Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка

Зима, которой не видно конца

19 Марта 2018 18:50
Почему все происходящее сейчас в России — всего лишь переосмысление знаменитой пьесы Евгения Шварца «Дракон»

Есть такие художественные сочинения, которые в массовом сознании живут на правах классики и со временем приобретают статус универсальной ценности. Подзабытый неистовый литературный критик Виссарион Белинский «Евгения Онегина» назвал «энциклопедией русской жизни». Таковой можно считать и комедию «Горе от ума», которая, как известно, «вся разошлась на цитаты». А вот «История города Глупова» — это уже энциклопедия самодержавия дореволюционной Руси.

Энциклопедией советского и постсоветского самодержавия по праву можно назвать пьесу Евгения Шварца «Дракон», потому что она тоже разошлась на цитаты, которые то и дело оказываются к месту — то есть в рифму к тому, что происходит в реальности.

Шварц сочинял своего «Дракона» в разгар Отечественной войны, полагая, что пишет нечто исключительно антифашистское. Думал, что это сатира на нацистскую Германию. А внимательные критики разобрались и решили, что это нечто антисоветское и просто клевета на социалистическую родину. «Вредная пьеса» — таков был вердикт ответственных идеологических работников.

Она оставалась «вредной» еще долгие годы. Потом, под занавес советского режима, когда Захаров ее экранизировал, показалось, что она сильно устарела. Что Дра-дра сражен, а мы все — победоносные ланцелоты.

В стране никто и не пожелал дуэли незваного рыцаря с Драконом, кроме кота Машеньки, который хотел бы, развалившись на диване перед очагом (телевизором), помечтать о невозможной победе Ланцелота

Шли годы, и как-то само собой стало понятно, что пьеса «Дракон» опять стала «вредной» — слишком много нежелательных параллелей между тем, что осталось в прошлом, и тем, что происходит сегодня. Опять несменяемость власти. Снова ее вертикаль и три грации в роли институций. На самой вершине пирамиды Дракон (верховный распорядитель), ниже Бургомистр (премьер), рядом первые ученики (телепублицисты), вокруг — лучшие люди (доверенные лица), на дне — подданные (бюджетники).

И свой Ланцелот объявился; его настоящее имя не подлежит оглашению, хотя оно всем известно. У него проблема: Верховный под разными предлогами отказался принять его вызов на поединок. Но это еще куда ни шло. Дело в том, что в стране никто и не пожелал дуэли незваного рыцаря с Драконом, кроме кота Машеньки, который хотел бы, развалившись на диване перед очагом (телевизором), помечтать о невозможной, немыслимой победе Ланцелота.

Остальное население рассуждает примерно так же, как архивариус Шарлемань: драконовские поборы, конечно, обременительны, жалко дочерей и сыновей, гибнущих кто на войне, кто от неизлечимых болезней, но, с другой стороны, пока этот Дракон с нами, никакой заокеанский дракон не посмеет к нам сунуться.

Шарлемань, может быть, и готов усомниться в наличии иностранных агрессоров, но тут первые ученики с федеральных каналов, типа Соловьева, Киселева, Норкина, внушили ему, что «единственный способ избавиться от западноевропейских драконов — это иметь своего собственного».

Сегодня «бюджетники», «первые ученики» и «лучшие люди» окончательно сообразили, что без дракона в этой стране в принципе не обойтись

Собственный и вправду, как рубашка, ближе к телу. Он привычнее, понятнее. Извините, человечнее. Может одним пальцем выстучать на рояле чижика-пыжика. Может анекдот рассказать. Может прикинуться цивильным и почти единственным европейцем среди нас, скифов.

Древний Ланцелот, по собственному признанию, был трижды смертельно ранен — как раз теми, кого он спасал. Его и в четвертый раз едва не погубила девушка Эльза, ради спасения которой, по преимуществу, он и вызвал на смертный бой огнедышащего ящера.

Современному Ланцелоту, имя которого по-прежнему не смею произнести, хотя оно у всех на устах, тяжелый урон нанесла идейно близкая ему девушка Ксения. И такое впечатление, если судить по их словесной перепалке в прямом эфире после победы Дра-дра на необычайно демократичных выборах, не простит никогда.

Но дело уже и не в Ланцелоте, имя которого, сделаем вид, что нам неизвестно, и не в Драконе, фамилию которого небезопасно произносить всуе.

Просто только что состоявшиеся небывало демократичные выборы переозвучили и в какой-то степени переосмыслили великую пьесу Шварца.

Драматург, сочиняя ее в 1944 году, вдохновлялся азиатской легендой о драконе: тот, кто его побеждал, сам становился драконом. Но поскольку была близка победа над фашизмом, мораль сказки автор несколько переформулировал: чтобы окончательно убить дракона, надо бы и в себе убить дракона. На той же позиции настаивала и экранизация Марка Захарова.

Сегодня «бюджетники», «первые ученики» и «лучшие люди» окончательно сообразили, что без дракона в этой стране в принципе не обойтись. Хоть из православных, хоть из иноверцев… Потому что «дракон» — это не человек и не чудище о трех головах. «Дракон» — это Должность. Если угодно, Обязанность… быть драконом.

Нынче мы воспитываем и лелеем драконов в себе

Смотрим результаты небывало демократичных выборов. Весь пьедестал занят драконами. Шарлемани остались в зоне статистической погрешности. Ланцелот оказался вне игры в самых демократичных выборах на планете Земля.  

Для либеральной общественности Шварц оставил возможность иного исхода:

«Музыкальных дел мастер. Я в своей камере вылепил скрипку из черного хлеба и сплел из паутины струны. Невесело играет моя скрипка и тихо, но вы сами в этом виноваты. Идите под нашу музыку туда, откуда нет возврата».

Шварцевский Ланцелот отверг это предложение, оставшись в стране и понимая, что работа предстоит мелкая. Хуже вышивания.

В фильме Ланцелот, победив Дракона и оставшись наедине с народом, впадает в отчаяние: «Вы — не люди! Вы бараны! Стадо скотов!» Архивариус его успокаивает: «Зима будет долгой. Надо приготовиться».

Не приготовились.

Нынче мы воспитываем и лелеем драконов в себе.

Зима оказалась долгой. Более долгой, чем представлялось в конце минувшего века. И, что самое противное, конца ей не видно.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Елизавета Осетинская
Почему ставшие успешными за границей русские могут вызывать не гордость, а чувство враждебности? И зависит ли патриотизм от географии?
Женщины, которых украли мужчины или которые вышли замуж по настоянию родных, рассказали «Снобу» об уговорах и угрозах
Маша Слоним
Маша Слоним размышляет о тонкой грани между патриотами и предателями