Когнитивный диссонанс помощника президента

Редакционный материал

Пытаясь установить дополнительные поборы на отдельные отрасли экономики, власти не только открыто нарушают собственные обещания не повышать налоги на бизнес, но и наносят удар по дальнейшему росту компаний, которым предложено «поделиться прибылью»

13 Август 2018 11:28

Забрать себе

Получившее громкий резонанс предложение помощника президента Андрея Белоусова дополнительно собирать с металлургических, химических и ряда других компаний более 500 миллиардов рублей в год в рамках мобилизации средств для выполнения «майского указа» Путина вызывает массу вопросов.

Первый, пожалуй, не имеет отношения к самой сути предложения чиновника. И президент, и премьер, и другие высокие начальники (последним совсем недавно первый вице-премьер Силуанов) неоднократно говорили о моратории на увеличение налогов. На практике мы видим прямо противоположное. Если до президентских выборов повышение касалось так называемых неналоговых сборов или изменения налоговой базы — система «Платон», сборы на капремонт, переход к расчету налога на имущество по кадастровой стоимости и так далее, то после выборов власти перешли к прямому увеличению ставок налогов — от глобального повышения НДС до 20% до копеечного для бюджета роста госпошлин за загранпаспорта. И вот не успели стихнуть страсти вокруг увеличения НДС и предложенного повышения пенсионного возраста, как следует новое радикальное предложение повысить обложение бизнеса.

Как может бизнес доверять экономической политике правительства и строить долгосрочные планы, если правила игры постоянно меняются, причем в сторону ухудшения? Понятно, что вопрос риторический.

Невольно напрашивается и другой сакраментальный вопрос. Указ президента, к которому по должности наверняка приложил руку Белоусов, был анонсирован как создание механизма для ускорения экономического роста. В итоге выясняется, что финансовые ресурсы для его выполнения предлагается искать за счет инструментов, которые этот самый экономический рост дестимулируют. Полагаю, что Белоусов и его коллеги, как грамотные экономисты, не питают иллюзий относительно того, что увеличение налоговых изъятий не создает предпосылки для развития экономики.

Теперь перейдем к деталям предложения Белоусова и его аргументам. По мнению Андрея Рэмовича, металлургические, химические и другие компании, связанные с переработкой сырья, в смысле налогов живут слишком вольготно по сравнению с нефтегазовым сектором. Последний, как известно, наряду с обычными налогами платит еще и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В качестве доказательства помощник президента приводит соотношение рентабельности по EBIТDA (валовая прибыль до вычета уплаченных процентов, налогов и амортизации) и доли налоговых изъятий в выручке у рассматриваемых групп компаний. Сразу отметим, что EBIТDA очень специфический показатель. Он сильно зависит от капиталоемкости отрасли и политики заимствований конкретной компании. Например, Международные стандарты финансовой отчетности (IFRS) и Правила ведения бухгалтерского учета США (US GAAP) прямо не рекомендуют использовать показатель EBITDA как нарушающий базовые принципы учета.

Сравнение более широкого налогообложения нефтегазового сектора с другими отраслями, увы, хромает. Идеологическим обоснованием дополнительного изъятия доходов у нефтяников и газовиков является то, что черпаемые ими недра являются общенародным достоянием. НДПИ устанавливается индивидуально в зависимости от качества эксплуатируемых месторождений. Но металлурги и производители удобрений выпускают и продают не извлеченное из недр напрямую, а готовый, переработанный продукт. Он в рыночной экономике точно народным достоянием не является. Более того, металлурги в основном перерабатывают руду, к добыче которой никакого отношения не имеют. По этой логике можно предложить дополнительно обложить налогом производителей рыбных консервов, поскольку в основе их продукта лежат водные ресурсы, являющиеся общенародным достоянием.

Фото: East News

Понятно, что автора идеи возбуждают дополнительные экспортные доходы рассматриваемых секторов, связанные с девальвацией рубля. Но, во-первых, ни металлурги, ни химики к ней непричастны. Тут все вопросы к Банку России. Кстати, экспортеры зерна или оружия тоже выигрывают от ослабления рубля, но их дополнительными поборами облагать не предлагается, хотя, возможно, все еще впереди. Во-вторых, я не припоминаю, чтобы этим отраслям облегчали налоговое бремя при падении их рублевых доходов от экспорта при укреплении рубля.

И наконец, ключевой вопрос: как и у кого изымать якобы излишние доходы? В разбираемом письме Белоусова не просто приведены конкретные компании, а даже конкретные цифры возможных дополнительных изъятий. Механизм изъятия предлагается разработать.

Я далек от мысли, что Андрей Рэмович предлагает сделать это указом президента, поскольку такой подход означал бы разрушение налоговой системы страны. Правда, магическая фраза «делиться надо», сказанная им в заочной полемике с Владимиром Лисиным, может навевать самые худшие подозрения. Однако и введение нового типа налога для рассматриваемых секторов — это тоже кардинальная перестройка налоговой системы. И уж совсем экзотикой стала бы привязка дополнительного налогообложения к рентабельности по EBIТDA. Во-первых, с более высокой прибыли компании больше налога на прибыль уже платят. Во-вторых, дополнительное повышенное обложение успешных, прибыльных компаний полностью демотивирует повышение эффективности деятельности.

В чем возможные негативные последствия реализации предложения Белоусова, помимо уже отмеченного подрыва доверия к экономической политике властей?

Дополнительное изъятие прибыли сократит инвестиционные возможности компаний. Сам автор предложения оговаривается, что это нужно учитывать при введении дополнительных поборов. Но либо вы ищете новые доходы бюджета, либо стимулируете инвестиции.

Сокращение прибыли уменьшит дивиденды и наверняка уронит котировки ценных бумаг компаний на бирже, поскольку снизит их инвестиционную привлекательность для внешних инвесторов. В итоге сократятся возможности привлечения финансовых ресурсов для развития за счет выпуска акций и облигаций. Банковские кредиты тоже станут менее доступны, особенно если в основу расчетов дополнительного налогообложения будет положена EBIТDA, не учитывающая в финансовом результате выплаченные проценты. Таким образом, с одной стороны, компании потеряют собственные средства, а с другой — сократятся их возможности привлечения внешнего финансирования.

В общем, хотели как лучше.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Государство хочет отобрать «сверхдоходы» у металлургов. Почему это станет катастрофой для бизнеса, для экономики и для персонально вашего кармана
Государство начинает относиться к любой частной собственности как к своей. И после металлургов рано или поздно настанет очередь аграриев, ретейлеров, банкиров и других предпринимателей

Новости партнеров

«Войну санкций» можно сравнить с забегом на длинную дистанцию. В нем побеждает тот, кто сильнее и терпеливее

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться