Колонка

Чего вы не знаете о Москве

14 Март 2018 15:34

Колумнист «Сноба» Владислав Иноземцев — о том, почему доходы городского бюджета делают Москву более современной, чем любые новаторские решения последнего времени, а московские власти, вопреки распространенной точке зрения, в своем отношении к горожанам демонстрируют трезвомыслие и гуманизм

Забрать себе

В начале марта департамент финансов московского правительства подвел предварительные итоги исполнения бюджета Москвы за 2017 год — и практически сразу эксперты отреагировали на опубликованные цифры критически. Это вряд ли может вызвать удивление: Москва традиционно считается многими чуть ли не злокачественной опухолью на теле страны. Однако на моей памяти впервые в адрес мэрии начались упреки не в извлечении излишних доходов из вертикально интегрированных федеральных компаний, штаб-квартиры которых расположены в городе, а в обирании москвичей. Конечно, низкие налоги лучше, чем высокие — но в данном случае мне кажется, что необходимо разобраться в ситуации немного глубже.

Москва — город, власти которого, вероятно, заслуживают критики в части того, как зачастую тратятся бюджетные средства. Программа «Моя улица» или многочисленные фестивали и иллюминации ежегодно требуют денег побольше, чем составляет бюджет иного российского города. Но сейчас хочется поговорить об обратной стороне столичных финансов — о доходах. Которые, на мой взгляд, делают Москву более современной, чем любые новаторские архитектурные решения последнего времени.

Основные параметры московского бюджета не меняются много лет. В отличие от федерального бюджета, где более 54% доходов прямо связаны с добычей сырья или экспортно-импортными операциями, Москва «живет на свои»: 39% всех доходов обеспечивается сбором налога на доходы физических лиц и еще 32% — налогом на прибыль в той части, в которой он зачисляется в бюджет региона. В России налоговая система отличается от, например, американской, где подоходный налог идет в значительной части в федеральную казну и обеспечивает ей более 40% всех доходов, но даже на фоне Америки Москва смотрится очень неплохо. Тем более если учесть, что после 2015 года, когда поступления налога на прибыль дополнительно перераспределились в пользу центральных властей, «сырьевая» компонента московского бюджета еще более сократилась.

Недвижимость в Москве стоит на 30 процентов меньше, чем в Нью-Йорке. Налог на нее меньше в 100 раз

Москва ответила на вызовы последнего кризиса многими правильными шагами: либерализовала патентную систему и много сделала для развития малого и среднего бизнеса; последовательно минимизировала доли в непрофильных активах (в том числе в ЦУМе, гостиницах «Метрополь» и «Националь», Банке Москвы и т. д.), взяла курс на отказ от новых заимствований и практически полностью выплатила все городские долги. Как следствие, доходы города продолжали расти даже в 2014–2015 годах, а с 2016 года резко пошли вверх. Собственно, к этому периоду и относится новая волна критики, в том числе и обличений городских властей в «залезании в карман москвичей» на основании того, что Москва особенно быстро увеличивает доходы по статьям, прямо касающимся благосостояния горожан: транспортный налог, налог на имущество физических лиц, плата за парковочные места и даже сбор штрафов за нарушение правил дорожного движения.

На первый взгляд действительно кажется, что пора бить тревогу: поступления транспортного налога выросли с 2013 года по 2017-й на 60%, штрафы увеличились в 3,6 раза, сбор налога на имущество физических лиц — в 5 раз, а плата за парковку — почти в 18 раз. Но все, как известно, познается в сравнении — и им не стоит брезговать.

Если посмотреть на транспортный налог (25,6 млрд рублей в 2017 году), то он составит 1,2% московских бюджетных поступлений — и менее 18% суммы, которую власти города реально потратили в том же году на строительство и реконструкцию объектов дорожного хозяйства города, каковые и должны быть профинансированы именно из собранного транспортного налога. «Баланс» в этом вопросе несомненно сводится в пользу автомобилистов, армия которых только растет (в прошлом году москвичи купили каждый пятый новый автомобиль, проданный в России, и только на это потратили почти 400 млрд рублей). Намного более показательной является ситуация с налогом на жилую недвижимость. Средняя ее цена в Москве на конец прошлого года составила (по данным IRN) 166 тыс. рублей/кв. м, что всего в 1,5 раза ниже усредненного показателя для Большого Нью-Йорка ($4,2 тыс./кв. м). При этом в Москве этого налога собрали 17,6 млрд рублей, что составило 0,84% городских доходов — тогда как в Нью-Йорке гражданам пришлось расстаться с… $24,6 млрд, или с 1,5 триллионами (не миллиардами!) рублей. Иначе говоря, каждый из 8,4 миллиона жителей Нью-Йорка только за счет этого источника профинансировал город на $2900 в год, тогда как каждый из 11 миллионов москвичей — на 1470, но рублей. После, замечу, повышения кадастровой оценки недвижимости. Налог в 100 раз меньший за недвижимость, которая дешевле всего на 30%, — это ли показатель жадности московского чиновничества?

Москва получает из федерального бюджета меньше 2 процентов дохода. Нью-Йорк — 27 процентов  

Что касается платных парковок, то поступающие от них средства пока не очень велики — 5,3 млрд рублей, или 0,25% городских доходов. Если сравнивать с тем же Нью-Йорком (замечу, все доходы бюджета Москвы в 2017 году были меньше нью-йоркского показателя лишь в 2,5 раза), то поступления от уличных парковок окажутся меньше в 6,5 раз (в Нью-Йорке цифра составила $565 млн — но стоит добавить, что уличная парковка в Нью-Йорке, как и в других американских городах, в несколько раз дешевле, чем использование паркингов, что более распространено). В Лондоне, другом глобальном городе, мэрия в прошлом году собрала около ₤250 млн (≈20 млрд рублей) только в виде платы за въезд в центральную часть города площадью 21 кв. км (что сопоставимо по размерам с Москвой внутри Садового кольца). При всем при этом стоит иметь в виду, что рост поступлений от парковок в прошлом году в Москве составил «всего» 20,5%, что недотягивает до общего увеличения бюджетных доходов (27%). Сравнения же с 2013 годом, когда система только вводилась и приносила очень небольшой доход, на первый взгляд впечатляющи, но по сути своей не слишком ценны для определения трендов на ближайшие годы.

Стоит сказать несколько слов о московском «иждивенчестве». В последние годы доля субвенций — денежных пособий — на исполнение столичного статуса (а ведь сложно отрицать, что инфраструктура города активно используется органами власти федерального уровня и задействована во многих общероссийских акциях и мероприятиях) упала почти до нуля, хотя в 2003 году достигала 1,8% бюджетных доходов. На это могут сказать, что богатые мегаполисы в подобной поддержке не нуждаются — но тут будет интересно узнать, что в доходах бюджета Нью-Йорка (самого большого из городских бюджетов в мире) помощь от федеральных властей и властей штата составляет… 27%. Москва же выступает одним из крупнейших регионов-доноров в стране, перечисляя ежегодно в федеральный бюджет около 1 трлн рублей, и этот статус она сохраняет на протяжении всей истории новой России.

Московский бюджет в его доходной части выглядит не менее современно, чем бюджеты многих крупнейших мегаполисов мира

На мой взгляд, московский бюджет в его доходной части выглядит не менее современно, чем бюджеты многих крупнейших мегаполисов мира. Власти города действительно вводят новые налоги и сборы, но это делается не столько для мобилизации последних ресурсов в оскудевшую казну, сколько с целью решения вполне конкретных задач: развития транспортной инфраструктуры, разгрузки центральной части города, постепенного приведения в соответствие налогов на недвижимость с ее рыночной ценой. Любой непредвзятый анализ покажет, что Москва и близко не подошла с новыми налогами и сборами к тем параметрам, которые демонстрируют успешные глобальные города.

На это может быть дан ответ, сводящийся к существенной разнице в доходах москвичей и жителей, например, Лондона или Нью-Йорка — и этот аргумент кажется неоспоримым. Однако я хотел бы обратить внимание на один очень примечательный факт: ставки и суммы, с одной стороны, налога на жилую недвижимость и, с другой стороны, транспортного налога или платы за городское парковочное пространство, если сравнивать их с европейскими или американскими показателями, разительно различаются. Как мы отметили, налог на недвижимость в Нью-Йорке превышает московский показатель более чем в 100 раз, тогда как транспортный налог — всего в 3–4 раза (в США он уплачивается в размере 8% при покупке автомобиля), а когда дело доходит до уличной парковки, тарифы оказываются практически сопоставимыми. Это означает, что московские власти применяют достаточно дифференцированный подход к жителям: отдавая себе отчет в том, что большая часть москвичей либо имеет в собственности жилье, полученное в советский период и приватизированное бесплатно, либо приобрела его в ипотеку и находится далеко не в наилучшем финансовом положении, они не устанавливают рыночного налога на недвижимость (про платежи за капремонт я сейчас не говорю — они имеют совершенно иную природу); в то же время применительно к гражданам, способным купить новый автомобиль или работающим в расположенных в центре города офисах, они используют более рыночные тарифы и ставки, что выглядит вполне обоснованным. Иначе говоря, Москва пытается несколько скорректировать существующую в России «плоскую» налоговую шкалу, которая, замечу, подвергается критике куда чаще, чем «высокие» московские налоги.

Можно коснуться еще некоторых особенностей московского бюджета — в частности, постоянно растущих поступлений от единого упрощенного налога, уплачиваемого преимущественно малым и средним бизнесом (его город собирает в три раза больше, чем налога на имущество физических лиц), или от продажи патентов на индивидуальную трудовую деятельность, что свидетельствует об упорядочении ситуации с занятостью работников-мигрантов. Однако заслуживающих внимания тем очень много, а мне хотелось прежде всего призвать коллег-экспертов к более взвешенному анализу тех «угроз», которые представляют для жителей Москвы финансовые аппетиты ее руководителей, — и эта задача кажется мне выполненной.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Почему Москва еще не видела такого госсекретаря США, как Майк Помпео
Приведет ли химическая атака в Солсбери к разрыву отношений между Россией и Западом?

Новости партнеров

США поддержали Великобританию, обвинившую Россию в попытке убийства своего бывшего агента Сергея Скрипаля
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться