Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Два президента

«Сноб» продолжает публиковать отрывки из книги журналиста Андрея Вульфа «Исповедь дивергента. За кулисами большой политики и спорта», которая выходит в конце марта в издательстве АСТ. В новом фрагменте автор сравнивает президентство Медведева и Путина, пытается понять, что их объединяет, и размышляет о том, какой могла бы быть Россия, если бы Медведев остался на второй срок

20 Март 2018 15:39

Фото: Кремль

Первый раз я увидел Медведева на заседании правительства в 2006 году, которое он, как первый вице-премьер, отвечавший за нацпроекты и соперничавший в то время с Сергеем Ивановым за место путинского преемника, вел в очень конкретной, доброжелательной, но при этом жесткой деловой манере. Я же там представлял Министерство культуры и массовых коммуникаций, где тогда работал. Медведев немного отличался от велеречивых чиновников старой формации, составлявших основу как ельцинской, так и путинской команды. Он был более современный, говорил быстрее, на более понятном языке, использовал бизнес-терминологию и был похож на корпоративного топ-менеджера — технократа, коим, собственно, и являлся до прихода на госслужбу.

Отсутствие школы советского партхозактива, школы КГБ и прочих школ выгодно отличало Медведева и делало его немного «чужим среди своих» в этой команде силовиков, комсомольцев и советских директоров, составлявших основной слой чиновных управленцев как на федеральном уровне, так и в регионах.

Можно долго анализировать, почему выбор Путина пал именно на Медведева как на преемника, или, как сейчас говорят злопыхатели, престолодержателя… Но найти более непохожих людей, чем Путин и Медведев, сложно. Путин — до глубины души советский человек, воспитанный на советских традициях в советских учебных заведениях, идеологически правильный и выверенный до скучноты.

В Медведеве сложно с первого взгляда различить родовые черты «совка». Скорее, он дитя перестройки, что логично, ведь он просто намного моложе. Путин до прихода на госслужбу работал в КГБ, и эта служба научила его быть точным, осторожным, недоверчивым, видящим стакан скорее наполовину пустым, а вокруг — врагов и оппонентов. Медведев был преподавателем, затем учился за границей и, вернувшись, занялся юридической работой, сделав карьеру в крупной корпорации «Илим-палп». Путин воспитан на советской эстраде, слушает и любит «Любэ», Медведев — поклонник Deep Purple, Led Zeppelin и старого доброго хард-н-хэви. Путин не любит, не понимает и побаивается прессы. Медведев любит давать интервью, покрасоваться на фото, порассуждать о свободе слова. Путину ближе Киселев с Кондрашовым, а Медведев приглашает на свои встречи в узкий пул журналистов с «Дождя».

По сравнению с Путиным, Медведев — человек абсолютно иного поколения, жизненного опыта, вкуса, склада характера, ценностей, поведенческих привычек и убеждений

Путин — классический руководитель старой формации. Я даже не уверен, что он самостоятельно пользуется интернетом, да и вообще компьютером. Медведев — продвинутый юзер, практически живущий в сети, и об этом всем хорошо известно. Продолжать эти сравнения можно до бесконечности. При всем этом вспоминается слоган из рекламы «Мы такие разные. И все-таки мы вместе».

Для меня совершенно очевидно, что, по сравнению с Путиным, Медведев — человек абсолютно иного поколения, жизненного опыта, вкуса, склада характера, ценностей, поведенческих привычек и убеждений. За Медведева я осознанно голосовал на выборах 2008 года и ни разу не пожалел об этом. Я вспоминаю период медведевского президентства часто и с ностальгией. Для меня это было время вполне комфортного сотрудничества с властью, не вызывавшего когнитивного диссонанса, потому что глобально объявленное направление движения страны в сторону модернизации, технологичности, открытости, либерализации соответствовало моим взглядам, ощущениям и принципам, а также моей индивидуальной карьерной траектории.

Вспомним, что произошло при президенте Медведеве. Либерализация уголовного законодательства, сокращение количества госкорпораций и вообще доли государства в экономике, приватизация многих непрофильных госактивов. При возвращении выборности губернаторов произошла смена губернаторского корпуса, выразившаяся в уходе таких мастодонтов, как Рахимов, Строев, Лужков, Шаймиев. Наступила внутриполитическая оттепель, переориентирование внешней политики с поддержки очагов антизападной политики по всему миру на более рациональное выстраивание отношений и налаживание конструктивного диалога на политическом и экономическом фронтах с ведущими мировыми державами, прежде всего США и странами Евросоюза. Экономика при этом, несмотря на мировой кризис, росла вместе с уровнем благосостояния. Окреп средний класс. Конечно, наши извечные проблемы никуда не делись, и решить их за четыре года, находясь в сложной системе противовесов и ограничивающих обещаний, Медведеву не удалось. Однако ощущения какого-то регресса, застоя и безысходности не было. Страна развивалась и двигалась вперед, и это направление мне, например, было понятно.

В 2011 году все активно обсуждали возможность второго срока для Медведева, я был в первых рядах тех, кто страстно этого хотел. Мне очень многое не нравилось из того, что тогда происходило в стране, но вот чего мне хотелось меньше всего, так это вернуться к тяжелой и затхлой атмосфере середины нулевых. Как показало будущее, опасался я не напрасно.

Многие люди из ближайшего окружения Медведева еще за неделю до объявленной им на съезде «Единой России» рокировки излучали стопроцентную уверенность в том, что их начальник на днях анонсирует свое выдвижение на новый срок

О событиях и перипетиях тех важнейших для новейшей истории дней много чего написано и сказано. Например, в книге Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать» это сделано довольно ярко и точно. От себя же могу добавить, не называя имен, чтобы ненароком кому-то не навредить, что сценарии второго президентства Медведева реально и конкретно обсуждались в самых разных экспертных кругах — журналистском, бизнесовом, политическом и политологическом. Многие люди из ближайшего окружения Медведева еще за неделю до объявленной им на съезде «Единой России» рокировки во всех кулуарных разговорах излучали просто-таки стопроцентную уверенность в том, что их начальник и патрон на днях анонсирует свое выдвижение на новый срок. При этом очевидно, что они были совершенно искренне уверены в таком развитии событий, однако получилось все так, как получилось.

Сложно предполагать, как бы разворачивались события в новейшей российской истории, если бы состоялся второй президентский срок Дмитрия Медведева. Могу лишь предположить, что на втором сроке Медведев, наверняка понимающий всю бесперспективность изоляционизма в глобальном мире, попытался бы окончательно выйти из тени Путина. Как, кстати, сам Путин когда-то вышел из ельцинской тени, без революций, постепенно, с соблюдением всех персональных договоренностей и максимальным публичным пиететом.

Думаю, это отразилось бы на внешнеполитическом пространстве в дальнейшем сближении с Западом, совместных программах по противодействию международному терроризму и санкционной политике по отношению к странам-изгоям.  Во внутреннем поле произошло бы возвращение публичной политики, диверсификация и разгосударствление СМИ, прежде всего телевидения. Началось бы приоритетное развитие института предпринимательства и малого бизнеса, распространение интернета и информационных технологий, постепенное удаление государства из нестратегических секторов экономики, переформатирование экономической модели с ресурсной на производственную, переход на полностью профессиональную армию, постепенное удаление команды силовиков-олигархов от основных рычагов управления и финансовых источников, замена менеджерской команды на всех руководящих постах на молодых технократов, информационная и инвестиционная открытость страны, создание и продвижение «выставочных» пилотных проектов типа Сколково. Было бы все так или это мои иллюзии напополам с «хотелками»? Я не знаю.

Даже самые отъявленные путинские оппоненты отдают должное тому, что Путин всегда очень трепетно относится к своим словам и обещаниям и им, безусловно, можно доверять

Зато с уверенностью можно предполагать, чего бы с нами не произошло, если бы Медведев оставался президентом и дальше. С большой долей вероятности не было бы присоединения Крыма и последующего конфликта на юго-востоке Украины. Не было бы всей цепи международной реакции на эти события — от санкций до обвала рубля и стремительного падения уровня жизни городского среднего класса, практически уничтожившего это зарождавшееся сословие; от исключения России из G8 до участия наших ВКС в Сирии. Не было бы министра спорта Мутко, допингового скандала и отстранения наших олимпийцев и паралимпийцев от Игр в Рио и Пхенчхане. Не было бы многих нелепых, вредных и людоедских законов, напечатанных «бешеным принтером», типа «закона Димы Яковлева», законов об иностранных агентах, о пропаганде гомосексуализма и многих других. В общем, наверное, мы жили бы немного в другой стране, которая, возможно, не пережила бы катарсис единения от того, что «Крым наш!». И не имела бы столько поводов для гордости за боеспособность нашей армии в Сирии. И не было бы возвращения России в геополитику в качестве ведущего игрока, и не было бы «вставания с колен». Но Россия жила бы более спокойно, комфортно, сыто и открыто, реже вспоминала бы Советский Союз и черпала там поводы для гордости и ностальгии. Вообще, мы бы больше  смотрели в будущее, нежели жили прошлым, были бы более практичны и рациональны в выборе партнеров и друзей, возможно, стали бы со временем частью Евросоюза и общеевропейского рынка производства, труда и услуг и передвигались бы по Европе без виз.

Однако Медведев не стал президентом на второй срок, а уступил трон тому, кто и поставил его в свое время царствовать, ну, или регентствовать, в зависимости от того, как вы оцениваете эту непростую ситуацию. С человеческой точки зрения он поступил, конечно, очень достойно и порядочно, если предполагать наличие между ним и Путиным каких-то джентльменских договоренностей. Вообще надо признать, что в плане человеческой порядочности, умения держать слово, не сдавать «своих» и вообще по-пацански отвечать за свои поступки, никаких претензий ни к Медведеву, ни тем более к Путину предъявить невозможно. Даже самые отъявленные путинские оппоненты, ну, кроме «городских сумасшедших», отдают должное тому, что Путин всегда очень трепетно относится к своим словам и обещаниям и им, безусловно, можно доверять.

У нас говорят о том, что на таких людей можно положиться. При этом с точки зрения политической, возможно, Медведев и ошибся, зарубив свою дальнейшую карьерную перспективу решением добровольно сдать пост номер один. Не предполагаю, а точно знаю, что очень многие представители бизнеса и политического истеблишмента были кровно заинтересованы во втором медведевском сроке, более того, всячески продвигали эту идею. Наверное, политик до мозга костей поддался бы, уцепился за эти аргументы и эту возможность. Тем более что российская система власти, в отличие, например, от американской, что нам наглядно сейчас демонстрирует Трамп, устроена так, что первое лицо при желании имеет абсолютно все ресурсы для того, чтобы сохранить власть. Этот тезис я адресую тем, кто полагает, что не Медведев, а Путин принимал решение о том, кто пойдет от власти на выборы 2012 года. Без наличия собственного решения действующего президента не баллотироваться, никакими силовыми, организационными и политическими методами заставить его принять это решение было абсолютно невозможно.

Горбачев, будучи карьерным коммунистом, сумел преодолеть свою корпоративность и подняться над системой, поменяв ее изнутри и создав предпосылки для последующего ее полного демонтажа

Какие претензии предъявляют сейчас к Медведеву его потенциальные идейные соратники из числа системных праволибералов, имея в виду время его президентства? Главная из них — слабость, неготовность или нежелание радикально решать некоторые вопросы без оглядки на старшего патрона. Например, кадровые. И если основательно поменять губернаторский корпус ему удалось, то на федеральном уровне, очевидно, существовала некая договоренность о распределении сфер влияния между президентом и премьером, и медведевская квота явно проигрывала по влиятельности и по численности путинской.

В результате Медведев получал в качестве подчиненных людей, открыто или скрыто ему враждебных, которые вызывали, а некоторые до сих пор вызывают у него плохо скрываемую идиосинкразию. Среди таких в разное время можно назвать Якунина, Лужкова, Патрушева, Иванова, Сечина, Мутко, Кудрина, Кадырова, Рогозина и других влиятельнейших царедворцев, очевидно нелояльных своему формальному начальнику. Мог ли Медведев их уволить, будучи президентом? Мог, ведь они явно ему не нравились и не казались эффективными на своем месте. Мог ли он не согласиться с их назначением, например, в правительство, будучи уже премьером? Опять-таки мог. Однако же не сделал ни первого, ни второго. Из всей этой когорты только Лужков и Кудрин лишились своих должностей, да и то лишь после того, как начали публично костерить своего начальника, прямо-таки уничтожая его репутацию как лидера. В этой ситуации для Медведева просто не оставалось иного политического варианта.

Что это все, как не слабость? Горбачев, будучи карьерным коммунистом, сумел преодолеть свою корпоративность и подняться над системой, поменяв ее изнутри и создав предпосылки для последующего ее полного демонтажа. Медведев тоже, безусловно, будучи плоть от плоти системы, имел уникальный шанс стать тем эволюционным механизмом, благодаря которому будут реализованы исторически необходимые политические и экономические преобразования, призванные преодолеть намечающееся стратегическое отставание России от всех ведущих мировых держав, преодолевать которое с каждым годом будет все сложнее и сложнее.

Увы, этим надеждам не суждено было сбыться, и все охранители, традиционалисты, «имперцы», «совкодрочеры» и сторонники «особого российского пути», уже было сметенные историческими ветрами с авансцены российской политики, радостно воспряли и чувствуют себя в сегодняшней России героями и победителями. Но я не верю в реваншизм и в то, что историю можно обратить вспять. Как историк по образованию, знаю, что можно на время затормозить, откатить, но затем она все равно накроет нас, и мы вернемся не в Советский Союз, а на ту дорогу, по которой движется вперед все прогрессивное человечество. Президентство Дмитрия Медведева было прекрасным шансом реализовать эти планы. Но пока не получилось. «Не шмогла».

Нерешительность Медведева привела к тому, что единственный человек, на которого он может положиться, — это Путин

Признаться, в тот осенний день 2011 года, когда Медведев объявил о том, что уступает Путину право баллотироваться в президенты, а сам получает в качестве отступного пост премьер-министра и, в нагрузку, место председателя «Единой России», у меня был шок. Как показывает эмоциональный твит Аркадия Дворковича, не только у меня, но и у ближайших соратников действующего президента. Мне казалось, меня обманули, предали. Наверное, такие эмоции испытывает ребенок, когда узнает, что Дед Мороз — не настоящий. Хуже новости я не рассчитывал услышать. При этом плохим казалось все: и что уходит Медведев, и что приходит Путин, и что Медведев зачем-то возглавляет партию, которая все время его президентства была к нему как минимум нелояльна, периодически устами своих думских функционеров типа Володина, Исаева и Ко критиковала его идеи, инициативы и предложения. Признаться, вплоть до самого последнего момента мне казалось, что Медведев должен был возглавить «Правое дело», окончательно оформив в России две ноги власти: консервативную,  левоцентристскую «Единую Россию» с Путиным во главе и модернистскую правоцентристскую во главе с ним самим, аналогично демократам и республиканцам в США. Крайне левую, социал-демократическую нишу заняли бы коммунисты и справедливороссы, ну и жириновцы с «Родиной» на правонационалистическом фланге. Как-то так виделся мне расклад политических сил в России в конце медведевского президентства.

Мне и сейчас кажется, что Медведев и «Единая Россия» — как дельфин и русалка, не пара, не пара, не пара. В партии очень много разных людей. Такие видные думские партийцы, как, например, Жуков, Макаров, Крашенинников, конечно, гораздо ближе к либеральному лагерю и, по большому счету, ничем принципиально идеологически не отличаются от политиков из правых партий. Но основной партийный вектор, и Медведеву не удалось его переломить за уже более чем 6 лет руководства партией, по- прежнему лежит в русле консервативного, традиционалистского центризма, всегда присущего партиям власти в России. Совершенно очевидно, и на уровне регионов, и партийной верхушки, и рядовых членов партии, что «Единая Россия» — это партия Путина, а не Медведева. И, в случае необходимости, изменения политической конъюнктуры, увольнения со всех постов Медведев совершенно точно не сможет на нее положиться. Так же, как он не сможет положиться и на тех представителей политического и бизнес-истеблишмента, которые ставили на Медведева и тоже почувствовали себя кинутыми и обманутыми тем осенним днем 2011 года.

Нерешительность Медведева привела к тому, что единственный человек, на которого он может положиться, — это Путин. Конечно, если бы Медведев возглавил в свое время правую партию, то мог бы рассчитывать на этот ресурс, и находясь во власти, и уходя, при необходимости, в оппозицию. Что же теперь ждет Медведева на следующем сроке путинского президентства? Останется ли он премьером? Найдут ли ему какое-то иное применение? Рассчитывают ли на него в качестве преемника через следующие 6 лет? Ответы на все эти вопросы зависят сегодня только от одного человека — Владимира Владимировича Путина.

23 марта в Конгресс-холле РЭУ им. Г. В. Плеханова состоится премьера мотивационного шоу Андрея Вульфа «ПереИзобретение». Как найти компромисс между свободой, счастьем и успехом? Подробности на официальном сайте проекта «ПереИзобретение».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Женщины, которых украли мужчины или которые вышли замуж по настоянию родных, рассказали «Снобу» об уговорах и угрозах
Андрей Макаревич назвал жертв государственной пропаганды «злобными дебилами», и его обвинили в непатриотизме. Зачем публика ищет возможность оскорбиться?

Новости партнеров

Возможно, произойти от обезьяны человеку было не сложнее, чем одомашнить свинью: биологи подозревают, что в основе лежит один и тот же фокус природы