Колонка

Без памяти, без скорби. Как может выглядеть единый учебник российской истории

22 Июнь 2018 16:16

Едва ли не главным приобретением свободной России была возможность искать правду, говорить правду и спорить о правде собственной истории. Как минимум для того, чтобы не повторять ошибок, однажды уже сделанных, и преступлений, однажды уже совершенных. Казалось: уж это-то приобретение — навсегда. Ах, если бы

Забрать себе

Россияне вообще рано умирали. Особенно рано почему-то россияне умирали в тридцатые годы двадцатого века. И рано, и массово. Но не гасла зеленая лампа в кремлевском кабинете Владимира Владимировича Путина. Долго думал Владимир Владимирович, как бы спасти россиян, очень долго, почти век. Потом додумался, и вернул россиянам Крым.

Крым — всесоюзная здравница, там растут пальмы и цветут разнообразные, ну, допустим, рододендроны. Климат в Крыму настолько мягок, что в нем утопаешь, как в пуховой перине. А море настолько нежное, что, раз искупавшись в таком море, других ласк алкать перестаешь. Глупо и нелепо умирать рано, когда у тебя есть Крым.

Россияне возликовали и долго благодарили Владимира Владимировича Путина. Но рано умирать почему-то не перестали. Хотя умирали уже и не так рано, как в тридцатые годы двадцатого века. И снова стал думать Владимир Владимирович свою тяжелую думу.

Может быть, — подумал он, — дело в политических репрессиях, которые развязали против россиян местные либералы вместе с их заокеанскими хозяевами? То ли в тридцатых годах двадцатого века, а то ли прямо вот сейчас — не разберешься сразу, если жить, как это у нас принято, во всех эпохах одновременно. Их еще санкциями называют, эти репрессии, чтобы совсем бедных россиян запутать. На санкции Россия ответила антисанкциями, либералов поприжали, а одного без всякой жалости даже сослали в Счетную палату. Жертвам политических репрессий (они же санкции Запада) в центре Москвы поставили памятник. А с прогнившим Евросоюзом даже воевали раз или два, победили, можем повторить.

И снова ликовали россияне, благодарили, конечно, но умирать все равно продолжали, что не могло не печалить любимого вождя. Вождь подарил россиянам лучшую в мире Олимпиаду по футболу и самый замечательный Чемпионат мира по всему остальному. Россияне, разумеется, ликовали, не забывая благодарить, а также пели на улицах «Катюшу» вместе с аргентинцами и перуанцами, которые, россиянам позавидовав, приехали в Россию, чтобы урвать хоть кусочек российского ликования.

Пели, плясали, но мерли. И тогда решился Владимир Владимирович на крайнюю меру, и повысили россиянам пенсионный возраст. И поняли россияне — они ведь раньше почему умирали? Потому что их до времени стариками обзывали, отправляли в возраст дожития, а они — люди законопослушные: раз сказало государство, что это дожитие, значит, надо доживать, и на кладбище. Теперь не то, теперь умирать незачем, теперь заживем!

А чтобы окончательно сомневающихся вразумить, намекнули, что не доживших до пенсии государство может начать хоронить за собственный счет. Но россияне слишком любили свое государство, чтобы позволить ему так бесцельно тратиться. И рано умирать перестали.

И жили россияне долго и счастливо, и не умерли ни в один день, и всей страной ходили петь «Калинку» к памятнику жертвам западных санкций, потому что подлинная память о великом прошлом — главная наша национальная ценность.

День памяти и скорби, который сегодня в России — плохое, наверное, время для таких шуток. Но это только если видеть в сказанном выше шутку, а не картину новой реальности, складывающуюся потихоньку из потока новостей и прозрений государственных людей.

Фото: Pavel Rebrov/Reuters

О невероятном везении несостоявшихся пенсионеров, которым как раз перспектива выхода на пенсию мешала жить долго и счастливо, кажется, отписались уже все штатные пропагандисты. Некоторые даже на семейный подряд перешли: муж из телевизора завидует помолодевшим и осчастливленным, жена в сети, в подведомственном мужу информационном агентстве, в обширной статье клеймит тех, кто не способен понять собственного счастья. А тем, кто способен, тоже, разумеется, по-доброму завидует.

Даже про похороны тех, кто не дожил, за счет государства — не шутка вовсе, а идея одного петербургского парламентария.

В лоялистских «Известиях» — раз уж мы тут о скорби и памяти — специалисты, допущенные до изготовления единого учебника истории, обсуждают его достоинства. Подробно — про современность: «Важно не появление в учебниках Крыма и интерпретация событий 2014 года, а то, что крымские события поменяют интерпретацию всей современной политической истории. Санкционный режим, действия Запада после 2014 года изменят восприятие 1990-х и нулевых. Это будут другие оценки. Мы выбираем то главное, что считается актуальным в современности. Концепция — это живая материя, и она будет обновляться». В проброс — про скучные прошлые времена: «В школе мы “пролистываем” 1930-е годы?» — спрашивает журналист. «Это общая практика для всего мира», — лаконично врет эксперт.

И то, зачем учить детишек плохому, зачем рассказывать, что государство без всякого повода, из чистого садизма может сделать с гражданином? Сами поймут, когда подрастут, на себе почувствуют.

Параллельно продолжается атака на уцелевшие островки гуманитарного знания. Прихлопнули Европейский университет. Пытаются лишить государственной аккредитации «Шанинку», грозят «Вышке». Места, где учат не выпадать из современности, оказываются для новой, государственно одобряемой картины мира опасными. Это так естественно.

Ну, а во что превращают последовательно и системно память о самой страшной войне, через которую прошла страна в ХХ веке, лишний раз и рассказывать не хочется. Это просто еще одна дубинка, чтобы внутри бить по головам несогласных, а вовне — грозить, не думая о том, насколько смешно, глупо и постыдно одновременно подобное махание выглядит. Все на штурм деревянного Рейхстага! Можем повторить!

Едва ли не главное приобретение свободной России (а она все-таки была свободной, хоть и недолго), приобретение важное, несмотря на все объективные трудности, беды и даже катастрофы, в которые свободная Россия свалилась, — это возможность искать правду, говорить правду, спорить о правде собственной истории. Как минимум для того, чтобы не повторять как раз ошибок, однажды уже сделанных, и преступлений, однажды уже совершенных.

И казалось: уж это-то приобретение — навсегда. Книги не отнимут, и в головы не залезут. Ах, если бы. Отнимают, лезут, идут к своему успеху.

К тому, чтобы переселить россиян в мир, где ни памяти, ни тем более скорби. Где один сплошной восторг. Где первые абзацы этого затянутого и совсем несмешного текста — синопсис единого учебника истории.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Чем может обернуться для страны новая идея главы РОСНАНО инвестировать пенсионные деньги в новые технологии
Официальная Россия, толпа обеспеченных людей, однообразно рассказывающих нам о нашем же величии, похоже, стремительно стареет

Новости партнеров

0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться