Все новости
Колонка

Заговор умолчания

22 Января 2018 16:51
Почему государственные телеканалы так скупо говорили о самой горячей новости минувшей недели — о серийной поножовщине в школах?

Сообщения о нападениях в школах шли с большим опозданием пятой или шестой новостью информационного выпуска, и уже после того, как они становились достоянием соцсетей. Примечательно и то, что жадные до скандальных сенсаций шоумены-грифы Малахов и Борисов вовсе не заметили их.

С другой стороны, если подумать, гораздо удивительнее было бы, случись все наоборот: первой новостью на федеральных каналах стало бы не купание президента в ледяной купели и не «движение вверх» отечественного кинематографа, а романтики ножа и топора, терроризирующие школьников и учителей.

Ларчик в данном случае открывается довольно просто: умолчание о событии, не вписывающемся в официозную картину мира, — такой же прием пропаганды, как передергивание фактов, их подтасовка, их выдумывание и просто циничное вранье. И, к слову сказать, весьма распространенный прием. В советское время он был особенно эффективен по причине отсутствия интернета, присутствия глушилок и жесткого партийного контроля за всеми СМИ.

Ответ известен: усилить охрану, блокировать интернет и обязать всех школьников посмотреть фильм «Движение вверх»

Теперь посредством массированной пропаганды возведена стена стойкого предубеждения против Запада. Там, на Западе, сгущаются тучи угроз и негатива. Россия — территория света и добродетели, по версии федерального вещания. А то, что не слишком светло и, даже наоборот, зловеще, подлежит замалчиванию. Так в федеральном эфире и образуются черные дыры.

Одна из них — «Навальный» и его оппозиционная повестка. Другая — процесс над Серебренниковым и его товарищами. Третья — пыточный характер судопроизводства в отношении Никиты Белых. Наконец — подростковый терроризм.

Откуда же он взялся? И что с ним делать?

На первый вопрос нетрудно предугадать ответ госмужей: конечно, от Запада и был инфицирован в нашу действительность посредством интернета. На второй — тоже: усилить охрану, блокировать интернет и обязать всех школьников посмотреть фильм «Движение вверх».

Господин ТВ является к нам в дом в интересном прикиде: без трусов, но с крестиком

К слову, по поводу этого триумфального «Движения». На «России 1», причастной к созданию оного, шоу Малахова пышно отпраздновало патриотическо-коммерческий успех фильма. В праздновании, однако, нельзя было не заметить свои черные дыры. Здесь фигура умолчания коснулась того обстоятельства, что сборная СССР обыграла сборную студентов США, а не сборную профессионалов. В спортивном отношении то была славная победа, но праздновать ее всей страной со слезами радости на глазах как геополитический подвиг государства — это, пожалуй, слишком. Тем более что само государство, как известно, с главным героем этого сражения Александром Беловым поступило безжалостно: за какую-то ничтожную контрабанду лишило его звания заслуженного мастера спорта, изгнало из сборной и тем самым сильно сократило ему жизнь. Он умер двадцати семи лет от роду.

Вранье пополам с умолчаниями — таков основополагающий принцип работы федерального ТВ на сегодняшний день. Его репертуар еще сдабривается изрядной желтизной. Избегая темы кровавой резни в школах, и Первый, и Главный («Россия 1») каналы наперегонки спешили поведать подробности изнасилования недавней школьницы Шурыгиной.

Господин ТВ является к нам в дом в интересном прикиде: без трусов, но с крестиком.

А в нашем доме кипит рознь. В одном углу — социальная, в другом — идеологическая, в третьем — этническая. И наконец, межпоколенческая.

Последняя — самая бесчеловечная. И потому самая губительная. Дети против отцов. Ученики против учителей.

Школа, пожалуй, самый чувствительный общественный институт. Он первым реагирует на прогрессирующие болезни в обществе

Эта война не вчера началась. Сводки с ее фронтов можно было услышать в фильмах Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» (2008) и «Школа» (2010). И в недавнем «Ученике» Кирилла Серебренникова (2015). «Нелюбовь» (2017) стал еще одним криком отчаяния, который многие сочли ложным.

Школа, пожалуй, самый чувствительный общественный институт. Он первым реагирует на прогрессирующие болезни в обществе. Так было в середине прошлого века, когда оживший советский кинематограф выплеснул на экраны страны, можно сказать, цикл фильмов о школьниках: «А если это любовь», «Звонят, откройте дверь», «Друг мой Колька», «Не болит голова у дятла», «Ключ без права передачи», «Доживем до понедельника», «Пацаны», «Дневник директора школы», «Сто лет после детства» и т. д. Все они с разной степенью активности рефлексировали по поводу равнодушия и двуличия взрослых, фальши гражданских деклараций. И все трудности взрослого общежития того времени аукались в душах подростков. Чьи-то души закалялись, чьи-то необратимо корежились. Вспомним «Плюмбум» и «Курьера». Оба фильма датированы 1986 годом. Жестокость и цинизм отцов доставались по наследству детям. И росло напряжение в отношениях между поколениями. И закручивалась спираль вражды. Фильм «Маленькая Вера» (1988) прозвучал как вопль отчаяния перед надвигавшейся катастрофой.

В постсоветскую пору, пока страна жила относительно благополучно на газонефтяную ренту, противостояние двух миров было не столь враждебным. Ну, коррупция как норма, ну, лицемерие как общепринятый формат жизни — ко всему этому вроде бы притерпелись. Но вот была развязана телевидением кампания ненависти к Украине и к Западу, и в атмосфере страны сгустилась иррациональная злоба. Она и послужила триггером той агрессии, которую сегодня мы обсуждаем.

Сегодня кино кончилось. Мир подростков нанес ответный удар. Как водится на Руси, жестокий и бессмысленный.

Мир взрослых зовет на помощь хорошо вооруженных охранников и высококвалифицированных психологов.

Чтобы что? Чтобы поставить мертвому припарки?

Читайте также
Федор Крашенинников
Выходные после Крещения показали нам две России, каждая из которых живет своей жизнью
Игорь Залюбовин
Как дети стабильности превращаются в детей Колумбайна
Александр Роднянский
Российские кинопрокатчики выступили против Минспорта, оказывающего «силовую» поддержку отечественному кинематографу. Чиновники «расчищают» российским фильмам место на экранах, не давая показывать фильмы из Голливуда