Top.Mail.Ru

Колонка

Гумилев и Огурцов. Как русская поэзия будет славить человека труда

3 Август 2018 16:02

Губернатор Тверской области Игорь Руденя потребовал, чтобы все произведения, получающие региональную литературную награду имени Николая Гумилева, поддерживали демографию, укрепление нравственности и развитие экономики в стране. И славили человека труда

Забрать себе

Был такой поэт — Николай Гумилев. Про него многие слышали. Николай Гумилев, как и положено русскому поэту, был героем войны и патриотом. А также воспевал в своих бессмертных стихах человека труда.

Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

И дальше, совсем уж пронзительно:

Пуля, им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Тема отдельных недоработок в сельском хозяйстве также волновала поэта:

Носороги топчут наше дурро,
Обезьяны обрывают смоквы,
Хуже обезьян и носорогов
Белые бродяги итальянцы.

И конечно, поэт, который о проблемах армии знал не понаслышке, призывал развивать военно-промышленный комплекс, крепить обороноспособность и наращивать необходимый для защиты от врага арсенал. Да вот, например, хоть в том же стихотворении:

Кто добудет в битве больше ружей,
Кто зарежет больше итальянцев,
Люди назовут того ашкером
Самой белой лошади негуса.

Фотография Н. Гумилёва в старших классах гимназии Источник: Wikipedia.org

Правда, человек бдительный может усмотреть в приведенных строфах признаки состава преступления по статье 282 УК РФ («действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе») и даже по статье 280 все того же УК («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). В общем, не удивительно, что большевики в 1921 году Гумилева убили. Впрочем, срок давности вышел: стихи написаны больше ста лет назад. Поэтому простим поэта и отметим, что вопросов, связанных с задачей улучшения демографической ситуации, он в своем творчестве тоже, естественно, касался. Ну, если уметь читать, сложно этого не заметить.

А еще Гумилев частенько бывал в селе Слепнево Тверской губернии, в имении, одной из совладелиц которого была его мать.

Но то все было во времена древние. А в наше время в Тверской области проживает поэтесса Валентина Карпицкая. Она, может, и не так известна, как Гумилев, но стихи тоже пишет, в основном о непростой женской доле.

Горделива и строптива
недотрога жгучая,
не стрекайся ты, крапива —
я сама стрекучая!
Ты меня, прошу, не трогай,
жигнешь — тыкну пяткою.
У меня красивой, строгой,
жизнь и так не сладкая.
Много я обид терпела,
но я не растение:
наболело, накипело,
лопнуло терпение.

Не вдаваясь в спор о качестве стихов Карпицкой, зафиксируем: в этом году ей решили вручить от областного правительства премию имени Гумилева. И почти уже вручили, но губернатора Игоря Руденю смутило название книги стихов лауреата — «Не из ада ты, не из рая».

«А название стихов? Это кому адресовано?» — спросил губернатор.

Ответственная за культуру областная начальница кинулась объяснять: Карпицкая пишет в основном об отношениях мужчины и женщины, стихи, лирика, такое дело… Не убедила.

Иллюстрация: Orlando Sentinel/MCT via Getty Images

«Я хотел бы, чтобы вы все-таки скорректировали свое направление. Нас больше интересует, когда воспевают человека труда, — разъяснил губернатор и, чтобы уж совсем не осталось сомнений, добавил: — Нам не нужна богема абстрактная, нам нужна пропаганда. То, чем занимался Дементьев в советское время, то, чем занималась Пахмутова, Добронравов.  Были стройки огромные в стране, люди ездили по этим стройкам, сочиняли песни, которые потом вся страна пела. Благодаря песням люди, которые работали на этих стройках, на этих проектах, ощущали себя востребованными обществом. Это была некая элита. А вот эти размышления на тему “Чей ты, откуда ты и кто мы?”, вот этого нам не надо». И потом добил: «Еще раз повторяю: демография, экономика, нравственное воспитание общества — вот три темы, которые должны быть во всех произведениях. Я бы хотел, чтобы это четко было прописано в нашей номинации».

Кстати, чтобы помнить, что мы в России: вот так текст заметки о выступлении губернатора-литературоведа выглядел изначально.

А вот так выглядит теперь. Почувствуем разницу.

Почувствуем разницу, перечитаем, отсмеемся, выдохнем, вспомним оттепельную комедию с Гурченко — про карнавальную ночь и товарища Огурцова, «сурьезного» человека, который даже на новогоднем празднике хотел увидеть докладчика, способного кратенько, минут на сорок прочесть лекцию о текущей международной ситуации.

Фильм Эльдара Рязанова вышел в 1956-м, страна робко, с оглядкой, не веря до конца, что государство больше массово не будет пожирать людей, прощалась со сталинской эпохой. И смеялась над бюрократом-приспособленцем с масляными глазками, который твердо постиг только две науки: все подгонять под генеральную линию партии и гнуться в дугу перед старшими по званию.

Ни Гумилеву, ни Пушкину Огурцовы не навредят, но вполне могут приучить молодежь думать, будто все наши великие — серая, никчемная жвачка, что-то тоскливое, казенное, мертвое

Теперь 2018-й, страна со сталинской эпохой еще даже толком не поздоровалась (и до сих пор жива надежда, что все-таки не придется), однако Огурцовы повылезали уже изо всех щелей, обосновались в уютных креслах, рулят потихоньку культуркой, в которой ничего, кроме средства пропаганды великих свершений, рассмотреть не способны. То есть вообще не понимают, для чего существует кино, зачем музыка, почему стихи. Что-то у них внутри не выросло, ни ценить, ни ощутить красоту не могут. Однако рулят. Давят живое всеми — вплоть до тюрьмы — средствами, раздают деньги на нелепые агитки, произносят стыдные речи.

Руденя в конце концов просто хозяйственник. Не знаю, хороший ли, не возьмусь судить (хотя у человека, которому доводилось трястись по дорогам Тверской области, похожим на стиральную доску, могут на этот счет возникнуть всякие недобрые мысли). Но ведь и в министрах культуры у нас — товарищ Огурцов, бессмысленный и беспощадный. И в Думе теперь, во главе комитета по культуре — такой же товарищ Огурцов, только в юбке. Рвутся учить и наставлять. Огурцов в юбке, который Ямпольская, написала даже в одной из колонок своих про желание «завязать культуру в узел». А за ними — строй Огурцовых помельче, которые называют себя писателями и кинематографистами, а то и учеными, и тоже предлагают от себя правильный, идеологически выдержанный продукт, а для покойных мастеров — новую обертку, чтобы каждый читатель и каждый зритель понял: мастера только для того и жили, чтобы воспеть успехи и достижения развитого путинизма, просто не дотянули.

Невозможно придумать ничего смешнее, чем идея давать премию Гумилева — легкомысленного авантюриста, денди и любителя любовных приключений, — за прославление великих строек и за работы, направленные на улучшение демографической ситуации и повышение нравственности. Невозможно, но ведь и не нужно придумывать — достаточно открыть региональную газету.

Даже легкого нашего, веселого, главного — Пушкина умудрились превратить в унылого певца военных побед по новой государственной моде. Что уж говорить о прочих.

Это все, конечно, смешно, но есть одно небольшое но. Эти вот все Огурцовы сейчас, возрождающие старую, советскую еще традицию — свести всю русскую культуру к подготовке и оправданию достижений развитого социализма, — унылой своей ересью засоряют мозги молодым, начинающим жить людям. Ни Гумилеву, ни Пушкину Огурцовы не навредят, но вполне могут приучить молодежь думать, будто все наши великие (а что у нас есть, кроме их слов, по большому-то счету? мы — только их слова) — серая, никчемная жвачка, что-то тоскливое, казенное, мертвое. Получить зачет, рассказать на экзамене, как стихотворение «Клеветникам России» раскрывает тему гибридной информационной войны, которую Запад ведет против нас с неслыханным цинизмом на протяжении столетий, и забыть навсегда, и не открывать никогда больше.

И это беда. Потому что Огурцовы, конечно, накипь, а вот Пушкин с Гумилевым и есть Россия.

Да, чтобы на печальной ноте не заканчивать — премию поэтессе Карпицкой все-таки дали. 50 тысяч рублей, неплохие деньги, особенно по тверским меркам.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В Минобороны восстановлено главное военно-политическое управление, занимавшееся политической агитацией личного состава. Зачем оно сейчас?
Мы, журналисты, не ангелы. И все мы в последние годы ведем друг с другом холодную гражданскую войну. И пока война не закончилась — можно постараться хотя бы уважать идейных оппонентов

Новости партнеров

Черно-белая гамма, в которой уже давно рассматривают мир большинство противников российской власти, постепенно стала причиной того, что идеологических союзников выбирают по одному простому признаку: за Путина этот человек или нет