Все новости

Колонка

Пусть в нас живет маленький ребенок до последнего вдоха

12 Апреля 2018 10:10

Татьяна Лазарева отвечает Андрею Макаревичу, который размышляет о том, почему даже взрослым людям требуется одобрение других

Чем мне нравится Макаревич — тем, что он задает вопросы. Он любопытен и жаден до жизни, как юный щен, несмотря на свой зрелый возраст. А благодаря зрелому возрасту он еще и мудр. И вот что удивительно: многие знания, может, и прибавляют ему многие печали, но совершенно не убавляют этого щенячьего любопытства. Хотя, казалось бы, получи по носу, если его везде суешь, и больше не суйся. Но не таков наш герой, как писали в наши времена передовицы газет.

Представляете, парень с гитарой, звезда сцены на протяжении десятков лет, кумир миллионов, признанный поэт, писатель, кулинар, путешественник — задает такие вопросы, что понятно: в 64 года этот заслуженный во многих областях человек все еще сомневается в себе. В том, что он признан и знаменит, в том, что он имеет право на свою точку зрения и может вести себя так, как ему хочется, уже не оглядываясь на других. В том, что он может быть свободным.

Мой давний и любимый друг, как же я скучаю по тебе, по твоим разговорам, застолью, рассказам, вопросам и ответам. И раз уж не суждено пока встретиться — а видит бог, мы оба этого хотим, но пока не накопилось причин, — то я хоть тут с тобой мысленно поговорю. Я ужасно люблю с тобой говорить, потому что ты умеешь слушать.

Андрей, ты же знаешь, что правильно сформулированный вопрос уже несет в себе как минимум два ответа — приятный и неприятный. Приятный ты и сам всегда знаешь, а неприятный тебе подскажут другие, главное не испугаться и услышать его. Ты спрашиваешь про маленького ребенка, который сидит внутри нас и всего боится, сомневаешься и боишься признать, что это так. (Версию про общественных животных я отметаю как несостоятельную: мы все-таки не животные, пельмени-то, слава богу, водочкой запиваем.)

Нас не учат доверять себе, зато нас приучают слушать всех подряд: тех, кто старше, сильнее или выше по карьерной лестнице

Мне тема сложных вопросов в последнее время очень близка и понятна, и вокруг меня очень много людей, у которых одна и та же проблема: мы не знаем, чего мы на самом деле хотим. Да, нам уже под или за пятьдесят, вроде бы взрослые дяденьки и тетеньки, но вдруг нам именно в этом возрасте говорят: теперь, когда тебе можно уже так не пахать и не мчаться без оглядки, а дети выросли и ушли — давай-ка сядем с тобой и подумаем, а чего ты на самом деле хочешь? Ты сам? Все мои знакомые уже устали от этого моего вопроса в разгар совместных пьянок: а ты кем хочешь быть, когда вырастешь? Казалось бы, детский вопрос, но как легко мы отвечали на него в детстве, и насколько трудно заглянуть в себя сейчас, чтобы найти на него ответ. Да что там найти ответ — хотя бы честно себя спросить об этом!

Я вижу причину наших страхов именно в этом малыше, который в детстве у многих из нас был ограничен и подавлен в своем натуральном щенячьем восторге и не получил разрешения от взрослых на свое любопытство, свое мнение, свою свободу.

Фото: Getty Images

Я лично это сейчас так себе объясняю. На всем этом пути мы с самого начала теряем доверие к себе. Нас не учат доверять себе, зато нас приучают слушать всех подряд: тех, кто старше, сильнее или выше по карьерной лестнице. Веди себя хорошо, не крутись, не балуйся, не лезь, тебе это не надо, ты же должен хорошо учиться и поступить в институт, у тебя должна быть хорошая зарплата, статус в виде машины, квартиры, семьи и детей или устойчивого положения в обществе. А потом, когда это все достигнуто, а тебе всего 50, ты вдруг спрашиваешь у себя: а я-то где? Чего я-то хочу? Я вообще кто? Ну или не спрашиваешь, кстати, потому что спрашивать страшно настолько, что даже признаться в этом страхе страшно. А потому что внутри сидит тот безутешный малыш, которому никогда не разрешали думать о том, что он может чего-то хотеть и прислушиваться к себе, к своему сердцу, к своим душевным стремлениям. Никто не сказал ему, что будет поддерживать его в этих экспериментах, окружать во время них заботливыми и уверенными взрослыми руками. А сам он побоялся. И это было нормально для малыша.

Но в 50 и в 64 мы уже не малыши. И мы имеем право на свое мнение, на свою жизнь, свою собственную свободу. Просто нам об этом никто не говорил, от нас скрывали эту правду. И до сих пор от многих скрывают — потому что управлять взрослым человеком, который знает, чего он хочет, гораздо труднее, чем послушным малышом.

Да, Андрюша, пусть в нас живет маленький ребенок до последнего вдоха. Но пусть этот ребенок будет обласкан и любим, всегда в безопасности, окружен нашим же вниманием и уважением. Никогда не поздно с ним поговорить, рассказать, как прекрасен этот мир, как он устроен, вспомнить, как многого вы с этим смелым малышом уже добились, и спросить: а кем он хочет быть, когда вырастет? И дать ему руку.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

О том, как бы изменилась жизнь каждого из нас, если бы родители говорили нам в детстве несколько простых слов
«Сноб» вместе с Андреем Макаревичем, Татьяной Лазаревой и Татьяной Красновой размышляет, почему наша самооценка так сильно зависит от других людей
Маша Слоним анализирует причины интереса МИД РФ к судьбе домашних питомцев Сергея и Юлии Скрипаль