Все новости
Колонка

Кто здесь суд. Есть ли победитель в споре Навального с журналистами

29 Августа 2018 12:52
Раскалывать оппозицию в России власти и дешевле, и проще, чем запугивать или сажать

Спор оппозиционного лидера с либеральной газетой завершился самым естественным в наши дни образом. Ближе к концу дискуссии в нее активно вмешались сотрудники 2-го оперативного полка УМВД по Москве. Подкараулив у дома, они покалечили Навальному палец и увели в СИЗО. Позавчера Тверской столичный суд арестовал несогласного на 30 суток, и это означало, что в полемике Алексея Навального с «Ведомостями» победил Алексей Навальный. Ибо таковы правила игры в политику и принципы справедливого разрешения споров при нынешнем режиме: кого власть сильнее прессует, тот и прав.

Все прочее — детали. В частности, вопрос о том, обязаны ли журналисты либерального издания немедленно откликаться на разоблачительные речи оппозиционного лидера или могут взять паузу, как бы перепроверяя факты, изложенные в его расследовании. Трусость это или сугубый профессионализм, неведомый политиканам? Как и вопрос, обращенный к самому Навальному: должен ли оппозиционный лидер безотлагательно обзывать газетчиков «мурзилоидами» и еще по-всякому, если они промедлили с публикацией свежей новости о богатой недвижимости и прочих экономических достижениях мамы думского спикера? Его, Навального, ругань следует объяснять обостренной тягой к справедливости или склонностью к бытовому хамству?

Все это, повторюсь, теперь проблемы второстепенные. Ибо главная решена. Кто постоянно расплачивается за свои слова и дела, тот и празднует победу. Менты, прокуроры, судьи, труженики конвойных войск и тюремные надзиратели в данном случае выступают непререкаемыми арбитрами. Им можно верить.

В России складывается уникальная ситуация, когда политические программы и взгляды оппозиционных деятелей практически неотличимы. Но фактор иррациональной личной вражды перечеркивает возможность совместных действий

Единственная проблема, которая все-таки остается нерешенной, сводится к тому, что Алексею Анатольевичу сегодня делать с его победой. Да и всем нам, то есть людям, которые мечтают о Прекрасной России Будущего, какой она видится, допустим, тому же Навальному. То есть без Путина и Володина, аннексий и контрибуций.

Загвоздка в том, что собирательному либералу нелегко бывает спорить с условным охранителем. Он говорит, к примеру: «Долой режим!», приводя довольно убедительные аргументы в защиту своей точки зрения. А тот ему в ответ, эдак с хитринкой: «А кого взамен предложите?» Имея в виду некую сплоченную команду единомышленников, способных поспорить за власть с теми, кого долой. И тут выясняется, что признанный протестный лидер Навальный и не столь признанные, но тоже вполне вменяемые оппозиционеры находятся между собой в отношениях чрезвычайно скверных и постоянно ругаются друг с другом.

Доходит и до того, что признанный протестный лидер устраивает разборки с редакциями передовых газет, и те неумело отбиваются. А ведь есть еще и Григорий Явлинский, для которого одинокое противостояние целому свету является смыслом жизни. В итоге полемика демократа с обскурантом оказывается не то чтобы проигранной, но лишенной содержания.

Вообще в стране складывается уникальная ситуация, когда политические программы и взгляды оппозиционных деятелей практически неотличимы, и любая расчудесная Люся Штейн мыслит примерно так же, как и Навальный, Гудков, Собчак, Яшин, Явлинский, Шлосберг и т. п. Но при этом очень часто фактор иррациональной личной вражды перечеркивает возможность эффективных совместных действий. Впрочем, изредка происходящее поддается хоть какому-то рациональному объяснению, как на президентских выборах, когда Ксения Анатольевна занималась явным троллингом Алексея Анатольевича. Подавляющее большинство других конфликтов в оппозиционной среде нельзя ни постичь, ни оправдать.

Во время задержания участника несанкционированной акции на Тверской улице. Москва. 12 июня 2017 года Фото: Виктор Кручинин/ТАСС

Вообразим, что в эпоху перестройки в конце 80-х годов Андрей Сахаров и Борис Ельцин, Гавриил Попов и Анатолий Собчак, Юрий Афанасьев и Сергей Станкевич с утра до ночи устраивали бы толковища о том, кто у них главный и почему во вчерашней антикоммунистической газете перенесли на завтра чью-нибудь замечательную статью. Гэкачеписты могли бы отдыхать. Ну да, время было другое и народ другой, и общественные настроения. Тогда ветер дул в паруса несогласным, и власть металась между либералами и охранителями, а ныне в Кремле ошибки учтены и исправлены, все под контролем, электорат, почти не колеблясь, выбирает кого скажут, оттого и оппозиция погружена в глубочайший депресняк. Отсюда вроде и разборки, как следствие тотального поражения, одиночества, затравленности и злости, которая срывается на своих. Даже на журналистах, которые замешкались с публикацией свежего эксклюзива.

Тем не менее все это и непростительно, и непостижимо, поскольку речь идет о взрослых неглупых людях, сознательно избравших для себя политическое поприще. А также о ситуации в России и о начальстве российском, управляющем страной в режиме спецоперации, которая как раз и основывается на том, чтобы оппоненты были заняты внутренней грызней. Раскалывать при нашем недосталинизме и дешевле, и проще, чем запугивать, сажать или расстреливать у кремлевских стен. Потому иногда, при некоторой тяге к конспирологии либо с тоски, закрадывается мысль, что оппозиционные ряды неплохо профильтрованы разными провокаторами и кто успешней плодит яростные разборки в этих рядах, тот и «агент». Да и странно было бы при живом Владимире Владимировиче и владычестве давних его соратников-сослуживцев ожидать, что власть может отказаться от соблазна нашпиговать оппозиционное движение своими шпионами. А то и возглавить, дабы управлять протестами и заранее знать, кто чего замышляет и куда выйдет.

Впрочем, увлекаться этими мыслями все же не следует, ведь одной из методик спецслужб является ложное обвинение в сотрудничестве с ними. Так что с уверенностью нынче можем говорить лишь об одном: Навальный выиграл. Цена этой победы невелика, но за отсутствием иных ему и нам остается довольствоваться малым. Сообщение об аресте создателя ФБК стало в тот день одним из главных сюжетов в новостных блоках всех приличных изданий. И во многих неприличных тоже. Прекрасная Россия Будущего читала их с чувством глубоко осознанной безысходности.

Читайте также
Андрей Перцев
Зачем Владимир Путин решил обратиться к народу
Иван Давыдов
У российского государства была возможность решить, на чьей оно стороне — палачей или жертв. И этот выбор был сделан. А мы с ним согласились
Андрей Мовчан
Жизнь в России опасна. И каждому из нас стоит хорошо подумать, прежде чем начать собственный бизнес или даже сделать репост в соцсетях