Колонка

Покаяние с опозданием. Что общего между делом Алексея Малобродского и ливийскими диссидентами

15 Май 2018 10:56

На днях премьер-министр Великобритании Тереза Мэй извинилась перед семьей ливийского диссидента за действия властей почти 15-летней давности. Увидим ли мы когда-нибудь подобное в нашей стране?

Забрать себе

«Совершенно очевидно, что с вами обращались ужасно, что вы серьезно пострадали. Мы должны были сделать больше, чтобы снизить риск жестокого обращения с вами. Мы признаем, что это наша ошибка».

Прочитав эти слова, я вдруг подумала об Алексее Малобродском — как раз в те дни в Москве проходило очередное слушание по ходатайству о переводе Малобродского из СИЗО под домашний арест. Человека, чья вина еще вообще не доказана, чуть не убили на том судебном заседании. А ведь можно было просто произнести вот такие слова и отправить директора «Гоголь-центра» домой.

Домой в конце концов решили отправить, но извиняться никто, конечно же, не собирается.

Это было извинение премьер-министра Великобритании перед ливийским диссидентом Абдулом Хакимом Белхаджем и его женой Фатимой Будчар (Abdul Hakim Belhaj and Fatima Boudchar).

Дела давно минувших дней вдруг снова стали актуальными, а письмо Терезы Мэй, в котором она извинялась перед ливийской парой, прозвучало на прошлой неделе в парламенте. Прочитал его в Палате общин генеральный прокурор, слушали его не только члены парламента, но и Фатима с 14-летним сыном.

Алексей Малобродский в Басманном суде

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Премьер-министр извинялась за действия секретных служб, сдавших одного из самых ярых политических противников Каддафи ливийским властям в 2004 году.

Это было время заигрывания Запада с Каддафи. США и Великобритания после взрывов 9/11 попытались выманить ливийского лидера из изоляции, с тем чтобы он поспособствовал поимке членов «Аль-Каиды». Взамен ЦРУ и МИ-6 были готовы выдать Каддафи ливийских диссидентов, которые скрывались на Западе или пытались найти там убежище. Борьба с терроризмом, лес рубят — щепки летят, в общем, жертвами этой борьбы и стал Абдул Хаким Белхадж и его беременная жена Фатима. По наводке МИ6 американцы перехватили их на Тайване, откуда они собирались лететь в Англию и просить политическое убежище. Абдула Хакима Белхаджа выдали Ливии, отправили его с женой прямиком в лапы Каддафи. Разумеется, в обмен на какую-то информацию, разумеется, под гарантии, что права его самого и беременной жены не будут нарушены. «Ха-ха», — сказал, видимо, Муаммар Каддафи, известный защитник прав человека, и посадил своего политического противника в тюрьму. Фатиму незадолго до родов из тюрьмы выпустили, а Абдула Хакима Белхаджа приговорили к смертной казни. Это не так уж удивительно, учитывая тот факт, что Абдул Хаким Белхадж в свое время возглавил вооруженное сопротивление Каддафи и даже участвовал в попытке его свержения. Впрочем, расстрелять его не успели, но все шесть лет в тюрьме он подвергался пыткам.

МИ-6 все эти годы свою причастность к выдаче Белхаджа и его жены отрицала, но  обнаруженные в канцелярии Каддафи после его убийства в 2011 году бумаги, переписка между сотрудником МИ-6 и главой секретной службы Ливии, подтверждают факт прямого участия британских секретных службы в выдаче ливийского диссидента.

Все эти годы Абдул Хаким Белхадж пытался добиться от Великобритании извинений. Всего лишь признания того, что британские власти поступили с ним некрасиво. Услышав слова премьер-министра, он сказал, что это именно то, чего он добивался все эти годы, и что никакой денежной компенсации ему не нужно. Жена Фатима, впрочем, компенсацию в полмиллиона фунтов стерлингов получила. 

Фатима и ее сын, родившийся вскоре после ее освобождения из ливийской тюрьмы, слушали письмо с извинениями британского премьер-министра в парламенте. Она назвала это событие «историческим». Впрочем, историческим его называют все. Впервые правительство извиняется за поведение своих секретных служб.

Абдул Хаким Белхадж

Фото: Ozan Kose/AFP

А меня больше всего поразило то, что премьер-министр в своем письме-извинении говорит «мы». «Мы, правительство Ее Величества, поступили плохо. Мы признаем свою ошибку». И неважно, что в то время, 14 лет назад, когда МИ-6 выдало личного врага Каддафи Абдула Хакима Белхаджа Ливии, правительство было лейбористским и возглавлял его Тони Блэр. Нет, все равно «мы», все равно «наша вина».  

Ответственность за то, что делало правительство Ее Величества, неважно, когда, неважно, кто его возглавлял. Это наша ответственность. Это наши секретные службы поступили неправильно.

Шесть лет в ливийской тюрьме под пытками и угрозами расстрела, потом еще шесть лет тяжб — это большая цена, которую заплатил Абдул Хаким Белхадж за то, чтобы получить извинения от государства, которое его предало. Но и поступок премьер-министра, признавшей вину спецслужб четырнадцатилетней давности, дорогого стоит.

Нет, конечно, эта история не имеет никакого отношения к Алексею Малобродскому и к тому, что с ним делает государственная машина. Просто совпало по времени. Слов «наше правительство поступило неправильно, с вами обращались ужасно, вы серьезно пострадали, мы должны были сделать больше, чтобы снизить риск жестокого обращения с вами, мы признаем, что это наша ошибка» он не услышит. Боюсь, что даже через шесть лет.

Новости партнеров

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться