Колонка

Административная статья с уголовным наказанием

16 Январь 2018 18:51

Глава фонда «Русь сидящая» рассказывает, как легко отправить под суд любого случайно брошенным словом

Забрать себе

В одном московском кафе любили собираться всякие подозрительные с точки зрения УЗКС и БТ граждане. Вы не знаете, что такое УЗКС и БТ? А оно вас знает. Это Управление по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ, именно оно, например, курирует дело Кирилла Серебренникова, хотя, казалось бы, где театр, а где конституционный строй. Подозрительные граждане то обсуждали выборы, то устраивали дискуссии про люстрации, то громко читали стихи поэта Орлуши. Администрация заведения совершенно тому не препятствовала, а даже потакала, и в один прекрасный день управляющему кафе пришло серое письмецо: мол, так и так, проводится доследственная проверка по факту пищевого отравления гражданина, извольте явиться.

Оказалось, что некий гражданин действительно отравился и даже попал в больницу, его откачали, но он никуда с жалобами не обращался. Просто рассказывал доктору, где был, что ел, и среди десятков заведений (а гражданин вел активный образ жизни и сам дома не готовил) упомянул то самое, через запятую, которое он действительно посещал. Гражданин выздоровел и улетел в далекую страну, на место постоянного проживания, но из десятков кафе, баров и ресторанов следствие заинтересовалось только этим заведением. Уголовное дело, ст. 238 УК «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» — до двух лет по первой части, до шести лет по второй и до десяти по третьей. В нашем случае речь шла о первой части, «всего-то» до двух, и штрафы, и, скорее всего, закрытие заведения.

Суд — это для особо выдающихся случаев. Или для особо упрямых, кто не понимает про сужение кормовой базы и не готов войти в положение бедолаг, охраняющих наш мирный сон и не менее мирный труд

Управляющий заведения сразу же обратился к хорошим адвокатам, и через полтора года дело закрыли. Но денег, сил, времени и нервов это стоило немерено. Снять записи со всех камер — они в заведении были, и внутренние (в баре, чтобы бармены не баловали со своим бухлишком), и наружные. Вся документация и контракты всех поставщиков, допросы этих поставщиков. Допросы официантов, поваров и посудомоек, включая тех, кто уволился, и по несколько раз. Все ходили с адвокатами, заведение их оплачивало. Экспертизы следствия и независимые экспертизы, которые оплачивало заведение. Внеплановые проверки, пожарные и санэпидемстанция. Истерики владельцев заведения. Дело съело годовую выручку кафешки — небогатой, но бойкой. Отделались парой крупных штрафов, конфликтом всех со всеми и, конечно, работой над целевой аудиторией: клиентура в заведении незаметно поменялась, и политико-артистичный салон с подозрительным уклоном распался сам собой.  

Ежегодно по стране возбуждаются тысячи таких дел, но до суда доходят немногие. Суд — это для особо выдающихся случаев. Или для особо упрямых, кто не понимает про сужение кормовой базы и не готов войти в положение бедолаг, охраняющих наш мирный сон и не менее мирный труд.

И да, вот еще важный момент: в таких делах редко присутствует УЗКС и БТ, и здесь можно выскочить, если ты «исправился». Типа «намек понял». Договориться со следствием и прокуратурой в таких делах куда как легче, они ведь для того и возбуждаются, чтобы люди входили в положение и договаривались. Всем удобно — и государству гешефт в виде хорошенького штрафа. А лишение свободы — ну помилуйте, разве ж тут звери.

Проходите, граждане, не задерживайте, тут за вами очередь, тут сажать не пересажать, а вы тут голову морочите, судимость им не нравится и штраф, ишь избаловался народец

Раз не посадили — значит, сценарий «мягкий». А могли бы. Проходите, граждане, не задерживайте, тут за вами очередь, тут сажать не пересажать, а вы тут голову морочите, судимость им не нравится и штраф, ишь избаловался народец.

Так что же — всех теперь пожалеть? Не сажать того, кто произвел фейерверк, выбивший мальчишке глаз, кто продал вам рыбу с сальмонеллой и вы чуть не умерли, кто сделал вам инъекции красоты и теперь у вас паралич лицевых нервов? Пусть безнаказанно делают что хотят?

Ну почему же. Все легальные производители и поставщики товаров и услуг проходят десятки проверок. Лицензии, разрешения, те же пожарные и санэпидемстанции — они-то за что зарплату получают? А вот как раз за это самое. В легальном месте легальный продукт прошел девять кругов, прежде чем добрался до вас. Должен был пройти. Как это все может выглядеть на деле, показывает нам уже много лет Лена Летучая. И что, много ли уголовных дел заведено, так сказать, по следам ее выступлений?  

Вот то-то и оно. Эта нога — кого надо нога.

Что с этим делать? Да ничего особенного — порядок наводить. Не покупать подозрительные вещи по подозрительным ценам в подозрительных местах. А предпринимателям — совет обычный, причем универсальный: держать телефон хорошего адвоката в разделе «SOS». И помнить, что профессия предпринимателя — одна из самых рискованных в России. Не здесь, так там — тебя прищучат и разденут. Впрочем, это многих касается.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Как наказывают за преступление, которое могло произойти. «Сноб» разобрался в истории, где смешались кони и люди, судебная система и малый бизнес, потомок Лермонтова и магнитогорские чиновники
Почему «гаражный бизнес» выгоден в России абсолютно всем и что с этим делать

Новости партнеров

Биография пишется не потом, биография пишется прямо сейчас. И в ней рядом будут Серебренников, Нуреев и арест
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться