Top.Mail.Ru

Колонка

Причина и степень

27 Февраль 2018 10:20

Карикатурист и психиатр Андрей Бильжо — о двух степенях вранья в нашем обществе

Забрать себе

Это история, которая имеет свойство повторяться.

Во времена Советского Союза всех собирали в зале на политинформацию по случаю какого-либо события, и все должны были слушать лектора. Никто, конечно же, не слушал — люди играли в морской бой, читали книги за спинами соседей, а лектор это, безусловно, понимал.

В девяностые был период некоей свободы. Называйте эти времена «лихими», но ведь это определение несет разные смыслы. Можно было стать бандитом, а можно — как я — поменять профессию, попробовав прожить совершенно другую жизнь: скажем, из врача превратиться в художника и телеведущего. В том, что не нужно было прятаться за маской, была свобода.

Ужасно и отвратительно то, что нынешнее время заставляет тебя постоянно врать

Ужасно и отвратительно то, что нынешнее время заставляет тебя постоянно врать. Чиновники и бюджетники вынуждены надевать маску, чтобы не потерять работу, и говорить то, что от них ждут, осуждать кого-то ради того, чтобы — возможно — стать заведующим отдела или завучем в школе. Со многими телеведущими (не буду называть их фамилии) у меня были приятельские отношения, а сегодня они разрушены. Я очень хорошо знаю, что эти люди ведут двойную жизнь. С телеэкрана они объявляют другие страны врагами и готовы драться за свои убеждения, а на выходные летят в какую-нибудь из этих же стран, привозят из путешествия полчемодана пармезана и всем рассказывают о том, какие они патриоты. Я часто встречаю этих людей в бизнес-классе, проходя в свой эконом. Они даже пытаются мне улыбнуться.

Всегда нужно учитывать степень. Можно вкусно есть и не переедать, выпивать и не валяться на земле. Можно привирать и не зарабатывать этим деньги. Или наезжать на кого-то, как это произошло по отношению к Алексею Серебрякову, — прекрасно при этом понимая, что ты врешь, что твои дети учатся в Лондоне, что ты полетишь к ним в субботу и будешь сидеть где-то в местном пабе.

Когда я работал врачом, у меня был один пациент с тяжелой депрессией. Никто не мог понять причину ее возникновения — единственное, что было понятно: это не биологическая депрессия. Потом этот человек мне открылся: он учился в консерватории, защитил диссертацию на тему шведской музыки и хотел уехать в Швецию. Он был гомосексуалом и из-за своей ориентации боялся совершить какой-то поступок, хотя у него даже не было партнера. Он так переживал, что кто-то узнает, что всю свою жизнь построил на том, чтобы уехать в Швецию. Я надеюсь, что он в итоге уехал на какой-то фестиваль и остался. Когда человек вынужден играть роль, потому что в противном случае для него все может обернуться трагедией, это другая сторона. У меня были пациенты, которые психологически чувствовали, что они — другого пола, и им нужно было приспосабливаться, боясь осуждения окружающих. Представьте, что вы живете в маленьком городе. Если в Москве, Петербурге или Екатеринбурге еще можно затеряться, то как это сделать в месте, где все обо всем быстро узнают? Так появляются несчастные и сломленные люди, изгои.

У тех, кто вынужден носить маску, всегда есть необходимость снять зажатость

У тех, кто вынужден носить маску, всегда есть необходимость снять зажатость. Кто-то делает это с помощью адреналина, прыгая с одной крыши на другую и рискуя провалиться между домами. У кого-то есть необходимость в буквальном смысле скинуть с себя «костюм». Например, у патологически дисциплинированных немцев есть несколько дней «Октоберфеста», когда они официально могут позволить себе напиться и вести себя как свиньи. Когда я был врачом, мой халат должен был быть чистым и выглаженным, потому что если он мятый и грязный, то ты уже не врач, а продавец овощей. На мне должна была быть рубашка с галстуком, ведь если под халат надеть футболку, то ты уже не врач, а санитар. А потом я приходил домой, надевал болгарские джинсы и шел с друзьями пить пиво.

Самое главное в этой истории — ответственность, которую каждый несет за свою ложь. И если все врут, то есть одна ключевая вещь — в крупном и малом, в семейном и политическом — важна степень и причина.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
1 комментарий
Дмитрий Маларёв

Дмитрий Маларёв

Стоит ли удивляться и стоит ли драматизировать нынешнее время. Просто старшие поколения подзабыли времена и атмосферу Брежнева-Андропова. 

А механизмы идеологии и общественной психологии схожи. Сейчас время БрежневАндропов №2. Хай-тек вариант. Глядишь скоро дойдём от горбачёвской "Интенсификации-90" к "Интенсификаци-2020", в таком постиндустраильном, сталкеровско-феодальном варианте корпоративного государства

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Что скрывают клиенты психоаналитиков
64% россиян осуждают супружеские измены, а 79% — однополые браки. «Сноб» пообщался с людьми, которые не попали в эту статистику — теми, кто заключает фиктивные браки и скрывает свою ориентацию от окружающих

Новости партнеров

Высказывание актера Алексея Серебрякова о национальной идее России превратило его в объект публичного осуждения. «Сноб» разобрался, что упустили и те, кто осудил российского актера, и те, кто его поддержал