Колонка

«Россия всегда с тобой!». Как Кремль пропустил революцию в Армении

24 Апрель 2018 13:27

Кремль терпит одно поражение за другим в посткоммунистических странах. В Москве никак не могут поверить, что людям действительно может надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков

Забрать себе

Случившееся в Армении — важнейшее событие для так называемого «постсоветского пространства», которое становится все более «пост», чем «советским». Мирная революция в Армении, некогда одной из самых пророссийски настроенных и ностальгирующих по СССР стран этого самого пространства, — важнейший сигнал о приближении неминуемых перемен на территории, которую Дмитрий Медведев лет десять назад назвал «зоной привилегированных интересов России».

Опорой российского руководства в Армении двадцать лет был так называемый «карабахский клан» — группа ветеранов войны с Азербайджаном за Нагорный Карабах, которая в 1994 году закончилась победой Армении. Эти выходцы из Арцаха, как называют Карабах сами армяне, первым делом свергли первого президента страны Левона Тер-Петросяна. Они считали его слишком склонным идти на компромисс с Баку. Затем они подмяли под себя весь бизнес в стране, наладили для себя и своих семей бизнес в России, загнали в гетто оппозицию и решили править вечно. Сначала два срока президентом был карабахский ветеран Роберт Кочарян, затем экс-министр обороны Серж Саргсян. Потом скамейка запасных у «карабахцев», похоже, закончилась, но не беда. В 2015 году они провели референдум, изменивший конституционный строй с президентской республики на парламентскую. Президента превратили в декоративную фигуру, всю власть отдали премьеру. Армяне уже тогда подозревали, что речь идет о продлении политической карьеры Саргсяна. Но он пообещал, что не станет выдвигаться в премьеры. Это помогло «продавить» референдум. Саргсян обещания не сдержал. Люди возмутились. Случилась революция. Саргсян ушел после того, как к демонстрантам стали присоединяться военные. Силовое подавление протестов означало бы гражданскую войну. К ней экс-президент и премьер оказался не готов. И слава богу.

Для нового поколения армян саргсяновская «стабильность» означает то же самое, что путинская — для «поколения Навального»: застой, лицемерие, отсутствие перспектив

Для официальной Москвы события в Армении стали неожиданностью: всего несколько дней назад Владимир Путин поздравил Сержа Саргсяна с «избранием» на пост премьера.

При этом случившееся — именно поражение российской внешней политики. Тем более сокрушительное, что Армения — самый близкий союзник России, член ОДКБ и Евразийского союза, страна, на территории которой находится одна из крупнейших российских военных баз.

Фото: Karen Minasyan/AFP

Армяне искренне любят Россию и так же искренне надеются на ее защиту в «холодной войне» с Азербайджаном и Турцией. Но это не значит, что армянское общество хочет жить как российское. В Армении выросло поколение, не помнящее СССР и карабахской войны. Для него саргсяновская «стабильность» означает то же самое, что путинская — для «поколения Навального»: застой, лицемерие, отсутствие перспектив и социальных лифтов. Кроме того, все больший интерес у армян вызывает пример соседней Грузии, подписавшей полноценное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, получившей безвизовый режим с ЕС, реформировавшей полицию и суды, поборовшей бытовую, мелкую коррупцию — ту самую, которая больше всего действует на нервы обывателям. Армянская оппозиция, символом которой стал политический наследник первого президента Тер-Петросяна Никол Пашинян, постоянно критиковала власти за вступление в Евразийский союз и отказ (под давлением Москвы) пойти на подписание соглашения об ассоциации с ЕС в 2013 году. Это сделало армянских оппозиционеров из партии «Елк» «врагами» в глазах официальной России. Уверен: посольство в Ереване если и поддерживало с ними общение, то очень ограниченное, и смотрело на все глазами своего союзника Саргсяна и его окружения. Уверенность эта небеспочвенна. Ведь в отношении Армении подход Москвы простой: у нас там база — это раз; страна зависит от денежных переводов армян, отправившихся на заработки в Россию, — это два; люди «нашего» Саргсяна контролируют «командные высоты» экономики, парламент и силовиков — это три. Так что волноваться, дескать, нечего. Самоуверенность, имперская спесь советской выделки и деление иностранцев на «своих» и «чужих» вновь сыграли с российской дипломатией злую шутку.

«Нормальные люди не хотят свободы — они хотят стабильности любой ценой» — таков, в сущности, главный девиз российской политики в странах посткоммунистического транзита

Именно вновь, потому что такова матрица поведения Кремля во всех странах посткоммунистического транзита. В Сербии времен Милошевича, в Украине сначала Кучмы, а потом Януковича, в Грузии — Шеварднадзе, в Молдове и Белоруссии все это время стилистика поведения официальной России не меняется. Она предпочитает тех, кто презирает демократию, коррумпирован и готов держать дистанцию с Западом, особенно с НАТО. В Москве страшно боятся появления успешных, процветающих демократий на пространстве бывшего СССР и на Балканах, которые по каким-то, непонятным мне, причинам все еще считаются пророссийским плацдармом в Европе. Российская внешняя политика сконцентрирована именно на этом — сдерживании, а если не получается сдержать — на подрыве демократического развития постсоветского пространства и части Центральной и Восточной Европы. Цель — создание своего рода антизападной буферной зоны нестабильности плюс обеспечение интересов государственных корпораций и близкого Кремлю бизнеса в этих странах. Госкорпорации, в свою очередь, служат инструментом политического влияния Кремля и коррумпирования местных элит. Подобные же действия Москва предпринимает и на Западе — вспомним покупку экс-канцлера Герхарда Шрёдера. Но все же в развитых демократиях невозможно вести ту же политику, что в отношении Армении или Украины.  

Несмотря на немалые ресурсы, Кремль терпит одно поражение за другим. Главная причина этих провалов — полное нежелание признать роль общества в посткоммунистических странах. В Кремле никак не могут поверить, что людям может действительно надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков. Если кто-то выходит на улицы, то только потому, что ему заплатили западные НКО или ЦРУ — так, в целом, мыслит российское руководство. «Нормальные люди не хотят свободы — они хотят стабильности любой ценой» — таков, в сущности, главный девиз российской политики в странах посткоммунистического транзита. Кремль проецирует свои представления о самочувствии российских граждан на соседей и не только.

Именно поэтому никаких выводов из своего поражения в Армении в Москве не сделают. Разве что прикажут 450 сотрудникам администрации президента, простите, депутатам Государственной думы, с удвоенной силой принимать законы по борьбе с разными «масонами» и «агентами влияния».

В день отставки Саргсяна официальный представитель МИД Мария Захарова написала в своем фейсбуке: «Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия, — великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!»

В переводе с языка Смоленской площади: «Неблагодарные! Вы свергли нашего человека. Но так просто мы от вас не отстанем».

Новости партнеров

2 комментария
Сергей Кравчук

Сергей Кравчук

Написано красиво, но анализ бестолковый. Захарова все правильно сказала, потому что уверена, что скоро парламент назначит нового пророссийского премьера из пророссийского "карабахского клана".

Сергей Мурашов

Сергей Мурашов

Кремль терпит одно поражение за другим...

"Поражение" Кремль потерпит тогда, когда в России сменится власть, реально сменится, и место Путина займут политики пролиберального толка, а сам Владимир Владимирович и его окружение потеряют всё своё влияние и все свои деньги. А до этого времени (которое, возможно, никогда не наступит) Кремль - в выигрыше.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться