Все новости

TASS_25054858.jpg

«Человек, который развалил СССР». Кто такой Джин Шарп и почему его называют «отцом цветных революций»

Идеолог ненасильственных революций Джин Шарп умер на 91-м году жизни. Одни называют его «злым гением цветных переворотов», другие «борцом за свободу». Сам он считал себя не более чем теоретиком и политологом. «Сноб» рассказывает его историю
1 февраля 2018 17:28

Уроки нацистов и Махатмы Ганди

Джин Шарп родился в Балтиморе, штат Огайо, в 1928 году в семье странствующего протестантского священника; семья часто переезжала, в силу чего Шарп никак не мог завести друзей. Его юность пришлась на Вторую мировую войну. Шарп вспоминал, что в средней школе ему регулярно попадались заметки о зверствах нацистов — и с этого момента он стал интересоваться тоталитарными режимами как явлением. В 1946 году Шарп поступил в Университет Огайо, где через пять лет получил степень магистра социологии. Уже тогда его исследовательский интерес был направлен на движение Махатмы Ганди, идеолога «мягкой силы». В 1952 году Шарпа призвали на Корейскую войну. Он отказался, за что был осужден и приговорен к 9 месяцам тюрьмы. Годом позже Шарп переехал в Англию, где учился в Оксфорде, а оттуда в Норвегию.

— Я жил в Осло в разные периоды времени, в общей сложности 4,5 года, и в Англии 6,5 года. Многому научился от людей, которые руководили движением сопротивления против нацистской оккупации в Норвегии. В Оксфорде изучал труды Махатмы Ганди, — рассказывал он.

В 1964 году Шарп защитил диссертацию в Оксфорде по теме «Ненасильственные методы свержения режимов» и вернулся в Америку. Там он вел исследовательскую работу в области международных отношений в Уизерхэдском центре международных отношений при Гарварде.

С 1972 года — профессор политологии в Массачусетском университете в Дартмуте.

Шарп посвятил себя науке и всю жизнь был одиноким и бездетным человеком — в квартире, заваленной книгами, досуг 90-летнего Шарпа скрашивали лишь огромный черный пес Цезарь и ассистент, предоставленный институтом Альберта Эйнштейна, который Шарп основал в 1983 году. Там он и работал до последнего дня.

«Я сутулый старик, который не может ходить без посторонней помощи», — говорил он о себе. Этого сутулого старика проклинали мировые диктатуры по всему земному шару: от Венесуэлы до Ирана. Почему?

От диктатуры к демократии

Практическое пособие «198 пунктов ненасильственной борьбы» считается главной «методичкой» любого оппозиционера вот уже более тридцати лет. Пособие вышло в 1973 году, а первая «цветная революция», то есть смена режима с помощью «мягкой силы», произошла уже через год в Португалии. С тех пор исследователи насчитывают около тридцати попыток таких революций.

Некоторые считают Джина Шарпа виновником развала СССР, а события в Литве 1991 года — репетицией этого события. Однако сам Шарп неоднократно отрицал это.

— Это связано с моими идеями, а не лично со мной. Идея как подвид сопротивления может явиться к самым разным людям, но при этом в их странах может ничего и не случиться, — рассказывал он.

В 1994 году Шарп собрал свои идеи воедино и выпустил опус магнум — книгу «От диктатуры к демократии». На русском языке она вышла в 2005 году тиражом 1500 экземпляров — ее напечатал политический активист Олег Козловский. Издатель рассказал «Снобу», что идеи Шарпа не получили широкого распространения.

— В 2005–2006 году он был в моде, но читали и обсуждали его учение в основном активисты. Сейчас меньше обсуждают эти идеи.

По мнению Козловского, сами методы ненасильственного сопротивления укоренились и впитались в мышление протестующих, хотя самого Джина Шарпа уже мало кто помнит.

— Те, кто в последние годы пришел в оппозицию, это имя в лучшем случае слышали, не более того. Но если мы посмотрим на те протесты, которые происходили в России последние 10–12 лет, — у нас не было реальных беспорядков.

Политик и бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков считает, что влияние Шарпа на российскую оппозицию не является значимым.

— Идеи Шарпа повлияли не на оппозицию, а на российскую власть, которая стала закручивать гайки, ужесточать законодательство о митингах. В итоге — имеем то, что имеем. Когда власть закручивает гайки, она становится неадекватной.

Впрочем, затем Гудков уточняет: не сами идеи, а, скорее, «оранжевые революции».

— А революции происходят не потому, что кто-то подсказывает оппозиции, что делать. В этом всегда виновата сама власть.

Подготовил Игорь Залюбовин

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Александр Бакланов
Редактор новостей проекта «Сноб» Александр Бакланов изучил прогнозы на предстоящий год
Юлия Дудкина
Владислав Иноземцев, Николай Сванидзе и другие рассказали «Снобу», каковы шансы у российской оппозиции победить на выборах