Все новости
Редакционный материал
,

На лезвии тупой бритвы

Скандал в «Форбсе» еще раз продемонстрировал, что независимой деловой журналистики в России сегодня нет и быть не может
27 июля 2018 17:20
Иллюстрация: Tim Teebken/Getty Images

Что общего между недавним отстранением от должности главного редактора ИД «Коммерсантъ» Сергея Яковлева и выходом свежего номера русского «Форбса» без ключевой статьи о бизнесе братьев Магомедовых? Эти события объединяет одно: собственники изданий вмешались в дела редакций. Причем, судя по имеющейся у нас информации, не по собственной воле, а по настоятельной просьбе «сверху». Откуда конкретно — со Старой площади, из-за кремлевской стены? — точный адрес не имеет значения. Потому что это тот случай, когда «мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз».

Политика и бизнес связаны в любой стране мира. В России победившей «вертикали» эта связь означает, что в «конфликты хозяйствующих субъектов» так или иначе втянуты все противоборствующие политические группировки. В таких условиях та или иная публикация нарушает баланс сил, ломает хрупкое равновесие, которое складывается в этой борьбе в тот или иной момент. Коллегам из деловых изданий не позавидуешь: они вынуждены буквально балансировать на лезвии бритвы, каждую минуту рискуя порезать ноги или сорваться вниз. Что, собственно, и происходит на наших глазах.

Справедливости ради заметим: так в истории новой России было почти всегда. За исключением очень короткого периода в начале 90-х (вспомним хотя бы тот же самый «Коммерсантъ» при Владимире Яковлеве). Но уже к середине десятилетия, продавшись тогдашним «олигархам» (те вовремя оценили силу печатного слова), деловые медиа волей-неволей оказались втянутыми в их конфликты. Классический пример — история с приватизацией «Связьинвеста», памятная первой информационной войной структур ОНЭКСИМа Владимира Потанина с одной стороны и объединенных медиа Владимира Гусинского и Бориса Березовского — с другой.

Впрочем, администрация тогдашнего президента в жизнь деловых СМИ вмешивалась нечасто. На нашей памяти был только один случай, подобный тому, что произошел сейчас в «Форбсе». Один из нас руководил в то время экономическим журналом, входившим в существующую и поныне медиаимперию. В 1997 году издание опубликовало аналитический материал, посвященный ситуации в российском экспорте вооружений, в котором критиковались действия экономического блока правительства. Журнал был уже направлен в печать в Финляндию, когда поступило указание из администрации снять эту статью. К чести владельца издания, он сумел добиться компромисса: в русской версии с большим тиражом статья осталась, сняли ее лишь в англоязычной малотиражной полурекламной версии.

В принятии решений о редакционной политике медиа Старая площадь играет не меньшую роль, чем во времена, когда в том же здании располагался ЦК КПСС

Зачистка информационного поля при Владимире Путине не обошла стороной и деловую журналистику. Впрочем, в отличие от «обычных» СМИ, речь здесь не шла о свободе слова в чистом виде. Просто фактически прекратились те самые  многочисленные «конфликты хозяйствующих субъектов», освещение которых в прежние времена обеспечивало наполнение рекламных бюджетов изданий. Передел собственности и рейдерские захваты с понятным итогом не могли восполнить потери, и часть федеральных деловых изданий вообще ушла с рынка либо превратилась в чисто рекламные проекты, прозябавшие за счет публикации хвалебных статей об отдельных отраслях экономики и регионах. Большим медиаструктурам повезло больше: государство навязало их крупным олигархам в качестве социальной нагрузки. И хотя новые владельцы публично обещали соблюдать Закон о СМИ и не вмешиваться в редакционную политику, на деле все происходило с точностью ровно наоборот. Что вполне понятно: для «олигархов» этот бизнес был побочным, непонятным и во всех смыслах затратным. Мог легко создать проблемы за кремлевской стеной, чреватые ударом по ключевым бизнес-интересам. В итоге собственники старались либо поскорее избавиться от СМИ (Михаил Прохоров с РБК), либо буквально исполнять все пожелания из президентской администрации (как это регулярно происходит в других крупных медиа).

На Западе деловые издания могут позволить себе быть независимыми благодаря существованию частных бизнес-структур всех уровней — от транснациональных корпораций до ларьков. В России же «командные высоты» в экономике в виде госкорпораций снова, как и в СССР, находятся в руках государства, а в принятии решений о редакционной политике медиа Старая площадь играет не меньшую роль, чем во времена, когда в том же здании располагался ЦК КПСС. О независимости среднего бизнеса тоже говорить не приходится. А на рекламе ларьков издавать тот же «Форбс» вряд ли получится.

В государстве с командно-административной экономикой не может быть независимого бизнеса. Нет независимого бизнеса — нет самостоятельных деловых СМИ. Скандал в «Форбсе», как и менее заметное для широких масс увольнение главреда «Коммерсанта», — не первая и точно не последняя иллюстрация этого очевидного тезиса.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Иван Давыдов
Анализируем свежие плоды работы нашего парламента — законопроекты, ставшие законами в последние дни, и те, к которым депутаты вернутся осенью. Ассортимент — на любой вкус, всем станет жить еще немного хуже, и никто не уйдет не обиженным
Константин Эггерт
Буквально за пару дней в Вашингтоне произошли целых три события, сильно подрывающие и без того расплывчатые итоги саммита в Хельсинки между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным
Виктор Ерофеев
Комментируя последние скандалы, вызванные истязанием заключенных в колониях, писатель Виктор Ерофеев приходит к выводу, что пытки лежат в основе самого существования российского общества