Все новости

Колонка

Цензура, без которой нам не жить

14 Августа 2018 14:42

На госканалах есть три самых неприличных слова: «Навальный», «реформа» и «цензура». Парадоксальным образом цензура как раз и обязана их цензурировать, включая себя саму

Когда не получается сломить человека, победить предубеждение, оправдать правонарушение, тогда власть начинает воевать со словами, все это обозначающими. Она почему-то полагает, что если не будет названия предмета, то не станет и самого предмета.

В особом затруднении пребывают те, кому приходится по служебной надобности заниматься цензурированием художественных творений и документальной информации.

Дело в том, что сама деятельность, определяемая этим сладким для чиновников словом, запрещена на законодательном уровне. На уровне Основного закона РФ — Конституции, в которой пятый пункт двадцать девятой статьи строго гласит: «Цензура запрещена».

Все больше просачивается в газеты и в радиоэфир, минуя телеэфир, подробностей и обстоятельств, связанных с видеозаписью о пытках в ярославской колонии. Оказывается, она была сделана в порядке отчетности пытчиков начальству колонии.

Уже более двух месяцев по стране катится волна протестов против пенсионной реформы (пардон, «пенсионного маневра»), а в информационных выпусках федеральных каналов об этом ни звука.

Свыше 90 дней голодает на далеком Севере кинорежиссер Олег Сенцов. Столько же времени неумолчный телевизор не проронил ни слова ни о самой голодовке, ни о требованиях заключенного.

Кто нынче обращает внимание на записанные в Конституции нормы, кроме правозащитников, оппозиционных политиков и мастеров культуры

Еще продолжительнее тянется театрально-уголовная история Кирилла Серебренникова и его сотрудников, огибая все информационные выпуски главных каналов и почти круглосуточные общественно-политические ток-шоу типа «Время покажет» и «60 минут». Тянется она под громкие заверения функционеров всех уровней от культуры, при культуре и даже над культурой, что цензуры у нас нет. То, что отлучение художника с мировым именем по сомнительному делу от его профессиональной деятельности на протяжении года, — это и есть самая очевидная цензура, да еще с подлецой, они как бы не догадываются.  

Из последних актов «нецензуры»: в Астрахани отменены гастроли театра Виктюка с пьесами «Служанки» и «Саломея» под давлением администрации города и местного церковного начальства, посчитавших известные спектакли чем-то аморальным. Но отменены они под традиционным предлогом внезапного ремонта сценической площадки.

Иллюстрация: Florilegius/SSPL/Getty Images

Конечно, кто нынче обращает внимание на записанные в Конституции нормы, кроме правозащитников, оппозиционных политиков и мастеров культуры.

Хотя и в рядах артистов и режиссеров наблюдается некоторое разномыслие. Еще когда пару лет назад Константин Райкин резко выступил по поводу цензурной угрозыпомнится, Дмитрий Киселев дал ему пространную отповедь в своих «Вестях» (с 56-й минуты). Он сильно старался, но так и не нашел в российских театрах следов государственной цензуры. И пару мастеров театра с ним категорически согласились.

Актер Дмитрий Певцов, например, заметил, что цензура должна быть «в душе и сердце художника» и что Юрий Любимов состоялся благодаря советской цензуре: «Он говорил эзоповым языком — и это было круто». Насколько крута была советская цензура, напомнил Андрей Кончаловский: «Зря Костя Райкин говорит о цензуре. Ее у нас нет. Косте мог бы о цензуре рассказать его папа Аркадий Исаакович — уж он-то знал. Не говоря уже о Мейерхольде...»

Денег нет в бюджете, а слов об этом и спикера Госдумы, их озвучивающего, нет и не будет в телевизоре

О Мейерхольде напомнил автор подцензурного видеосюжета, сообщив, как великого режиссера в подвале Лубянки били резиновыми дубинками по пяткам (так вот откуда растут ноги той пытки, что испытал на себе ярославский зэк), а потом и расстреляли. И тоже, наверное, «не за творчество».

А еще могли памятливые люди напомнить, как отцензурировали Мандельштама… Хотя и так наверняка все помнят.

Вот. Как раньше-то было… Чего теперь Косте Райкину, Кулябину, Серебренникову и Виктюку «жалиться» на «наезды». Вот на Михоэлса после войны случился наезд в городе Минске по приказу товарища Сталина… Увы, не метафорический, а реальный. И опять не за творчество.

А еще раньше, до царя Гороха, то есть до Великого Октября, как засвидетельствовала недавняя программа на канале «Культура», тоже была цензура, правда, щадящая если не произведения, то их создателей. Но ведь и создателям попортила она много крови. Страдали и Пушкин, и Грибоедов, и Гоголь, и Сухово-Кобылин с Салтыковым-Щедриным. Сейчас, перечитывая этих авторов, приходится удивляться мягкости тогдашних репрессий: произведения калечили, но художникам оставляли жизнь.

Сейчас приходится удивляться, как много на телеэкране веселья, смеха… И как мало смысла…

В последний выпуск «Сегодня вечером» друзья бенефицианта Александра Ширвиндта вспоминали минувшие дни. Было тепло и смешно. Мне-то запомнилась шутка Ширвиндта советской поры: он подарил, кажется, жене Марка Захарова черную икринку стоимостью приближающейся ее пенсии. Никто не развил тему пенсионной щедрости нашего государства. Да и без того было смешно. Но не так, как это случилось на встрече саратовчан со спикером Госдумы, где на вопрос насчет повышения пенсионного возраста сначала было предписано гражданам предпенсионного возраста заняться спортом, а затем объявлено, что пенсии, возможно, придется совсем отменить. «Нет денег в бюджете».

Шутка мне показалась смешной на фоне заверений телевизора, как у нас все хорошо. Никто, правда, не засмеялся, поскольку она показалась народу похожей на правду. Это видео гуляет в интернете и опять обходит стороной эфирное ТВ. Денег нет в бюджете, а слов об этом и спикера Госдумы, их озвучивающего, нет и не будет в телевизоре. И будет повод опять у злопыхателей говорить о цензуре, которой по закону нет.

Все-таки непонятно, почему дотошные законодатели так долго терпят дыры в правовом поле. У них два возможных решения: либо запретить и само слово «цензура» и штрафовать граждан, его употребивших публично, либо легализовать саму цензурную деятельность.

Логичнее всего было бы сделать то и другое. Если уж мы без абсурда жить не можем, то он должен быть полным.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Анастасия Степанова встретилась с номинантом на премию «Сделано в России — 2018» Бориславом Козловским и обсудила с ним его новую книгу «Максимальный репост» — о фейковых новостях и других видах неправды в публичном пространстве
Почему о реформаторах 90-х вспоминают каждый раз, когда власти оказываются у разбитого корыта в результате собственных реформ
«Сноб» анализирует, почему ретейловый сектор кредитного рынка растет в условиях почти стагнации в экономике. И как обычным потребителям, а также деловым людям использовать этот тренд