Все новости

Редакционный материал

Про замполита и Чебурашку

Виктор Шендерович рассказывает «Снобу», что думает о воссоздании Главпура Минобороны и вспоминает в связи с этим свой рассказ из книги «Мемуары сержанта запаса»

2 Август 2018 9:52

Иллюстрация: Getty Images

Предисловие

Они не изобретают велосипед, а кладут забытые рельсы, возвращаются к давней практике, которая проверена временем и вполне соответствует их представлениям об устройстве жизни и методах руководства.

В армии нет места для замполита. Есть военные задачи, есть командир, отдающий приказ, есть подчиненный, который приказ выполняет. Воссоздание института политического управления — очередное средство для возврата на те самые старые идеологические рельсы. Практического смысла в нем нет никакого. В профессию командира входит работа с солдатом, личный контакт, в том числе поддержка нормального психологического состояния солдат. Замполит здесь не поддержка, а помеха, он создает теневую, параллельную идеологическую вертикаль, которая ничего, кроме насмешек, общего раздражения и дисбаланса в армию не приносит и принести не может. Это не разделение власти, это раздвоение власти.

Люди, которые воссоздают политическое управление, не рефлексируют по этому поводу. Они просто помнят, что так когда-то было. И поскольку так было в стране, которая является для них ролевой моделью, они полагают, что это не помешает и сейчас.

Это классический случай «инициативщика», симуляция бурной деятельности. Люди работают, создают институты, вносят инициативы и этим показывают, что не зря едят свой жирный кусок хлеба с маслом. Ничего, кроме вреда, сие «старовведение» принести не может. На местности это будет унылая беда и тоска, потому что к командиру присобачат какого-то чувака, который должен будет следить за идеологическим состоянием бойцов.

Идеологическое состояние солдата зависит от того, как его кормят, бьют его или нет. За этим должна следить военная прокуратура, командир и специальный человек, который называется зам. по тылу — то есть люди, которые выполняют реальные задачи.

В Советской армии замполитов презирали и солдаты, и боевые офицеры, это была переходная ступенька к садистам, и у меня — смотрите рассказ, который я прислал — есть в этом плане занятный личный опыт.

Записала Анастасия Степанова

Из «Мемуаров сержанта запаса»

Однажды в спортзале повар Вовка Тимофеев сказал мне:

— Зёма, ты это... следи за языком.

— А что случилось? — поинтересовался я.

— Ничего, — ответил Вовка. — Просто думай, что говоришь. Считай, что я тебя предупредил.

— Ну, а все-таки? — спросил я. Потом спросил то же самое еще раз.

— Капитан Зарубенко тобой интересуется, — пробурчал наконец Вовка. — Что-чего — не знаю, но интересуется.

Зарубенко этот был полковым особистом.

Человек легкомысленный, я успел позабыть о Вовкином предупреждении, когда в одно весеннее утро меня, отсыпавшегося после продуктовых баталий, разбудил батальонный замполит капитан Хорев и предложил прокатиться в штаб дивизии.

— Зачем? — спросил я.

— Не знаю, — соврал капитан, и мы поехали.

В штабе дивизии капитан Хорев скрылся за какой-то дверью и бодро доложил какому-то полковнику, что младший сержант Шендерович по его приказанию доставлен. Но даже этот доклад не замкнул в моей авитаминозной башке логической цепочки.

Меня пригласили присесть и рассказать о себе: кто, да откуда, да кто родители... Я бы рассказывал полковнику свой семейный эпос до самого дембеля, если бы не майор.

Майор этот с самого начала сидел в углу кабинета, имея при себе цепкий взгляд и черные петлицы артиллериста. Артиллеристом майор был, видать, замечательным: он начал бомбардировать меня вопросами — и всякий раз попадал в самые уязвимые места.

Только тут до меня наконец дошло, что это допрос. Лицо Вовки Тимофеева всплыло в бедовой голове вместе с фамилией «Зарубенко».

Дивизионный майор знал обо мне все.

Я вертелся, как плевок на сковородке, постепенно проникаясь уважением к собственной персоне: за время службы я, оказывается, неплохо подразложил личный состав части! Помимо пересказа своими словами решений ХХ съезда КПСС, мне инкриминировалась любовь к Мандельштаму — я зачем-то читал кому-то его стихи…

«Держу пари, что я еще не умер…»

По счастью, в соседних показаниях была зафиксирована любовь к Маяковскому, и за это Мандельштама мне скостили, баш на баш. Уточнять, что моя любовь относится ко временам «Флейты-позвоночника», я не стал.

«Будьте добры, причешите мне уши»…

Кстати, об ушах. Как всякого на моем месте, меня, разумеется, чрезвычайно занимал главный вопрос: кто стукачок? И моя любознательность была удовлетворена тут же, самым замечательным образом.

...Кажется, летом 1981-го в наш полк прибыл свежеиспеченный замполит Седов. Родом он был из Москвы, чем, видать, и породил в моей расшатанной психике некоторую ностальгию. Говорю это исключительно в оправдание собственной лопоухости.

Так вот, о лопоухости!

За полгода до допроса я сидел в Ленинской комнате и читал свежую «Литературку», в которой некто, как сейчас помню, Н. Машовец топтал ногами автора Чебурашки. Я читал, ужасаясь.

Мирное ушастое существо при ближайшем рассмотрении оказалось безродным космополитом, дезориентирующим советских детей. Бдительный Машовец сообщал всем заинтересованным органам, что прочел детскую книгу Эдуарда Успенского от корки до корки и не нашел в ней ни одного стихотворения о Родине, о хлебе, о гербе.

Это был перебор даже по тем пещерным временам.

— Бред! — сказал я, зачем-то вслух.

— Что бред? — с готовностью поинтересовался лейтенант Седов, на мое еврейское счастье зашедший в Ленинскую комнату — видимо, почитать классиков на сон грядущий.

И я рассказал ему, что именно и почему считаю бредом.

И когда через полгода, на допросе, полковник-замполит сообщил мне, что в придачу ко всем своим грехам, я неуважительно отзывался о гербе страны, у меня в голове наконец замкнуло, и я сказал:

— Ну, тут лейтенант Седов все перепутал!

— Ничего он не перепутал! — оборвал меня полковник — и осекся под взглядом майора. На сердце у меня стало легко: я знал, откуда дует этот вонючий ветерок.

— Перепутал, перепутал, — сказал я.

Допрос ни шатко ни валко тянулся еще полчаса, но майор все ощутимее терял ко мне интерес и вскоре ушел. Как это ни прискорбно для моего самолюбия, на полновесного идеологического диверсанта я не потянул.

Оставшись со мной с глазу на глаз, полковник помягчел, а потом, по случаю ухода особиста, начал приобретать черты настолько человеческие, что я, осмелев, спросил его напоследок: что он думает о замполите, который стучит на солдат?

— Дерьмо он, а не замполит! — с чувством ответил полковник. — Но ты, сержант, тоже хорош: ты же думай, кому что говоришь!

В точности повторив совет Вовки Тимофеева, полковник отпустил меня восвояси. Выходя, я посмотрел табличку на двери и ахнул: допрашивал меня — полковник Вершинин. О, господи... В Москву, в Москву!

Через несколько дней в полк из отпуска вернулся мой стукачок-землячок. Увидев меня, он радостно протянул ладошку:

— Здравствуй!

— Здравия желаю, — ответил я.

Седов удивился.

— Ты не подаешь мне руки?

Я был вынужден подтвердить его подозрение.

— Почему? — спросил он.

— А вы сами не догадываетесь, товарищ лейтенант?

И он догадался.

— А-а, — протянул как бы даже с облегчением, — это из-за докладной?

— Из-за докладной, — подтвердил я. Слово «донос» мои губы не выговорили: трусоват был Ваня бедный.

— Так это же моя обязанность, — объяснил Седов, как будто речь шла о выпуске боевого листка. — А вдруг ты завербован?

Я заглянул ему в глаза. В них светилась стеклянная замполитская правота. Он не издевался надо мной и не желал мне зла. Он даже не обижался на мое нежелание подать ему руку, готовый терпеливо, как подобает идеологическому работнику, преодолевать мои интеллигентские предрассудки.

— Видишь, — сказал он, — проверили, отпустили; все в порядке. Поздравляю.

В слове «проверили» был какой-то медицинский оттенок. Меня передернуло.

— Разрешите идти?

Он разочарованно пожал плечами:

— Идите.

И я пошел — по возможности подальше от него.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться