Все новости
Колонка

Итоги минувшей теленедели: обращение Путина и «Домашний арест»

3 Сентября 2018 10:35
Минувшая теленеделя отметилась в эфире двумя заметными событиями: сериалом «Домашний арест», стартовавшим на одной из платформ ТНТ, и телеобращением к народу президента Путина

Не сразу и скажешь, что больше озадачило публику.

Путин начал тепло и даже задушевно: «Уважаемые граждане России, дорогие друзья…» Почти как Сталин на втором месяце Отечественной войны. Вождь для пущей сердечности назвал соотечественников «братьями и сестрами». Такой уровень родственности его к населению стал отчетливо выраженным знаком того, что дело скверно. Насколько скверно — умолчал. Правда, помянул об утрате контроля над рядом территорий, но ни звука не проронил о гигантских человеческих потерях. К правительству и к себе, как следовало из текста его речи, претензий у него не было. Все, мол, делалось по уму. В том числе и заключение пакта о ненападении с такими «извергами и людоедами, как Гитлер и Риббентроп». Просто кто мог представить, что «изверги и людоеды» окажутся столь непорядочными?

Сталин тогда ничего не сказал о таком стратегическом уроне как демографические дыры, случившиеся, как мы знаем сегодня, не только по причине войны, но и вследствие массовых репрессий. Об одной из «дыр», слава богу, набрался мужества сказать в августе 2018 года президент Путин, чтобы оправдать очередной отъем денежных средств у населения в рамках пенсионной реформы.

Президент, в сущности, 29 августа повторил то, что предсказал Леонид Парфенов 26 июня в одном из выпусков «Парфенона». Тележурналист, размышляя о надвигающейся реформе, прикинул, чем дело кончится. Президент будет долго, насколько это возможно, сторониться разговоров о горизонтах пенсионных границ, мол, это дело правительства и Думы. А когда кипение общественного недовольства достигнет высшей точки, выйдет к телезрителям и великодушно предложит снизить женщинам порог выхода на пенсию на три года. Парфенову даже показалось, что довесок в троечку лет для женщин от правительства специально был прописан, чтобы президенту было куда отступить.

Так оно и вышло. Были дарованы еще кое-какие послабления пожилым гражданам и многодетным матерям. Словом, президент разрешил резать пенсионный хвост народу не сразу, а по частям, видимо, надеясь, что и шерсти прибудет, и рейтинг снова, как после Крыма, взметнется.

Народ и вправду возликовал, если верить информационно-аналитическим программам. Эксперты на выставочных ток-шоу типа «Время покажет» вместе с ведущими и со студийной клакой премного были счастливы.

Правда, такой эмоциональный подъем несколько диссонировал с тональностью выступления самого президента. Она была необычно вкрадчивой и как бы даже извиняющейся. А уж финал речи — чуть ли не умоляющий. Не тот, что был у премьера два года назад: «Денег нет. Но вы держитесь!»   

Президент: «Еще раз подчеркну: нам предстоит принять трудное, непростое, но необходимое решение. Прошу вас отнестись к этому с пониманием».

«Понимание» растет. По мере убывания рейтинга доверия к власти, обустроившейся в своем карточном домике пропаганды.

На верхних его этажах, похоже, неуверенно стал себя чувствовать и президент — его минорное настроение всем бросилось в глаза. Зато внизу и в отдалении от главных телеканалов политическая жизнь бьет ключом. И, разумеется, по головам.

Иллюстрация: East News

В провинциальном, но очень русском карточном городке Синеозерске народ выбирает мэра. Аркадий Борисович Аникеев держит речь перед двумя десятками избирателей. Она, в отличие от президентской, энергична, наступательна: «Было сделано немало, но предстоит сделать еще больше. Я очень хочу, чтобы наш город, наш с вами любимый Синеозерск, процветал. Поэтому я выдвигаю себя в мэры на новый срок». Сказал и поспешил к выходу. На летящие в спину ехидные вопросы журналистов отвечает резко, не оборачиваясь и словно отстреливаясь. «Кто ваши основные конкуренты?» — «Мне некогда об этом думать. Слишком много дел». — «Когда вы озвучите вашу программу?» — «На днях, смотрите ее на сайте». — «А вас поддерживает губернатор?» — «Самое главное, чтоб меня поддерживал народ».

Народ встретил кандидата протестной демонстрацией, скандирующей: «Мэр — вандал!»

Мэр-вандал оказался еще и преуспевающим коррупционером. Его взяли с поличным в тот же день непосредственно в сортире. Мерой пресечения до суда стал домашний арест. Взяли по наводке вице-мэра, с одобрения губернатора и при попустительстве полпреда, который, надо полагать, поставил в известность об этом президента.

«Домашний арест» — так называется мини-сериал, придуманный Семеном Слепаковым. Считается он сатирическим, хотя в изображении общественно-политических коллизий нет никаких преувеличений. Все один к одному. В городе один порядочный человек, да и тот… фээсбэшник.

Господи, думаешь, отсмотрев первые три серии, как легко быть в нашей стране сатириком. У нас сейчас сама жизнь стала сатиричной: куда не плюнешь, обязательно попадешь в точку. И захочешь нашу действительность оклеветать, а не получится. А коли пожелаешь опровергнуть какую-нибудь напраслину, вроде той, что Минкульт возвел на домашних арестантов — режиссера Серебренникова и его сотрудников по «Седьмой студии», как это пожелали сделать теледокументалисты Екатерина Гордеева и Роман Супер, так их фильму «Театральное дело» в федеральном эфире не найдется местечка. Он зажил отдельной жизнью в интернете под подписку о невыезде.

Под подпиской о невъезде два года томится «клеветнический фильм» Сергея Лозницы «Кроткая». Он на минувшей неделе обсуждался на радиостанции «Свобода».

Нельзя сказать, что «Домашнему аресту» в этом смысле сильно повезло. Он ведь тоже не допущен до большого эфира — идет на платной платформе «ТНТ-премьер» раз в неделю. Это можно квалифицировать как своего рода домашний арест для «Домашнего ареста». Вполне себе щадящая мера пресечения для отечественной версии голливудского «Карточного домика».

На первый взгляд может показаться, что между оригиналом и адаптацией никакого сходства. На деле оно очевидно. Просто американский «Карточный домик» воспринимается как политическая драма, а наш «синеозерский» («Домашний арест») смотрится как политический фарс.

«Домашний арест» должен бы понравиться и президенту, как понравился некогда царю «Ревизор». Это ведь не над ними, царями, смеются; это смеются над городничими заштатных городов N и Синеозерска.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Татьяна Краснова
В начале учебного года возобновились дискуссии о том, чему должны учить в школе, и нужна ли она вообще современным детям
Андрей Перцев
Руководство сепаратистских украинских республик поглотили хаос и смерть. Как это вышло?
Иван Давыдов
Благотворительность всегда в некотором смысле самооправдание. Но одно дело — перевести денег человеку, о тяжелой судьбе которого тебе рассказал телевизор, и совсем другое — кинуть мятую сотку несчастному, которого сам же перед этим не без садистического удовольствия изувечил