Колонка

Пределы компромисса

16 декабря 2017 12:28

Леонид Гозман отвечает на вопрос Григория Чхартишвили: «На какие компромиссы уважающему себя человеку идти сегодня еще можно, а на какие уже никак?»

Забрать себе

Не знаю, где я нахожусь по шкале, предложенной Григорием Шалвовичем. Тешу себя надеждой, что у меня меньше пятидесяти: в КПСС не вступал, хотя активно предлагали, писем отвратительных не подписывал, в травле не участвовал — разве что в качестве объекта. Редко, к счастью.

Компромиссы неизбежны. И ради себя или близких, и ради дела. Десять лет я был членом правления гигантской корпорации, считал и считаю, что мы проводили важнейшую для страны реформу. И ради того, чтобы сделать возможной собственную работу и не мешать работе своих товарищей, я не говорил многого из того, что хотел сказать. Правда, того, чего не хотел говорить, тоже не говорил. Никогда.

Пределы компромисса нельзя алгоритмизировать. Важно, чтобы он не переходил каких-то границ — но их каждый устанавливает для себя сам — и чтобы он был ради достойной цели. Но здесь, конечно, легко убедить себя, что ты, мол, за правое дело, когда на самом-то деле просто боишься потерять кабинет с секретаршей.

Мне кажется, я понял несколько вещей. Нельзя осуждать человека за то, что он чего-то не сделал или не сказал. Пусть даже он просто струсил — кто ты такой, чтобы судить? Нельзя осуждать того, кто делает — пусть даже и делает с твоей точки зрения неправильно, — если ты сам не делаешь. А это ведь любимое занятие нашей интеллигенции. Выборы ненастоящие, поэтому ты не должен в них участвовать. Участвуя, ты помогаешь им. Телевизор кремлевский, поэтому ты не должен участвовать в программах.

Мне говорят: легитимизируешь этот фарс, не ходи, пусть сами между собой лаются. Но я ходил и буду ходить, пока меня снова не запретят

Про телевизор — это уже о себе любимом. Я много лет был у гостелеканалов в стоп-листе. По стечению обстоятельств несколько лет назад этот запрет был снят. Одно время звали очень часто, сейчас — гораздо меньше, но на некоторые программы пока еще приглашают.

Я хожу. Мне говорят: легитимизируешь этот фарс, не ходи, пусть сами между собой лаются. Мне говорят: никому это не нужно — мы и так понимаем, а большинству хоть кол на голове теши. Мне говорят: ты им нужен как мальчик для битья. Ходишь, значит, им подыгрываешь. Некоторые говорят: за деньги ходишь. Так, правда, редко говорят — и на том спасибо.

Но я ходил и буду ходить, пока меня снова не запретят.

Вы скажете, это никому не нужно, это и так все знают.

В психологии есть понятие ошибки репрезентативности. Мы склонны считать свой опыт более репрезентативным, чем он есть на самом деле. Мне не надо — значит, и другим не надо. Я не смотрю телевизор — стало быть, и другие не смотрят. Но люди разные. И некоторые из них, вполне достойные, не пользуются интернетом и смотрят телевизор. Вот для них я и говорю.

Если вы хотите, чтобы вас услышали, вы должны выйти на чужое поле, где вас ненавидят и будут пытаться уничтожать

Я никогда не пытаюсь в чем-нибудь убедить моих оппонентов на этих ток-шоу или тем более воззвать к их совести. Не стоит искать пульс на протезе. Я обращаюсь к зрителям, к тем, которые одной крови со мной, к тем, кому тяжело, кто чувствует, что он один такой остался, а остальные давно строем ходят. К тем, кто впадает в отчаяние. Услышав с экрана близкие им мысли и оценки, они видят, что не все еще сдались, спрятались, спились или уехали. Для них это важно. Им важно услышать, что король голый, — они ведь иногда уже начинают сомневаться: может, это только они не видят его прекрасного нового патриотического платья? И каждый день, а иногда и по несколько раз в день меня останавливают люди на улице, пожимают руку, благодарят и просят не сдаваться, продолжать. И плевать мне на голосования и улюлюкание аудитории. Я ради тех, которые мне руку пожимают, туда хожу. Не имея от этого, поверьте, ничего, кроме неприятностей. Хотя нет, вру, была одна награда — премия «Либеральной миссии» Ясина «За мужество в отстаивании либеральных ценностей».

Компромисс, на который я иду ради участия в этом ужасе, состоит вот в чем. Говоря все, что считаю нужным, о положении дел в стране и о нашем всем, я никогда, даже в жесткой полемике, не позволяю себе оскорбительных высказываний в адрес ведущих. Мне вообще не нравится переход на личности, но здесь я еще и понимаю, что это условие участия. Но этот компромисс — единственный.

Если вы хотите, чтобы вас услышали, вы должны выйти на чужое поле, где вас ненавидят и будут пытаться уничтожать. И если вы можете держать удар, стоять один против пяти или десяти, то кто-то поймет, что рано опускать руки — не все потеряно.

Думаю, что людей, готовых идти на риск ради защиты собственных ценностей, было бы больше, если бы общество отдавало должное достойному поведению. К сожалению, разоблачения и уличения для нас более привычны, чем выражение уважения людям, которые преодолели свой страх.

2 комментария
Андрей Занин

Андрей Занин

«Компромиссы неизбежны.» - Не то что бы они «неизбежны»… Теоретически, упертому индивидууму их избежать можно, как можно избежать наступления ночи или зимы, садясь в самолет и перелетая из дня в день и из лета в лето. Но, как ночь и зима, компромиссы ОБЪЕКТИВНЫ, поскольку они – БЫТИЕ, в единстве и борьбе противоположностей. Посему КОМПРОМИСС=ТЕРПИМОСТИ=ЖИЗНИ всегда противостоит ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ=КАТЕГОРИЧНОСТИ=СМЕРТИ.  Тут есть, о чем задуматься… Поскольку БЫТИЕ Человека - это ежесекундная борьба Жизни со Смертью с заведомо предсказуемым РЕЗУЛЬТАТОМ. Посему Бытие - не линейный процесс Жизни, осуществляемый по заданному кем-то (да хоть самим собой) алгоритму, а система с обратной связью, в роли которой всегда выступает осознание Смерти. И уж тут выбирай. Но с оглядкой. Но выбирай.

 

Можешь быть несгибаемым бескомпромиссным «нонконформистом» и сразу шагнуть в БезСМЕРТие. Можешь «угождать всем людям без изъятья» с целью максимально продлить «Жизнь» в своем Бытии, но никогда не можешь быть уверен в том, что в какой-то момент (самый неожиданный) не сработает эта самая «обратная связь» и все «усилия» не окажутся напрасными, ибо «угождение» непременно диалектически приводит к РУБЕЖУ, связанному с необходимостью двигаться «дальше» по головам и по трупам.  И этот Рубеж, Предел, грань «компромисс/конформизм» каждый выбирает для себя, как «женщину, религию, дорогу…» 

Сергей Мурашов

Сергей Мурашов

Вот Гозман - мой человек. Уважаю.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров