Колонка

«Смеешь выйти на площадь?» О предстоящем «Марше матерей»

15 Август 2018 10:54

Почему митинг против дела «Нового величия» объединил тех, кого не интересует политика, и при чем здесь 1968 год и песня Александра Галича

Забрать себе

В 2011 году, когда я впервые оказалась на Болотной, у меня была простая цель. Я пришла сказать: «Посмотрите на нас, в стране что-то происходит, мы с этим не согласны. У нас тоже есть право голоса».

С тех пор прошло семь лет. Видимо, вновь появилась потребность это сделать, хотя за последние несколько лет я остыла к политическим акциям и митингам, сторонюсь любых лозунгов и знамен. Потому что, как и многие мои знакомые, считаю, что политика как институт, который занимается решением реальных проблем, работает плохо. Лучше все делать самим.

Почему накопившееся недовольство выплеснулось именно в этой истории, объяснять, наверное, не нужно. Она чудовищна не только тем, что речь идет о детях, но еще и тем, что их так страшно обманули.

Идея проведения нашей акции появилась спонтанно, и сначала мы не рассчитывали на такой масштаб. Так это обычно и бывает — ты никогда не знаешь, что случится хайп. Меня позвали принять участие мои подруги: журналистки Мария Шубина и Анна Качуровская. Я позвала свою подругу — актрису Яну Троянову. Остальную работу сделали соцсети.

«Мать и дитя», А. М. Кинжагулов Фото: Галина Кмит / РИА Новости

Но и в таком составе — нас набралось восемь человек — мы были готовы выступить. В этом смысле для меня «протест семерых» на Красной площади в 1968 году — демонстрация против ввода советских войск в Чехословакию — является важным личным примером. Помните песню Галича : «Можешь выйти на площадь, /Смеешь выйти на площадь/В тот назначенный час?»

При этом я до жути боюсь всяческих несанкционированных митингов, никого туда не призываю идти и уж тем более не могу брать на себя ответственность за кого-то. Но одновременно я осознала, насколько люди отвыкают принимать самостоятельные решения. Мне абсолютно всерьез пишет молодой человек в Фейсбуке: «У вас там “Марш матерей”, а я не мать и даже не отец, нужно ли мне идти?»

Впрочем, мы довольны произведенным эффектом, уже шутим между собой, что нам самим можно не идти. А если серьезно — то дело как раз в том, что в конечном счете я хочу получить удовлетворение от того, что я это сделаю. Так что я обязательно должна там быть.

Есть мнение Максима Пашкова, адвоката Марии Дубовик, что идти туда не нужно. Это его личная точка зрения — человека, который соблюдает букву закона, боится провокаций и смотрит на мир с позиции юриста. Мы, разумеется, переживали, что это может повредить девочкам, наводили кучу справок, я лично разговаривала с Генри Резником. И мы пришли к выводу, что повредить им это не может. При этом я мнение Пашкова уважаю. Но все-таки предпочитаю иметь свое.

Мне кажется, смысл как раз в том, что мы все имеем право высказываться, и главный камень преткновения — что власть это запрещает. Критику, митинги, репосты, мемы. Но если раньше они трогали только взрослых и стариков — то теперь взялись и за детей.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Власть шантажирует организаторов «Марша матерей»: если выйдете, то Анна Павликова и Мария Дубовик останутся сидеть в тюрьме. В ином случае их, вероятно, освободят под домашний арест. Но можно ли верить шантажистам?
Обвиняемые заявили, что ничего преступного не планировали, а идеологию им навязали правоохранители под прикрытием. Сейчас им грозит до 10 лет лишения свободы

Новости партнеров

Даже если думать о родном государстве только плохое, не получится предположить, что оно хочет кого-то показательно наказать делом о «Новом величии». То, что творят сегодня с Анной Павликовой, не пугает, а злит. Заставляет про государство думать плохое даже тех, кто так думать не привык
Главный редактор телеканала RT — о деле «Нового величия» и нужно ли было согласовать акцию с властями
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться