Все новости
Колонка

Приключения европейцев в России

28 Мая 2018 09:50
Нынешнее состояние дел в мире представляется политикой тотального взаимного шантажа. Тот, без которого нет России, с большим человеческим удовольствием наблюдая конфликт Трампа с Европой, стремится стать в нем арбитром. Но это не повлияет на его долгосрочную репутацию

Визит Меркель в Россию, букет белых роз, подаренных фрау канцлерин президентом Путиным. Споры насчет букета: это было проявление великодержавного сексизма или красивый жест русского джентльмена? Сдержанные речи Меркель на пресс-конференции в Сочи, из которых вроде бы явствует, что «Северный поток» немцы одобряют. Визит Макрона в Россию, потерянные при переводе имена и названия: Сенцов, Титиев, «Боинг»... Французский президент в Петербурге: комплименты Путину. Голодовка Олега Сенцова. Очередной отчет Международной следственной группы, выясняющей обстоятельства гибели над Донбассом малайзийского пассажирского авиалайнера. Выводы официального следствия совпадают с данными экспертно-журналистского сообщества Bellingcat: к массовому убийству причастны бойцы 53-й зенитно-ракетной бригады Вооруженных сил РФ, дислоцированной под Курском. Ну и, разумеется, начальство, которое над ними, по восходящей: генералы, министр обороны, главнокомандующий.

Все эти события происходят одновременно или довольно быстро следуют одно за другим. Оттого столько вопросов к знатным иностранцам, зачастившим в гости к Владимиру Владимировичу. На фоне голодовки Олега Сенцова. На фоне Солсбери. На фоне свежих новостей из Грозного и от начальника криминальной полиции Нидерландов, подтверждающего давно всем известную информацию.

При этом к российской стороне никаких вопросов нет. То есть на западном фронте без перемен, если брать ситуацию общим планом. Там рухнувший самолет и яд «Новичок»: старые санкции, новые санкции. Здесь голодовка, уже который день, с непредсказуемыми последствиями и для украинского политзэка, и для Кремля.

Трамп внес раскол в дружную семью цивилизованных народов. В итоге европейские лидеры почувствовали себя одинокими и услышали сигналы, давно и бесперебойно поступающие из Москвы

Что делать в ответ? Разумеется, выражать официальное горестное недоумение по поводу того, что Россию не допускают к расследованию авиакатастрофы, и очень волноваться за Скрипалей: а вдруг англичане оказывают на них давление? Что же касается Сенцова, то сидит он не за режиссуру, а за терроризм, как ранее Ходорковский сидел не за политику, а за то, что украл всю нефть. В таком духе Путин, его дипломаты и пропагандисты и комментируют происходящее, но вот что интересно: теперь президента РФ внимательно выслушивают европейские лидеры. Почему?

По-видимому, объяснение сводится к одному короткому имени: Трамп.

Дело в том, что с приходом этого человека в Белый дом скверные новости из России стали перемежаться с плохими для Европы новостями из США. Это еще можно назвать усложнением лексикона. Так, раньше, при Обаме слово «санкции» применительно к политике Запада в отношении стран-изгоев было синонимом слова «солидарность». В совместных действиях против этих стран вырабатывался некий консенсус и достигались определенные успехи. К примеру, когда жестоковыйный аятолла в Тегеране соглашался заключить ядерную сделку, то санкции с него снимались. А если великий вождь в Пхеньяне переговариваться ни о чем не желал, то он подвергался еще более жестким наказаниям, вплоть до полной изоляции. В дискуссиях с Путиным использовался тот же метод, что и в диалогах российского гаранта со своими оппозиционерами: медленное закручивание гаек. Оглядываясь назад, политику Запада при Обаме нельзя не признать разумной и понятной.

Трамп смешал все карты. Он полюбил Владимира Владимировича — сильной, недоверчивой, требовательной любовью. Он усомнился в необходимости существования НАТО, хотя потом как бы сомневаться перестал. Затеял было подготовку к ядерной войне с КНДР, после склонился к миру и жвачке в обмен на разоружение врага, затем опять к войне, нынче снова к миру. Он разорвал сделку с Ираном и резко выступил против «Северного потока», грозя суровыми карами европейским союзникам. Короче, внес раскол в дружную семью цивилизованных народов, и никому сегодня, начиная с порывистого Трампа, который сам не ведает, что скажет через два часа, неведомо, куда его еще занесет. В итоге европейские лидеры, Меркель и Макрон, у которых, помимо прочего, хватает и внутренних проблем, почувствовали себя одинокими и услышали сигналы, давно и бесперебойно поступающие из Москвы.

Должно быть, потому руководители Германии и Франции решили встретиться с Путиным и рассказать журналистам о своих впечатлениях. Фрау канцлерин — с присущей ей сдержанностью. Месье президент — с характерным для него темпераментным многословием и пышными похвалами.

Владимир Путин, Ангела Меркель во время встречи в резиденции «Бочаров ручей» Фото: Mikhail Klimentyev/Pool/TASS

Нынешнее состояние дел в мире представляется политикой тотального взаимного шантажа. Тот, без которого нет России, с большим человеческим удовольствием наблюдая санкционную войну Трампа с Европой, стремится стать арбитром в этом конфликте. Напоминая время от времени о том, что способен стереть с лица земли всю планету. Доходит и до прямого глумления, когда Владимир Владимирович, срывая аплодисменты участников Петербургского форума, сулит Европе свое покровительство и обещает другу Эммануэлю «обеспечить безопасность» старого континента.

Друг Эммануэль и одаренная букетом подруга Ангела помощь от него не примут, но и вряд ли обидятся. Поскольку знают, что эту фразу непременно услышит друг Дональд — и призадумается, если данный глагол точно отображает те процессы, которые происходят в его голове. Ну, или советники его погрузятся в раздумья, а также весь американский истеблишмент. Сама мысль о том, что Париж и Берлин ищут в Москве управу на Трампа, может настолько поразить их воображение, что в политику антиевропейских санкций за Иран и «Северный поток» будут внесены серьезные коррективы.

Но это вещи все же гадательные — кто и как откликнется на соблазнительные речи и куда в конце концов потекут газовые потоки. Непонятно также, что имела в виду Меркель, требуя от Путина гарантий сохранения украинского транзита, и что случится, если таких гарантий она не получит. Неизменны иные процессы — уголовные, в рамках которых люди, причастные к убийству пассажиров «Боинга» и к покушениям на убийство в Солсбери, будут нести ответственность за совершенные преступления.

Эти процессы идут своим чередом, медленно и неуклонно, вне зависимости от того, кто с кем встретился, кого шантажировал или хвалил. Правда, «ответственность» здесь не означает, что бойцов поименованной выше зенитно-ракетной бригады обязательно удастся усадить на скамью подсудимых Международного трибунала. Или тех, кто вот прямо сейчас хладнокровно мучает Олега Сенцова. Или того, кто отдал приказ расправиться со Скрипалем, и кто приказ как умел выполнил. Но это ничего ничего не меняет в отношении к убийцам и заказчикам убийств, оказывая огромное долговременное воздействие на мировую политику и репутацию осужденных преступников и преступных режимов. Вопреки любым шантажным технологиям, сиюминутным удачам и неустойчивым правилам Realpolitik.

Читайте также
«От сумы да от тюрьмы не зарекайся», — гласит русская народная поговорка. Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, предлагает пройти тест и узнать, выживете ли вы в местах лишения свободы
Аркадий Бабченко
С любезного разрешения «Нового мира» «Сноб» публикует рассказ «Розовые пряники», напечатанный в первом номере журнала за 2009 год
В Киеве убит российский журналист Аркадий Бабченко. Главное