Колонка

Сыновья уходят в бой. О чем говорит назначение Дмитрия Патрушева и Евгения Зиничева в правительство?

18 мая 2018 17:53

Дети старых друзей и примелькавшиеся силовики как новый кадровый резерв России

Забрать себе

В назначении новых министров можно долго (и вполне успешно) искать следы усиления или ослабления разных групп вокруг Владимира Путина, их возможные потери и приобретения, но два ярких пятна заметны сразу. Министерство сельского хозяйства возглавил Дмитрий Патрушев, а министерство чрезвычайных ситуаций — Евгений Зиничев. Эти два кадровых решения многое могут сказать о политике назначений Владимира Путина, которая у президента, кажется, почти сформировалась.

Дмитрий Патрушев — сын главы Совбеза Николая Патрушева, который долгое время руководил ФСБ и считается одним из близких к Владимиру Путину людей. Назначение Дмитрия Патрушева на Минсельхоз — явное свидетельство того, что президент уже не стесняется назначать на высшие посты по наследственному признаку. Оговоримся, что о профессионализме мы сейчас речь не ведем. Патрушев несколько лет проработал главой Россельхозбанка. Как раз в Россельхозбанке и принимаются решения о выдаче крупных кредитов ключевым игрокам, по идее, просчитывается рентабельность того или иного проекта. Если убрать за скобки фамилию Патрушев — кадровое решение выглядит более чем логичным и современным. «Минсельхоз возглавил руководитель крупнейшего аграрного банка» — все стройно, ни к чему не придерешься. Такое кадровое решение может случиться в любой стране. Но в европейской стране директором крупнейшего аграрного банка с госучастием вряд ли окажется сын влиятельного силовика, который к тому же дружен с президентом.

Российскому обществу и внешним наблюдателям попробовали предложить безличную формулу: руководить министерством приходит профессионал из профильной коммерческой структуры, — но как только в схеме появляется конкретика, она теряет свою технократичность и стройность.

Дмитрий Патрушев

Фото: Екатерина Штукина/Пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Назначение Дмитрия Патрушева — кульминация и первое публичное проявление долгой подготовки и выдвижения сыновей российских тузов (среди которых, наверняка, есть и молодцы) на высокие и публичные посты. До этого отпрыски членов ближайшего окружения Владимира Путина прозябали на постах не то чтобы не важных, но непубличных и малозаметных. Россельхозбанк — структура крупная и, может быть, его не прочь были бы возглавить многие высокие чиновники, но кто, кроме специалистов, знает фамилию его руководителя? Сын помощника президента Сергея Иванова (тоже один из ближайших соратников Путина) — президент алмазной компании АЛРОСА. Но опять же — кто среди широких народных масс интересуется новостями алмазной отрасли и фамилиями ее топ-менеджеров? Сын Михаила Фрадкова Петр руководит Промсвязьбанком. Детей других влиятельных силовиков на постах в денежных, но не гремящих названиями на всю страну структурах можно перечислять довольно долго.

До сегодняшнего дня было не совсем ясно, что же кроется за назначениями по наследственному признаку. То ли влиятельных сыновей еще более влиятельных отцов предпочитают прятать, не выпячивая их на публичные, открытые всем ветрам критики места, то ли их постепенно тренируют и готовят к плавному выходу на главную сцену. Судя по назначению Дмитрия Патрушева в Минсельхоз, к реальности оказался ближе второй вариант. Сыновья начинают выходить из-за кулис на публику, а в Кремле следят, как та их принимает. Получится с Патрушевым — увидим в правительстве младшего Иванова или Фрадкова.

Есть еще одна важная деталь: отцы могут уходить (формально Сергей Иванов-старший занимает не самый важный пост спецпредставителя президента по экологии, Михаил Фрадков и вовсе глава РИСИ — попробуйте вспомнить без «Википедии», что это Институт стратегических исследований), а дети продолжают движение наверх. Кадровый резерв президента — он в первую очередь вот такой, а не какие-то там финалисты конкурса «Лидеры России».

Евгений Зиничев

Фото: Виталий Невар/ТАСС

У назначений есть и еще один источник — достаточно молодые силовики, которые запомнились Владимиру Путину по работе в ФСО. Это новый министр МЧС Евгений Зиничев, губернаторы Тульской и Ярославской областей Алексей Дюмин и Дмитрий Миронов. Будущее таких силовиков поначалу выглядело не самым определенным. С одной стороны, предполагалось, что охранники президента поуправляют регионами и получат нужный опыт для дальнейшего повышения: например, Дюмина давно прочат в министры обороны, а Миронова — в министры внутренних дел. С другой — фэсэошники получили в управление не самые богатые и прорывные субъекты, поэтому их назначение выглядело как расформирование команды экс-главы ФСО Виктора Золотова.

Евгений Зиничев тоже был врио губернатора в Калининграде, но проработал недолго — чуть больше двух месяцев. Публичная должность силовику не понравилась, он попросил президента об уходе — и Владимир Путин прислушался к просьбе. Как правило, члены вертикали беспрекословно подчиняются воле главы государства, который сам определяет им участок работы. Зиничев показал, что для этой схемы есть исключения: вскоре он стал замглавы ФСБ, а сейчас пошел еще выше. Профессионалом в деле чрезвычайных ситуаций его не назовешь, но, видимо, для особо приближенных к телу это не самый важный фактор (те же молодцы-сыновья хотя бы формально выглядят профессионалами). Назначение с учетом нелюбви Зиничева к публичной активности выглядит довольно спорным: МЧС при Сергее Шойгу развивалась и как пиар-структура, руководитель которой любил и умел общаться и показываться на камерах. Министру чрезвычайных ситуаций нужно общаться с гражданами и прессой и по должности, причем подразумевается, что общение это идет в кризисных условиях. Но раз должность Евгения Зиничева устроила, значит, он представляет, как устранить из этой работы минусы, а Владимир Путин эту позицию поддержит. «Просите, и будет вам». Сегодня мы убедились, что у Владимира Путина есть особое отношение к своим бывшим охранникам, которые многого могут добиться от президента. Это его «сыновья», доказавшие личную преданность.

Разумеется, назначения Патрушева и Зиничева могут быть только дальнейшими кремлевскими кадровыми поисками. Получится — могут взять опыт на вооружение (или, наоборот, оставить эксперимент в единичном статусе), не получится — так не получится. Но при этом очевидно, что в своих поисках Владимир Путин готов заходить дальше, чем прежде, — для президента уже не так важен негатив, который может возникнуть в обществе после назначения сыновей или охранников на публичные посты. Важнее общественного мнения становятся сами эксперименты Кремля.

1 комментарий
Сергей Кравчук

Сергей Кравчук

В 14-18 веках дети боярские выделялись в отдельное сословие. В XVI—XVII веках дети боярские вместе с дворянами входили в число «служилых людей по отечеству» и несли обязательную службу, за которую получали поместья, записывались в десятни по уездам и составляли поместную конницу.

Чем напоминают боярских детей 21 века.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров