Колонка

Выбирая веселую смерть

16 Март 2018 16:16

Гонка вооружений — это когда ты сначала гордишься ядерным щитом родины, потом на длинных полках гастрономов остаются только одинаковые банки с морской капустой, а потом все вокруг вдруг узнают, что у власти сплошь преступники. В лучшем случае — бездельники

Забрать себе

Мы с вами в последние месяцы много плохого слышали о выборах, да и сами редко говорили о выборах хорошее, причем ругались не всегда даже без оснований. Но не надо все-таки впадать в окончательный пессимизм. Не надо думать, что конкурентных выборов, что выборов, где от вашего голоса зависит многое (ну, или хоть что-нибудь зависит), в стране нет. Есть такие выборы! Помните, президент в ходе послания лично предложил всем желающим поучаствовать в выборе названия для новых вооружений? Прямо так вот и сказал: «Тем, кто интересуется военной техникой, также хотел бы предложить, попросил бы, чтобы они предложили название и этой новой технике, этому новейшему комплексу». Желающие нашлись, выборы в разгаре, Минобороны публикует самые любопытные из предложенных вариантов.

Вообще это ведь большая тайна — процесс выбора имен для орудий истребления. Есть даже целая легенда (поведал мне ее один знающий и довольно сильно пьющий, что в данном случае важно, человек) о Засекреченном Полковнике. Сидит будто бы в неприметном кабинете где-то в недрах военного министерства этот самый Засекреченный Полковник. Давно сидит, даже имя его коллеги забыли, и никто без дела не рискует его беспокоить. Но когда появляется необходимость придумать название для нового образца вооружений, важные генералы, отбросив важность, на цыпочках идут к неприметному кабинету и робко стучат в дверь. Дверь открывается. Сначала генералов накрывает табачная дымовая завеса, потом — облако боевого отравляющего перегара. А потом и сам Засекреченный Полковник появляется. Глаза Полковника красны, походка нетверда, вид суров.

Интуитивно предполагаешь, что боевой робот «Нахлебник» должен подселяться в квартиры бойцов и командиров вражеских армий и объедать их семьи

— Мы, — начинают мямлить генералы, — тут, вот, новая артиллерийская…

— Жимолость! — прекращает беседу полковник, и захлопывает перед носом у генералов дверь.

Легенда есть легенда, верить в нее или нет — дело добровольное, но все-таки задумаешься, изучая тактико-технические характеристики тяжелой огнеметной системы залпового огня «Буратино», все-таки сам себе шепнешь: на пустом месте легенды не возникают. И ровно те же мысли лезут в голову, когда узнаешь, что концерн «Калашников» провел успешные испытания боевого робота «Нахлебник».

Вообще, конечно, интуитивно предполагаешь, что боевой робот «Нахлебник» должен подселяться в квартиры бойцов и командиров вражеских армий и объедать их семьи, создавая трудности со снабжением. Но нет, это угловатая, по-своему даже симпатичная штуковина на гусеничном ходу, увешанная разнообразным оружием.

Но что-то, видимо, случилось, и пусть историки из будущего разбираются с этой тайной. Может, проиграл Засекреченный Полковник вечную русскую битву с алкоголем наконец, а может, и правда почувствовал президент, что стране не хватает демократии. Достоверно одно: имена для тех самых опасных устройств, которыми президент в Манеже пугал человечество, ненавязчиво объявляя о новой гонке вооружений как главной программе собственного четвертого срока, доверили выбирать россиянам, и россияне не подкачали. Абсурдистской красоты, присущей творчеству Засекреченного Полковника, в народном этом творчестве, может, и нет, но есть зато своеобразная логика и вполне определенный способ смотреть на мир.

Итак, наши кандидаты (программа у всех одинаковая, милая сердцу патриота — «весь мир в труху!», «радиоактивный пепел!», а также «пиу-пиу-пиу!»): крылатая ракета с ядерной энергетической установкой, подводный беспилотник и боевой лазер.

Нет, я-то думаю, что развал Союза — большое для моего народа везение, но развала России почему-то видеть не хотел бы

Среди самых популярных вариантов названия для ракеты — «Нежданчик», «Пальмира» и «Тишина». Для подводного дрона — «Шептун», «Карась» и «Язь». Лазер может получить имя «Зайчик», «Офтальмолог», «Светлячок» или «Циклоп».

Нет, пафосные варианты — «Император», «Посейдон», «Зевс» — конечно, тоже присутствуют, но они нам малоинтересны. Нам интересно, что неравнодушные сограждане (равнодушный ведь не станет тратить время на изобретение каких-то там названий) находят здесь повод для искрометного веселья. Из-за этих — по-своему, конечно, изящных — предметов мир может кончиться. То есть вообще. Но это туманная перспектива. Зато перспектива новой гонки вооружений совершенно ясная, а я ведь видел старую. Гонка вооружений — это когда ты сначала борешься за мир и гордишься ядерным щитом родины, потом на длинных полках гастрономов остаются только одинаковые банки с морской капустой, а потом все вокруг вдруг узнают, что у власти сплошь преступники. В лучшем случае — бездельники. И случается то, что главный любитель боевых лазеров и подводных беспилотников до сих пор называет «величайшей геополитической катастрофой ХХ века».

Нет, я-то думаю, что развал Союза — большое для моего народа везение, но развала России почему-то видеть не хотел бы.

А тут — такой вот зажигательный, в разных смыслах, юмор. Шутки, может, и не первоклассные, даже дурновкусные, зато доходчивые. Пустим им «Шептуна». Ловите, янки, «Нежданчика». Яа-а-а-а-а-а-а-а-а-азь!

А может, так и надо встречать собственный развал. Так и надо здороваться с очередной геополитической катастрофой. Что ж теперь, плакать, что ли?

Новости партнеров

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться