Все новости
Редакционный материал

«Как и все, этот плюшевый медведь возмущен». Как проходил «Марш матерей» в Москве

В Москве прошло шествие в защиту фигурантов дела «Нового величия». Люди шли под проливным дождем к зданию Верховного суда, чтобы возложить к нему плюшевые игрушки. Корреспондент «Сноба» Игорь Залюбовин наблюдал за тем, как это было
16 августа 2018 11:03
Фото: RBC/TASS

Сотня причин не пойти

За несколько часов до начала «Марша матерей» руководитель следственной группы по делу «Нового величия» Антон Малюгин попросил суд отпустить подозреваемых Павликову и Дубовик из СИЗО — из-за «отсутствия оснований для дальнейшего содержания девушек под стражей». «Марш все равно будет, — сообщила «Снобу» одна из организаторов шествия, актриса Татьяна Лазарева. — Мы с удовольствием посмотрим, что произойдет завтра в суде, и будем аплодировать, если их отпустят. Но, кроме девочек из "Нового величия", похожие дела идут по всей стране, и пока нет ни одной причины отменять его».

Около семи часов вечера центр Москвы заливало настоящим библейским дождем. В Новопушкинском сквере к тому моменту уже собралось несколько сотен человек, толпа была видна издалека — по сложенной из шестиугольников мозаике разноцветных зонтов. В основном это были женщины с детскими игрушками в руках. По замыслу организаторов, на марш нужно было принести любимые игрушки собственных детей и возложить их к зданию Верховного суда. Про тучи шутили, что их нагнал Собянин, а вот полицию никто не воспринимал всерьез — с десяток правоохранителей наблюдали за происходящим со стороны и никак не вмешивались. Несколько ПАЗиков в сине-белой расцветке, заполненные дремлющими омоновцами, коптили соляркой на окрестных улицах. «Была сотня причин не пойти сюда и только одна, зачем мы пришли. Но она важнее всех прочих», — объясняла какая-то женщина немецкому телеканалу, сжимая в руках плюшевую обезьяну c высунутым языком.

В начале восьмого колонна двинулась вниз по Тверскому бульвару.

Шотландцы и демократы

«Если мне дадут футболку, на которой будет написано “отец — тоже мать”, я приду», — сообщил «Снобу» накануне шествия писатель Дмитрий Быков. Неизвестно, как ему это удалось, но в итоге он появился именно в такой футболке. Сообразно названию мероприятия — мужчин было в разы меньше женщин; все они были насквозь промокшие по причине тотального отсутствия зонтов и выделялись на фоне женщин; некоторые из этих мужчин бежали прямо по газону Никитского бульвара, в основном, правда, это были репортеры, спешащие к голове колонны. «Сколько еще? Совсем немного осталось, потерпи», — переговаривались между собой пара в дождевиках — демократы перестроечной закалки; худая пожилая женщина успокаивала такого же худого пожилого мужчину в перемотанных изолентой очках. Внезапно наперерез им вышла крупная пара в традиционных шотландских костюмах. «Омоновцы!» — то ли в шутку, то ли всерьез, ахнул кто-то за спиной. Пара демократов и пара шотландцев завели беседу:

— Вот хаппенд хир?

— Рашн демокраси митинг. Фор хьюман райтс.

Шотландцы были настоящие; не удивляясь шотландской погоде, которая, как они объяснили мне, преследовала их во всех точках планеты в этом году, они с изумлением смотрели на толпу женщин, тонущую в пелене дождя. Шотландцы приехали сюда, чтобы принять участие в историческом фестивале. Статисты в костюмах солдат русской армии образца Первой мировой войны невозмутимо смотрели на шествие из своих армейских палаток.

Марш промокших игрушек

Разные политические силы никак не пытались выделиться. Вместо Алексея Навального была его жена Юлия и юрист «ФБК» Любовь Соболь. Организатор митинга Яна Троянова рассказывала в камеру мобильного телефона Юлии: «Есть еще одна вещь, почему я пришла сюда, о которой я никому еще не говорила. Когда-то мой сын проходил тяжелый период, а я не смогла помочь ему, и он повесился. Поэтому здесь я как на искуплении».

Всероссийские знаменитости — актриса Троянова и активистка Надежда Толоконникова вызывали у толпы, шедшей к зданию Верховного суда, не больше интереса, чем активисты НОД, которые шли в самом хвосте, пытаясь спорить с каждым, кто хотел поговорить с ними: «Вы пытаетесь выгородить преступление, которое совершено против России», — кричал сквозь дождь член организации Алексей Кулаков. Женщины и промокшие мягкие игрушки, которые они сжимали в своих наманикюренных пальцах, шли, не обращая на него никакого внимания.

Полиция с народом

«Полиция с уродом» — дурацкий каламбур, придуманный на одном из прошлых митингов в ответ на знаменитый лозунг любых оппозиционных акций, — здесь не звучал. «Переходите, не бойтесь», — ревел в громкоговоритель дэпээсник на пересечении Никитского бульвара и Нового Арбата, в то время как экипаж его патрульной машины перегораживал дорогу образовавшейся пробке из машин. Участники акции аплодировали ему.

— Вы специально перекрыли дорогу? — спросил я его.

— Да, — деловито и вместе с тем как-то радостно бросил он и стал махать палкой, по инерции продолжая останавливать движение, которое и без того было остановлено.

У Верховного суда

Писатель Вардван Варжапетян нес в руках огромного медведя. «Этот медведь — любимая игрушка писательницы Маргариты Хемлин. Она три года назад умерла, а так она была бы здесь. И я принес его сюда, потому что он большой и красивый, потому что, как и все лучшие существа нашего Отечества, он возмущен», — рассказал Варжапетян «Снобу». Он не стал объяснять, что Маргарита Хемлин — его жена, но об этом можно прочесть в «Википедии». Оставив эту игрушку у дверей Верховного суда, он стоял под проливным дождем.

К тому времени у этих дверей уже скопилась целая масса игрушек. Во главе этого плюшевого представительства сидели два больших медведя, вокруг них громоздились самолет, единорог, бегемот, my little pony, маленькая такса, еж с грибом, розовый поросенок в фартуке с изображением яблока, маленькая пчела, синий надувной динозавр, Кайло Рен с красным лазерным мечом и такса с наивной мордой. «Свобода!» — с интервалом в две секунды скандировала толпа на протяжении десяти минут.

Фемида

«Наши дети — заложники. Потому что завтра это может произойти с ними», — говорила в это время организатор митинга Анна Наринская журналистам. Ее слова заглушали клаксоны автомобилей, застрявших в пробке, которая образовалась перед зданием суда из-за толпы, перегородившей движение. Громче всех сигналил BMW представительского класса. «Там, на хер, скорая стоит, щас умрет кто-нибудь в ней, и молодец будет Анна Павликова», — объяснил мне скороговоркой владелец BMW, после чего вдавил пальцем кнопку стеклоподъемника. «Детям не место в камере!» — должно быть, доносился в закрывающееся окно лимузина очередной лозунг протестующих.

Высокий подросток в баскетбольной майке мок под непрекращающимся дождем, с бессильной злобой глядя куда-то вверх. Он не скандировал с остальными. «Я близкий друг Ани Павликовой, — рассказал он мне. — Она была обычной девочкой, социопатом, может быть. Такой же, как я. Но никаким не террористом, конечно. Не нужно называть мою фамилию, пожалуйста». Над ним в пяти метрах парил барельеф и главный символ Верховного суда, статуя российской Фемиды, уникальность которой в том, что ее глаза, в отличие от греческого божества, не завязаны.

Кто-то из протестующих что есть силы долбил по водосточной трубе во дворе напротив, и казалось, колокола звали на вечернюю службу. То и дело мимо протестующих проезжала полицейская машина; из громкоговорителя доносилось: «Акция окончена». Чтобы делать это раз в несколько минут, автомобилю полиции приходилось объезжать здание суда и возвращаться обратно бесчисленное количество раз. Промокшие медведи, еноты, обезьяны молча смотрели на полицейских.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Почему «Марш матерей» не должен был состояться и можно ли считать фигурантов дела «Нового величия» детьми
Татьяна Лазарева
Почему митинг против дела «Нового величия» объединил тех, кого не интересует политика, и при чем здесь 1968 год и песня Александра Галича
Обвиняемые заявили, что ничего преступного не планировали, а идеологию им навязали правоохранители под прикрытием. Сейчас им грозит до 10 лет лишения свободы
Иван Давыдов
Даже если думать о родном государстве только плохое, не получится предположить, что оно хочет кого-то показательно наказать делом о «Новом величии». То, что творят сегодня с Анной Павликовой, не пугает, а злит. Заставляет про государство думать плохое даже тех, кто так думать не привык