежская нам давала эти объемы. В 2014 году случилось эмбарго. Перестроить предприятие на российскую рыбу мы не можем, у нас слишком большие мощности, а российской рыбы не хватает. То есть у нас КАМАЗ, который может везти двадцать тонн, а российская рыба — это как блок сигарет возить на нем. Комбинат после этого остановил работу.


Ɔ. Что вы предприняли?

Мы начали искать пути выживания. В это время, в 2015 году, прошел Госсовет под руководством президента. Там было предложено вместо закупок сырья на Западе делать это на Востоке. Но дальше ничего не произошло. И нам нужно было дойти до президента, чтобы спросить его — будет это выполняться или не будет. Мы пытались заставить соответствующие ведомства выполнять свою работу. Но за два года ничего не произошло. И я вынужден был пойти на такой отчаянный шаг.


Ɔ. О чем вы думали в ночь перед пресс-конференцией?

Да ни о чем не думал! Я уже три года сплю по четыре часа. В час ложусь и в пять встаю, иду делать дела, как машина. Вы мне задаете вопросы, а я не хочу про себя говорить! Не надо говорить, какой я хороший. Не надо про меня говорить, что я герой. Я обычный человек, который выполняет свое предназначение. Меня нужно вообще убрать в сторону и говорить насчет дела. Зуба нет, я как машина! Меня интересует чисто хозяйственная деятельность.


Ɔ. Что бы вы делали, если бы вам не удалось задать вопрос?

Я и об этом не думал. Некоторые вещи совершаются с Божьей помощью, и мне Господь помог.
Ɔ.

Автор: Игорь Залюбовин

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кучер
Главное, что нужно знать о пресс-конференции
Глеб Павловский
Вопреки всему, что нам казалось еще год назад, выборы 2018 года неслыханно драматургичны. Но это новая эстетика, драматургия другого театра. Ее не ловит аполитичный слух, но чуть приоткрывает большая пресс-конференция Путина
Владислав Иноземцев
Последний путинский срок — время задуматься о будущем страны. У элиты есть четыре варианта выбора