Top.Mail.Ru

Колонка

Цирк уехал, мы остались. Какие выводы нужно сделать из прошедшего в России чемпионата мира

16 Июль 2018 10:38

Почему футбол не приблизил нас к Европе, чем русские хуже гостей турнира и почему Станислав Черчесов похож на Барака Обаму

Финальный матч ЧМ-2018 я описывать, разумеется, не буду. О нем уже все сказано, почти всеми. Отмечу лишь, что принцип воздаяния за внешне несправедливые неудачи в мировом футболе опять сработал. Франция теперь отыгралась за глупое поражение в финале ЧЕ-2016 от португальцев. По-другому было, фактически, нельзя.

Так что попробуем подвести общефилософские итоги чемпионата.

Как уже было сказано, мы, русские, не можем жить постоянно и последовательно изо дня в день. Только время от времени, по большим праздникам. Которые устраиваются, как правило, ради иностранцев. Праздник аннексии Крыма в 2014 — ради принуждения североамериканских и европейских иностранцев к любви. По крайне мере, для привлечения их внимания к нашим нерастраченным силовым возможностям. Футбольный фестиваль — 2018, чтобы показать, что Россия — цивилизованная страна. А не как многие из них о нас раньше думали.

Вот, заграничным обладателям паспортов болельщика (Fan ID) президент Владимир Путин пообещал продлить безвизовый въезд в Россию до конца 2018 года. Русским обладателям тех же пластиковых инструментов не обещано ничего. «У вас все уже было». Карета превращается в тыкву. Пока что, для бодрого старта, стадион в Волгограде, успевший принять ЧМ, начал физически разваливаться после первого же сильного ливня. В день закрытия супертурнира. Природа хочет первородства, и это, верно, добрый знак.

Фото: Gleb Garanich/Reuters

Мы стремимся быть настоящей Европой, но большой футбол не приблизил нас к этому состоянию. Второе доказательcтво — во всем известной уже истории с огромным зонтом, распростертым во время вручения наград-2018 над Путиным. Когда президенты Эммануэль Макрон и Колинда Грабар-Китарович мокли под проливным дождем (тем самым, что уже смыл «Волгоград-арену»).

И дело не в бестактности российского лидера / неэффективности ФСО. А в совершенно разном отношении к власти у нас и классических европейцев. Для нас верховный правитель — трансцендентное существо, на которое не может капать ничто несанкционированное. Для них — возможно, будущих нас, если русским как-нибудь повезет, — власть обыденна, как само бытие. И любой президент Франции/Хорватии не видит ничего зазорного в том, чтобы промокнуть насквозь. В конце концов выиграть свободные выборы с непредсказуемым результатом куда сложнее, чем высушить одежду. У Владимира Путина такого опыта нет, вот он и страшится растворения в обстоятельствах места и времени. Бессознательно страшится, сознательно-то он бесстрашен. Именно потому у него столько полчищ охраны. «Меня не будет, так что же будет?» — как говорил в мгновения особой твердости толстовский Иван Ильич.

Вполне сообразно базовым канонам Эры Водолея (началась в 2003 году), агрессивный индивидуализм уступает место пошловатому коллективизму. Акторы, способные сделать игру в одиночку, — слаженным командам и механизмам. Потому Месси и Криштиану Роналду навсегда расстались с мечтой выиграть ЧМ. По той же причине шанс получила сборная России, на которую до чемпионата могли ставить разве что законченные эксцентрики и неисправимые пофигисты. Ну, еще официальные патриоты, но они — неискренне, так что не считается.

Наша сборная может показать нечто достойное на ЧЕ-2020. Но не обязательно и не автоматом. А при двух условиях: завершении смены поколений и сохранении в нынешнем агрегатном состоянии Станислава Черчесова. Главный РФ-тренер продемонстрировал не только умение выжать из посредственного состава 120% мощности, но и фаталистическую силу воли. Которая, если задуматься, проявилась еще на стадии принятия им решения возглавить национальную команду. Ведь такой выбор был совершенно неочевиден? На фига подставляться, если можно было спокойно отсидеться в спокойном европейском клубе. Не топовом, но вполне пристойном, типа той же польской «Легии». Но человек всегда раскрывается в момент не реализации, а именно принятия системообразующего решения. Барак Обама стал великим не в 2008 году, а тридцатью годами раньше — когда наплевал на мнение близких и друзей (самых безответственных советчиков, какие только бывают на свете), наверняка убеждавших его с юности, что чернокожему в США президентом стать не суждено. Вы говорите, не получится? Хрен вам, получится. То же относится, должно быть, и к Ангеле Меркель. И ее ведь, как пить дать, затерзали повседневной мудростью: с твоей-то внешностью, гэдээровским прошлым — в общегерманскую политику лезть?! Окстись, наша маленькая, служи учителем. Вот почему г-жа Меркель уже 13 лет федеральный канцлер, и никаким кризисом ее не сковырнешь. То же и Черчесов. Он доказал, что может твердо пойти против общественного предубеждения. Так что, если не увлечется своим величием, может сборную и дальше погнать по дороге удачи. Тем паче что он, по современным меркам, еще весьма молод — 54 всего.

Президент ФИФА Джанни Инфантино, президент РФ Владимир Путин и президент Франции Эммануэль Макрон Фото: Kai Pfaffenbach/Reuters

В грядущую эпоху ожидается снижение роли государств — в пользу корпораций, людских сообществ и просто физических лиц. Соответственно, снизится и роль сборных команд по сравнению с клубами. Обратная сторона той же латунной медали — футбол может остаться одним из последних прибежищ патриотизма. Его средоточием и алтарем, если угодно.

Психология в управлении — странами ли, народами или футбольными командами — становится куда важнее любых стратегий и тактик, построений и расчетов. А орудие психологии — слово. Которое надо уметь только слушать и только говорить, причем не одновременно. Мысль банальная и уже потому верная, согласно известному принципу банальности Белковского.

Международный союз футбольных ассоциаций — ФИФА — нуждается в хирургическом вмешательстве, оно же и реформирование. Коррупционный монстр ФИФА, закрытый даже для футбольного пристального взгляда, не выживабелен в Эру Водолея, когда должны воцариться открытость и транспарентность.

Начнем с концепции совершенствования футбольных правил и регламентов — на уровне сборных и клубов.

А) Клубы должны получить возможность арендовать футболистов не только на сезон и больше, но на счетное количество матчей. Хотя бы и на один. Представьте, если б «Ливерпуль» в финале Лиги чемпионов — 2018 поставил бы в свои ворота Джанлуиджи Буффона или, на худой конец, Тибо Куртуа. Исход игры с «Реалом» мог бы быть иным. А довольны были бы все: и арендатор, и арендуемые.

Б) Сборные — получить право привлекать на большие турниры некоторое число (до трех, например) игроков национальных команд, не дошедших до финальной стадии конкретного турнира. Это, кстати, снизило бы остроту вопроса о национальной принадлежности больших звезд, принужденных выступать за периферийные страны. Первый напрашивающийся пример — великий Джордж Веа, который потому ни разу не попал на чемпионат мира, что был заигран за Либерию. Сейчас он, правда, стал аж президентом Либерии, а сын его предусмотрительно надел футболку США. Но это уже даже не другая история, а целых две.

Как вы считаете, пригодились бы на ЧМ-2018 сборной России какие-нибудь итальянцы (типа Инсинье, Балотелли, Жоржиньо) или малые голландцы (системы Блинд, Вейналдум)? Я-то сам не знаю, потому вас и спрашиваю.

В) Пора покончить с мемориальным разделением британского футбола на четыре сборные. Вполне достаточно одной — Соединенного Королевства. Кто знает, может, валлийца Гарета Бэйла англичанам на минувшем первенстве как раз и не хватило?

Г) Надо прекратить истерику с увеличением числа участников финального турнира ЧМ до 48, что пока нынешняя ФИФА запланировала на 2026 год. Когда турнир, как мы помним, пройдет сразу в трех странах, — в меньшем числе государств столько сборных банально не поместились бы. Нельзя так уж размывать представления о футбольной силе и слабости.

Артем Дзюба, Станислав Черчесов Фото: Maxim Shemetov/Reuters

Как всего это максимально быстро добиться? Как-как? Путем захвата власти в прогнившем до основания Международном футбольном союзе.

Выборы президента ФИФА состоятся уже в 2019 году. Надо как-нибудь, солидарными усилиями двух третей прогрессивного человечества выдвинуть на великий пост проходного и дееспособного кандидата, который:

- органически не принадлежал бы к футбольной бюрократии, был бы персоной извне этой баскервильной трясины;

- хорошо знал и крепко любил бы футбол;

- располагал бы значительными собственными средствами, чтоб ни от кого не зависеть при решении тонких и приравненных к ним вопросов.

Я такого кандидата вижу ясно, как Ленин — три этапа русской революции. Это Роман Аркадьевич Абрамович, владелец ФК «Челси» (Лондон). Гражданин России и Израиля. Кто его может выдвинуть и поддержать?

Ну, прежде всего, Израиль и Россия. С Россией — почти все пространство бывшего СССР, кроме, пожалуй, Украины и Молдовы. И балтийских стран, конечно, которые в контексте былого СССР уже не воспринимаются.

Дальше — международные еврейские организации, круги и квадраты. По некоторым данным, г-н Абрамович в последние десять лет обильно жертвовал деньги организованным евреям Африки и Латинской Америки. Так что…

Естественно, архиважна поддержка США и (частично) Евросоюза.

Здесь мы переходим к вопросу о публичной команде кандидата Абрамовича.

Прекрасный претендент на должность генерального секретаря ФИФА при нашем президенте — 57-летний Чарли Стиллитано. Американец итальянского происхождения. (Полу)официально признанный чуть ли не самым влиятельным футбольным (в обычном смысле слова «футбол») менеджером Северной Америки. Это он, с помощью своего давнего клиента, 75-летнего мультимиллиардера Стивена Росса, пытался продать Европе идею Суперлиги, которая объединит только топ-клубы и придет на смену Лиге чемпионов. Пока не продал. Зато, кажется, может купить погрязший в финансовых неурядицах, но оттого не менее прославленный ФК «Милан» (Милан). Его близкими друзьями считаются влиятельные супертренеры Алекс Фергюссон и Жозе Моуринью. Он сможет убедить американский истеблишмент поддержать себя, а значит, и старшего партнера по замыслу.

Другие лица предвыборной кампании могли бы олицетворять смысловые приоритеты будущего босса ФИФА.

Например.

Криштиану Роналду — толерантность, полную интеграцию в брутальный футбол ЛГБТ-сообществ.

Диего Марадона — мечту хрущобного бедняка прорваться к вершинам славы. Здесь-то уж Латинская Америка выложится за г-на Абрамовича, точно. Кроме Бразилии, конечно. Но чем-то всегда приходится жертвовать. Ради общего успеха. К тому же г-н Марадона нынче стóит не так уж дорого: очень нужен белый порошок, регулярно.

Наконец, женский футбол и феминистическую струю могла бы представлять наша прекрасная 22-летняя Надежда Карпова, играющая за испанскую «Валенсию». (Пока в женский футбол, не пугайтесь.)

И если Россия хочет повысить градус своего влияния в мире, нам нужны не ольгинские тролли или горловские трактористы. А ФИФА с курсом реформ и Романом Абрамовичем во главе.

А пока — прощаюсь с чемпионатной сказкой и возвращаюсь в Россию обыкновенную. Vulgaris. Которую я так любил, так знал, так пытался понять.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Сборная Франции выиграла у Хорватии 4-2. Французы во второй раз стали чемпионами мира. Франция ликует
Самые интересные истории, которые произошли во время чемпионата мира по футболу

Новости партнеров

Кто выиграл от чемпионата мира по футболу в России