Все новости
Колонка

Ненаучный отбор. Чем современное образование не нравится государству

22 Июня 2018 10:34
Пора честно сказать, что разгромом российской высшей школы занимаются спецслужбы — по заветам отцов, мечтая о полномочиях, которые были у чекистов

В России есть тысячи вузов, дающие своим студентам не знания и не страсть к науке, а лишь корочки дипломов государственного образца. Особенно в социальных и гуманитарных науках: тут сымитировать ученость проще, чем в естественных и точных дисциплинах. Казалось бы, из этого следует, что нам нужна сильная служба надзора в сфере образования, которая постепенно остановит «фабрики дипломов», только прикидывающиеся университетами. Госсредства, выделяемые на высшее образование, не будут тогда распыляться между массой ВУЗов, являющихся университетами лишь по названию, и высшая школа, наконец, расцветет.

В конце 2000-х — начале 2010-х годов такой «сильной руки» в образовании не было, и мечтали о ней даже весьма прогрессивные ученые, имевшие влияние на тогдашнее Минобразования и надеявшиеся с ее помощью сделать «прополку» высшей школы. Выстраивать мощные контрольно-надзорные органы мы можем и любим. За последнее десятилетие инструмент, который мог бы просеять высшее образование, появился. Называется только неблагозвучно — Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки. В 1990-х многие привыкли, что образование и наука — территория свободы, а надзор — это, скорее, в местах лишения свободы. Но надзор так надзор — может, в бюрократическом русском других слов не нашлось.

Результаты печальны. Главный позитив — уменьшение потока «липовых» диссертаций, закрытие некоторых из диссоветов, где их изготавливали, и лишение степеней авторов-двоечников, свои диссертации списавших, достигнут в основном благодаря активности энтузиастов из «Диссернета». Чиновники тут больше мешали, чем помогали. Число «липовых» ВУЗов ощутимо не сократилось.

Остальные результаты: завершен многолетний разгром РГГУ; прекращена образовательная деятельность Европейского университета в Санкт-Петербурге; отозвана аккредитация у «Шанинки» — Московской высшей школы социальных и экономических наук.

И главное, создана бюрократическая система надзора за высшим образованием, позволяющая закрыть любой ВУЗ, включая НИУ ВШЭ и МГУ, за несоответствие тысячам мелких формальных требований, которым теперь должно удовлетворять высшее образование. А вся деятельность высшей школы теперь подчинена бюрократии: пакет документов, за которым надзирает Рособрнадзор, превышает все мыслимые пределы. Вузовские преподаватели, кафедры, факультеты, бакалаврские и магистерские программы тоннами заготавливают абсолютно бессмысленную документацию.

Фото: Frédéric Soltan/Corbis via Getty Images

О качестве образования она судить не позволяет совсем. Функция контроля другая. Если у вас выпечкой хлеба занимается сто пекарен, и каждая булочка (вместе с процессом их выпекания) должна соответствовать тысяче критериев, то в любой момент можно закрыть любую пекарню. Производить документацию становится сложнее, чем печь хлеб. А закрытие пекарен в итоге мотивируется не качеством выпекаемых ими булочек, а совсем другими вещами. Например, тем, что кому-то нужно занятое пекарней помещение, недобросовестной конкуренцией других пекарен или тем, что владелец пекарни отказался давать взятку соответствующему чиновнику. И еще обязательно тем, что владелец другой пекарни — иностранный шпион, и булочки печет по французскому рецепту.

Рособрнадзор, создавший систему надзора, делающую невыносимой жизнь университетских преподавателей, исследователей и менеджеров, и планомерно изничтожающий лучшие вузы страны, должен быть ликвидирован вместе со всей созданной им системой контроля. Об этом я уже писал, когда закрывали ЕУСПб. Почему работа Рособрнадзора не имеет ни малейшего отношения к реальному качеству образования, подробно проанализировано здесь. В менее научной форме примерно те же выводы можно прочитать в интервью Кирилла Титаева из Института проблем правоприменения ЕУСПб, одного из лучших исследователей работы надзорных органов.

Но у правительства совершенно другие планы. Оно собирается не отменить надзор в образовании, а дать Рособрнадзору еще и право проверять научные организации.

Университетская и, шире, научная автономия — одно из важнейших достижений в развитии человеческого мышления. В России с нею покончено. Это стало понятно, еще когда один из лучших российских экономистов Сергей Гуриев был вынужден оставить РЭШ и страну. Образовательный надзор — только малая пешка в движении России от мягкой к более жесткой форме авторитаризма. Спецслужбам совершенно не нужны университеты и экспертные организации — рассадник вольнодумства. Не нужна наука как творчество и увлечение.

История с ЕУ СПб и начало атаки на Шанинку спустя четверть века будет вспоминаться примерно как «философский пароход», отчаливший из России в 1922 году

Какая там социально-гуманитарная экспертиза в «Шанинке»? У нас другая экспертиза — это когда нанятый следственными органами эксперт пишет, что историк Юрий Дмитриев занимался детской порнографией. Пора честно сказать, что разгромом российской высшей школы занимаются спецслужбы. По заветам отцов, мечтая о полномочиях, которые были у чекистов, закрывавших в СССР генетику и молекулярную биологию. С одной только оговоркой: с тех пор спецслужбы хорошо запомнили, что, наводя в науке идеологический порядок, нужно не слишком увлекаться. Иначе танки не будут стрелять, а ракеты — взлетать. Эту часть науки можно оставить. А вот от социальных и гуманитарных — один вред. Особенно когда университеты кооперируются с западными и делают науку, а не занимаются имитацией.

История ЕУСПб и начало атаки на «Шанинку», ведущий университет в области социологии, политической науки и философии, исследований памяти, истории советской цивилизации, в анализе культурных и средовых практик (включая урбанистику и жизнь на селе) и многих других областях, спустя четверть века будут вспоминаться примерно как «философский пароход», отчаливший из России в 1922 году, как разгром генетики или закрытие театра Мейерхольда.
Пока «Шанинка» может продолжать работать — она «всего лишь» лишена права выдавать дипломы гособразца (по факту — на 2 учебных года). Но, учитывая гигантский список мелких нарушений, найденных инспекторами в «Шанинке», опасаюсь, что отзыв у нее лицензии — это вопрос времени. Или вопрос «сговорчивости» руководства образовательной организации и ее покровителей в РАНХиГС (само содружество госакадемии и негосударственной «Шанинки» должно вызывать у спецслужбистов, приставленных к образованию, зубовный скрежет).

Хорошего прогноза тут, увы, нет. Свободу научного исследования и преподавания будут и дальше изгонять из университетов. В одних случаях — за счет отзыва лицензии. В других — за счет замены неугодных исследователей и преподавателей. Рособр, например, указывает «Шанинке», что завкафедрой теоретической социологии и эпистемологии Виктор Вахштайн не удовлетворяет формальным квалификационным требованиям к этой должности. Но кто такой Рособр, чтобы говорить, что Вахштайн, один из ведущих российских социологов, не удовлетворяет каким-то формальным требованиям? Вопрос риторический.

2010-е годы оказались крайне тяжелым временем для российской науки и образования. И ситуация только ухудшается. Пожелаем «Шанинке» и ее друзьям мужества — пережить это время, не останавливая ни научную, ни образовательную деятельность. Не уверен, что это возможно в нынешней регулятивной среде, но ведь пожелания — на то и пожелания, чтобы желать несбыточного. Нынешняя «Шанинка» в нынешней России, как и ЕУСПб, — это маленькое чудо. Чтобы чудеса в стране продолжались, нужно много мужества.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Андрей Перцев
Образование может соответствовать современным российским стандартам, но быть слишком несовременным для России
Рособрнадзор 20 июня лишил госаккредитации Московскую высшую школу социальных и экономических наук (Шанинку)
Катерина Мурашова
С развитием технологий учитель перестал быть основным источником знаний для детей, а привычная нам система образования стремительно теряет актуальность