Колонка

Колебания по линии партии. Как повышение пенсионного возраста вызвало разброд в «Единой России»

29 июня 2018 12:32

Почему региональные единороссы идут против решения правительства, возглавляемого лидером партии?

Забрать себе

Фото: Ura.ru/TASS

«Единая Россия» оказалась совсем не единой. Критики повышения пенсионного возраста обнаружились в цитадели российской властной вертикали — в партии, членов которой еще недавно называли послушными андроидами. Послушание сменилось протестом — поддерживать действия своих лидеров партийцы не хотят.

«Заранее раскрою секрет о том, как я буду голосовать в части повышения пенсионного возраста до 63/65 лет. Буду голосовать “против”», — написала в своем Facebook Наталья Поклонская, депутат Госдумы от «Единой России». После этого партийное руководство в лице Андрея Турчака пригрозило карами отклоняющимся от партийной линии, которая предписывает повышение пенсионного возраста поддерживать — но пост со страницы Поклонской не пропал. Наоборот, все больше единороссов на местах и в центре стали критически высказываться о планах Кремля и правительства.

«Готов рискнуть своей политической карьерой, но буду голосовать против законопроекта о повышении пенсионного возраста, учитывая то, что в десятках российских регионов, согласно средней продолжительности жизни, наши граждане могут элементарно не дожить до этой прекрасной пенсии. В конце концов, я не считаю себя умнее президента РФ (который последовательно выступает против такой пенсионной реформы), чтобы голосовать за нее», — высказался депутат Госдумы, коллега Поклонской по фракции Вячеслав Лысаков. Парламентария пожурило теперь уже фракционное начальство в лице Сергея Неверова, но пост в Facebook Лысакова как висел, так и висит.

Раньше известные региональные политики получали дополнительную подпитку своего рейтинга от вертикали, но сейчас им предлагается стать донорами

Ярославское заксобрание отказалось официально высказаться в поддержку пенсионной реформы, архангельские депутаты попросту не стали обсуждать этот вопрос. В других заксобраниях шли споры и трения, но там, хоть и со скрипом, повышение одобрили. Партийная вертикаль дала трещину — оказалось, что в рядах единороссов есть люди, которые будут порадикальнее даже официально одобренных общественников — типа Федерации независимых профсоюзов России, которая уже вроде бы и не прочь сесть за стол переговоров. В приватных беседах недовольство повышением пенсионного возраста высказывают многие представители партии власти — как правило, это сильные региональные политики, которые общаются с избирателями и избраны по одномандатным округам. «Как мы все это будем объяснять?!» — возмущаются они.

Официальная методичка требует рассказывать недовольным, что на самом деле они довольны. Ведь россияне, а особенно женщины, только и мечтают, чтобы подольше трудиться и не получать в это время дополнительно еще и пенсию. Но тот, кто это придумал, с мгновенной реакцией людей напрямую не сталкивается. Региональный депутат, который начнет говорить: «Как же это прекрасно — работать в 60 лет», — сразу услышит в ответ: «Ты что вообще несешь?». Речь здесь идет даже не о самой идее повышения пенсионного возраста, а о том, как она подается, и единоросс, которому так или иначе приходится общаться с людьми, к реальности намного ближе, чем кремлевские мечтатели об энергичных стариках.

Если посмотреть на фотографии в фейсбуке Поклонской, то можно увидеть, что на многих из них как раз запечатлены встречи с избирателями. Уже не раз указывалось, что Наталья Поклонская хоть и символ «русской весны» и «Крымнаша» (вернее, «няша»), но еще не забыла школу публичной украинской политики. Она упрямо высказывает свое мнение, даже если ее одергивает руководство (как, например, в случае с «Матильдой»), и выдерживает, в первую очередь, свою, а не партийную линию. Вячеслав Лысаков тоже имеет опыт публичной политики — в 2005 году он был одним из организаторов протестов владельцев праворульных машин, потом выступал против хамства на дороге чиновничьих машин с мигалками. В 2011 году его заметил Общероссийский народный фронт именно как общественника-бунтаря. Поклонская и Лысаков чувствуют, где тонко и где может порваться. Чувствуют это и архангельские, и ярославские депутаты.

Повышение пенсионного возраста обострило ситуацию в российской политике. Раньше целостность вертикали и партии власти держалась на том, что центр предлагал региональному политику (или лидеру общественного мнения) больше, чем брал у него. Да, относительно известный и популярный человек вступал в ряды единороссов, он агитировал за свою партию и Владимира Путина, голосовал за инициативы власти в Госдуме и заксобраниях — в какой-то мере делился с ЕР своим рейтингом, вливал его в вертикаль. Однако и вертикаль отвечала — с начала «нулевых» до начала «десятых» большая часть россиян чувствовала социальный оптимизм: зарплаты и пенсии потихоньку повышаются, дороги ремонтируются, появляются новые больницы и школы. Популярность Путина росла, и он делился ей. Многим публичным политикам шагать в ногу с такой властью было приятно.

Постепенно ситуация стала меняться — новые школы и больницы открывались, но старых заведений закрылось больше; после санкций реальные зарплаты и пенсии резко упали, а цены выросли. А тут еще и повышение пенсионного возраста — мера, которой в Кремле долго сторонились и прямо называли непопулярной. Если раньше известные региональные политики получали дополнительную подпитку своего рейтинга от вертикали, то сейчас им предлагается стать донорами — разделять ответственность с правительством и Кремлем, объяснять их решения. Члены партии власти на такое не подписывались.

В момент ослабления центра его региональные солдаты разбредаются по полю и наблюдают за битвой со стороны

И они начинают тихо или громко бунтовать. Особенно ярко это проявилось в уже помянутых Ярославской и Архангельской областях, где предстоят выборы в заксобрания. «Нам избираться, а тут нам свинью подложили! Как работать, когда большинство не поддерживает повышение пенсионного возраста, а мы должны за него еще и агитировать», — говорил мне один единоросс. Реальные интересы местных влиятельных групп и политиков расходятся с интересами центра и в предвыборных регионах, это ярко видно. В том же Архангельске от участия в кампании отказались несколько видных единороссов, которые даже успели выиграть праймериз — но праймериз проходили 3 июня, когда о повышении пенсионного возраста еще никто не говорил. Эти планы воспринимались как достаточно отдаленная перспектива, которая неожиданно оказалась перед носом. По сути, перед членами партии власти — особенно перед реально известными и популярными у себя в регионах единороссами (а таких немало, на самом деле) — стоит выбор между личным и общевертикальным. Политическое чутье подсказывает им, что сейчас нужно выбирать личную популярность — они ее и выбирают.

Вертикаль, конечно, борется с противодействием на местах. Лидера ярославских единороссов Михаила Боровицкого сместили с поста, чтобы в другом регионе хорошенько подумали, прежде чем отходить от общей линии в сторону личной популярности. Мера не самая эффективная, в конце концов, популярный одномандатник может обойтись и без помощи партии власти, договорившись с губернатором о своем выдвижении: ты мне не мешаешь, а я проголосую за твой бюджет и кандидатуры региональных чиновников. Кто-то просто отстранится от партии и политики во время острого момента, как это произошло в Архангельске.

В момент ослабления центра его региональные солдаты вместо того, чтобы сплотиться вокруг Кремля и оборонять его, разбредаются по полю и наблюдают за битвой и ее участниками. Если вертикаль начнет проигрывать, то вполне вероятно, что ее былые защитники окажутся на другой стороне, и поведут за собой тысячи и тьмы недовольных.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров