Колонка

Математика бойкота

9 января 2018 10:30

Алексей Навальный предложил бойкотировать президентские выборы. Почему это хороший шаг для него, но не для избирателей

Забрать себе

Что случилось?

Верховный суд 6 января повторно отказал Алексею Навальному в регистрации кандидатом в президенты. Ранее политик призвал избирателей бойкотировать выборы, если его к ним не допустят.

Начну с того, что на этих выборах явка будет ниже, чем обычно — и с Навальным, и без. Во-первых, на президентских выборах есть общая тенденция к снижению числа голосующих. Когда избирали Ельцина, голосование считалось очень важным, и явка была 76,66% в 1991 году и 69,8% — в 1996-м. В 2000 году она была 68,6%, в 2012-м — уже 65,3%. Я не вижу ни одной причины, почему она не должна снизиться в этом году.

Но за счет кого? У нас в стране как минимум два крупных электоральных кластера. Один — это условно конкурентный кластер, где существует соревнование. В нем идет борьба за людей — не всегда законная, иногда с фальсификациями, но это — настоящие выборы. Второй кластер — это 15–20 так называемых электоральных султанатов. Там и явка, и результаты выборов сильнейшим образом зависят от интересов региональных элит. Есть, например, Кемеровская область, где в 2016 году насчитали явку в 87 процентов. Губернатор Аман Тулеев там — региональный султан, сколько он скажет, столько в итоговых протоколах и будет. Такая же история в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Калмыкии, Ингушетии, Туве.

Чем ниже явка в конкурентных регионах, тем большую роль в обеспечении результатов выборов играют регионы, где голосование по факту не проводится

Как делалась явка на выборах в Госдуму в 2016 году? В зоне электоральной конкуренции она колебалась от 35 до 55 процентов. В нескольких кавказских республиках явка была около 90 процентов и выше. Но надо понимать, что все султанаты вместе контролируют порядка 12–15 миллионов голосов. А у нас в стране 110 миллионов избирателей. Парадокс заключается в том, что чем ниже явка в конкурентном кластере, тем большую относительную роль в обеспечении результатов играют регионы, где выборы по факту не проводятся.

На думских выборах 2016 года за «Единую Россию» проголосовали 28,4 миллиона человек. И из них 10–12 миллионов принесли султанаты, где было монолитное голосование за «Единую Россию». То есть «странные» регионы принесли «Единой России» больше трети всего объема голосов. Если убрать такие регионы, то у ЕР был бы результат порядка 40 с небольшим процентов. А получилось — около 50.

Если бы явка на думских выборах была выше, «Единая Россия» могла бы их проиграть

К чему приводит снижение интереса к выборам? Еще раньше, в 2011 году, «Единая Россия» набрала на выборах в Думу около 32,4 миллиона голосов избирателей. А в 2016-м — 28,4 миллиона. Но поскольку большая часть конкурентного кластера выборы проигнорировала, то получилось, что в процентном соотношении «Единая Россия» набрала больше: помогли «мертвые души» из султанатов. Если бы явка была выше, партия могла бы проиграть. Даже если полтора десятка регионов обеспечат у себя стопроцентную явку, они не смогут изменить всю картину на федеральном уровне. У них ограниченный ресурс голосования — больше избирателей, чем есть, они обеспечить все равно не могут. Хотя некоторые планировали: в 2010 году спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов обещал обеспечить «Единой России» на выборах 120 процентов голосов.

Игнорировать выборы или нет? Я уже объяснил, почему снижение явки идет на пользу кандидату от власти. В стране 110 миллионов избирателей, 700 тысяч из них в Чечне — это меньше 0,7 процента. Но если общая явка по стране составляет 50 процентов — 55 миллионов человек, — то чеченские избиратели на федеральном уровне дают уже почти 1,5 процента. И они будут за Путина. Аналогично — Дагестан, где избирателей в два раза больше. Аналогично — Татарстан, где избирателей 3 миллиона.

«Если бы Навального зарегистрировали, то мог бы быть второй тур», — скажут его сторонники. Плохо с точки зрения науки, хорошо с точки зрения политики

Для Навального бойкот тактически выгоден. Пусть явка снизится на 10 процентов. Навальный будет иметь полное право говорить, что это случилось благодаря его призыву. На самом деле нет, но мы не сможем это доказать. Если явка снизилась на 10 процентов, это значит, что 11 миллионов человек не придут на выборы по сравнению с 2013 годом. Мы считаем их сторонниками Навального. Следующий ход — сказать: смотрите, 11 миллионов сторонников Навального не пришли на выборы. При явке 60 миллионов человек — это около 18 процентов от проголосовавших. Примерно столько же наберут по отдельности Грудинин и Жириновский. Если все сложить, получится, что против Путина виртуально проголосовали больше 50% избирателей. Значит, первый тур — незаконный.

Это не совсем корректно с точки зрения науки, но с точки зрения пропаганды — сильный ход. «Если бы Навального зарегистрировали, то мог бы быть второй тур», — скажут его сторонники.

Выгода Навального ясна. Но что делать избирателям, которым не нравится, что происходит?  

Если на участке испорчено 10 процентов бюллетеней, никакой из кандидатов больше 90 процентов голосов набрать не сможет

Может быть, и правда не ходить на выборы. Если избиратель живет в большом городе, его бюллетенем никто не воспользуется — такие схемы фальсификаций устарели. Так что это не бессмысленная акция.

Второй вариант — прийти и испортить бюллетень. Во-первых, так вы используете свое избирательное право. Во-вторых, испорченный бюллетень считается наравне с поданным за любого из кандидатов. Если на участке испорчено 10 процентов бюллетеней, никакой из кандидатов больше 90 процентов голосов набрать не сможет. Испорченные бюллетени в крупных городах могут лишить кандидата победы в первом туре хотя бы внутри города.

Третий вариант — проголосовать за любого кандидата, кроме очевидного победителя. Это может снизить показатели главного кандидата и, возможно, не даст ему победить в первом туре.

Кому-то покажется, что нет никакой разницы, с каким результатом и в каком туре победил основной кандидат, для кого-то неучастие в выборах носит принципиальный характер. Если человек игнорирует выборы, ему не интересно, сколько народу на них пришло, как там проголосовали, как действовала эта процедура. Но если быть до конца последовательным, с таким подходом из этой страны нужно уезжать. Потому что это государство не для вас — и вы не для него. Тоже рациональная позиция.

2 комментария
Анна Квиринг

Анна Квиринг

"Но если быть до конца последовательным, с таким подходом из этой страны нужно уезжать. Потому что это государство не для вас — и вы не для него."

- а почему Я должна уезжать? Пусть "государство" уезжает. (Оно на самом деле это и делает.)

Как в старом анекдоте:

Еврейская семья сидит в аэропорту «Шереметьево», ожидая вылета в Вену. Голос диктора объявляет: «Граждане пассажиры, вылет рейса Москва – Вена задерживается на час в связи с отбытием Л.И. Брежнева в Берлин». Через час снова: «Граждане пассажиры, вылет самолета Москва – Вена задерживается на два часа в связи с отбытием тов. Косыгина во Францию». И еще через час: «Граждане пассажиры, вылет рейса Москва – Вена задерживается на час в связи с отбытием тов. Подгорного в Прагу». Муж говорит жене: «Слушай, если они все уезжают, может быть, мы останемся?»

(источник)

Эдуард Гурвич

Эдуард Гурвич

Уезжать надо  не из-за государства, а  исходя из отношения к собственной жизни, к себе. Впрочем,  такие же причины и не уезжать, оставаться,   бороться... Так что, дорогая Анна, похоже, муж в исторической перспективе  ближе к истине, чем уважаемый  Дмитрий Орешкин с его глубокими статистическими  манипуляциями.  А в целом, и  Дмитрий Орешкин, и  Константин  Зарубин с выступлением  о Шотландии радуют. Согласен.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться