Все новости

Интервью

Редакционный материал

Сергей Ениколопов: Никто не знает, чего хочет молодежь на самом деле

Кандидат психологических наук, специалист по психологии насилия Сергей Ениколопов рассказал «Снобу», почему «Марш матерей» не должен был состояться и можно ли считать фигурантов дела «Нового величия» детьми

16 августа 2018 11:10

Фото: Mikhail Tereshchenko/TASS

Как вы относитесь к делу «Нового величия»?

Безусловно, спецслужбы спровоцировали девочек. Такая ситуация происходит не в первый раз и не только в нашей стране. Другой вопрос — нужно ли допускать, чтобы были подобные провокации. Ответ организаций по охране государства понятен: «А как нам предотвращать теракты и экстремистские действия?» Но если вы подстрекаете, то и наказание давайте соответствующее, а не такое, как настоящим террористам и экстремистам, потому что люди ничего еще не совершили, а лишь намеревались или согласились на предложение провокаторов. На одного-двух мнимых преступников приходится намного большее число настоящих.

Не могу сказать, насколько виноваты девушки. Но такой метод выявления «закононарушителей» опасен для самих спецслужб. Они собственными руками создают группы террористов, которые будет стрелять, взрывать и так далее.

Если у Ани Павликовой и Маши Дубовик действительно были намерения изменить политическую обстановку, то они продолжат свою деятельность, если их отпустят?

Конечно. Более того, если их серьезно накажут, то после они станут профессиональными революционерами. Как я сказал ранее, спецслужбы сами своими руками формируют группы экстремистов и террористов, но зачем?

Недопустимо работать с молодежью, провоцируя ее. Необходимо анализировать болезненное состояние общества. Но не такими поверхностными методами, как это делают ВЦИОМ и «Левада-центр», при всем моем хорошем отношении к ним.

По некоторым исследованиям я вижу, что у молодежи, которая выходила на Болотную площадь и которая выходила на митинги в прошлом году, разные ценности и взгляды. Хотя они все примерно одного и того же возраста. Вряд ли молодые люди хотят вернуть сталинские времена или 90-е. Но чего они хотят на самом деле — никто не знает.

На момент задержания Ане Павликовой было 17 лет, сейчас 18, а Маше Дубовик — 19. Можно ли считать их детьми?

Формально их можно считать подростками. Но поскольку возраст уголовной ответственности определен восемнадцатилетием, а в некоторых случаях привлекают и с 14 лет, то можно спорить, что с ними делать и как наказывать. Если проступок совершен в 17 лет, значит, нужно применить неполную ответственность. Это все юридические тонкости.

Дедушки и родители этих девочек в этом возрасте были старше по своей целостности и моральным качествам. Относиться к людям 17–19 лет как к детям — значит поощрять их дальнейшее нежелание развиваться.

Раньше в криминалистике было понятие «тинейджер», которое сейчас почти исчезло из профессионального лексикона. Оно характеризовалось как трудный возраст, преступность несовершеннолетних. А сейчас выделяют разные окончания подросткового периода. Когда я учился, подростковый период был до 18 лет. Сейчас по некоторым данным до 25–27 лет. Общество инфантилизируется. Вы можете представить себе человека, который отслужил в армии и, не дай бог, участвовал в каком-то конфликте, стрелял в людей, о котором мы будем говорить как о подростке?

Хочется обратиться к обществу и задать вопрос: мы и дальше будем поощрять такие детские выходки или нам хотелось бы, чтобы молодые люди взрослели? Какой бы провокатор ни был, надо было все-таки головой думать. Я подозреваю, что Аня и Маша могли догадаться, что их раскалывают.

Вы сказали, что провокационные методы со стороны спецслужб используют не только в России. Можете привести пример?

В Америке действуют сурово. Тоже внедряют агентов, провокаторов, создают какие-то неоднозначные ситуации. Нашего летчика Константина Ярошенко спровоцировали перевезти наркотики из Латинской Америки в Африку. После того как он согласился, его арестовали сотрудники национальной безопасности Либерии. Он получил большой срок, хотя ничего на тот момент не совершил.

Многие активисты восприняли позицию адвоката девушек и главного редактора телеканала RT Маргариты Симоньян, которая в своем телеграм-канале поддержала его, как шантаж: выйдете на улицу — девочки останутся в тюрьме, а не выйдете — переведут под домашний арест. Не кажется ли вам, что это действительно похоже на шантаж? 

Дело не в шантаже, а в том, что адвокаты, Симоньян и прочие правы. Потому что митинг несогласованный, это нарушение закона. Когда родители нарушают закон, то и дети поступают так же.

Если мы делаем несанкционированный пикет, значит, мы хотим спровоцировать власть, чтобы нас арестовали, либо придать этому делу какой-то шум. Я отлично понимаю адвоката, потому что его дело — защитить Аню и Машу и доказать в суде, что произошла ошибка, а не заниматься политикой. Если бы он хотел привлечь больше внимания к делу, он бы поднял всех на шествие с плакатами. А потом вдруг выясняется, что взрослые, к которым должны прислушиваться молодые люди, говорят, что закон им не указ.

На «Марш матерей» вышли люди, которые никогда до этого или уже давно не выходили на протесты. Чем это можно объяснить?

Я думаю, что мотив понятен. Нормальный человек раздражается, когда понимает, что стал жертвой провокации. Люди вышли, чтобы выразить свое несогласие с такими методами спецслужб. Когда в армии была дедовщина, появилось мощное движение солдатских матерей и даже тех, чьи дети уже отслужили. Они хотели защитить своих детей, так же как и люди, которые пришли вчера на акцию. Мамы, как никто другой, понимают, что развести можно любого.

Эта акция — показатель того, что не важно, правый ты, левый или либерал. А если бы молодых людей разводили на фашистскую идеологию, то либеральная интеллигенция не пошла бы их защищать? Думаю, что пошла бы, потому что власти поступили нечестно.

Подготовила Анастасия Степанова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Несмотря на угрозы властей, в Москве прошел несанкционированный «Марш матерей». Читайте репортаж «Сноба» с места событий
Почему митинг против дела «Нового величия» объединил тех, кого не интересует политика, и при чем здесь 1968 год и песня Александра Галича
Обвиняемые заявили, что ничего преступного не планировали, а идеологию им навязали правоохранители под прикрытием. Сейчас им грозит до 10 лет лишения свободы
Даже если думать о родном государстве только плохое, не получится предположить, что оно хочет кого-то показательно наказать делом о «Новом величии». То, что творят сегодня с Анной Павликовой, не пугает, а злит. Заставляет про государство думать плохое даже тех, кто так думать не привык