Колонка

Пастух выбирает стадо

7 Сентябрь 2018 10:45

Почему не стоит недооценивать воскресные выборы в России

Забрать себе

Железный закон августовского перелома ожиданий — в действии. Все обретает новые пропорции и меняется на вкус, на цвет. В Единый день голосования — 2016 еще спорили, надо ли идти на выборы. В сентябре 2018 года обсуждают лишь, при какой явке победит мэр Собянин — а на его предвыборном сайте избиратели протестуют против того, что в Люблино завелись клопы.

Сентябрьские выборы — выборы глав 17 регионов. Но в Москве остальными выборами в России интересуется только неугомонный Александр Кынев, коллекционирующий идиотские предвыборные плакаты, да еще несколько политологов, всегда уверяющих, что у нас все в порядке. Москва наконец-то полностью отделилась от прочей унылой России. Теперь выборы — лишь одна из площадок Дня города, куда наш мэр убеждает сходить — хотя бы для того, «чтобы вычеркнуть всех». Производство атмосферы праздника является главным. Это даже не видимость политики, а ее обширное радостное послевкусие, как после хорошей шавермы. Выборы — не место для политики!

Гордый, но малый народ

Выборы формируют группу жителей политической витрины, именуемых оппозицией и используемых как аппаратные консервы. Когда-то авторитарная власть обижала оппозицию, а та рвалась сквозь кольцо муниципального фильтра. Сегодня оппозиция носит кольцо с гордостью, как обручальное. Стремиться некуда — можно писать некрологи и сплетничать о пресс-секретарях. Какие репрессии, вы с ума сошли? Это лишь затянувшееся теплое неуходящее лето.

Выборы для оппозиционной среды являются поводом для безудержной радикальной риторики. Чем радикальней риторика, тем меньше она отвечает «протестным настроениям» и меньше связана с действиями. Кроме так называемых активных действий работников ФСБ с речевками от «Нового величия».

Вы можете вообразить людей, которые не договорились о предвыборной коалиции, не поделив неубитые 50% голосов — решая, кому из них выйти во второй тур? Они мучают слух выражением-паразитом «протестные настроения». Конечно, протестные настроения тоже бывают, но их надо формировать задолго до выборов. Ни на одних выборах ни у кого нет ни одного шанса, не созданного до выборов иными методами.

Самые настоящие выборы

Выборы не уходят — они возвращаются, и Сергей Собянин прав, вспоминая первое голосование в СССР, где ему подарили книжку. (Имейте в виду, книжка у него уже есть.)

Советские выборы не были никчемным институтом — они подтверждали власть. Их контролировали, а бюллетени в урнах честно подсчитывали. Пригласи на советские избирательные участки наблюдателей от Республиканской партии США — те не выявили бы нарушений, вбросов и «каруселей». Собянин прав, вспоминая далекое, — в его новых выборах фальсификации не нужны, вредны и почти невозможны, как в советских.

Российские выборы — состоявшийся институт власти. Это остроконкурентный конкурс подчиненных лиц за доверие к себе руководящих инстанций. Выборы в РФ реальны как раз потому, что на них начальство отбирает для себя население. Они твердо и недвусмысленно подтверждают правильность выбора.

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) недавно ввел критерий комфортности выборов для кандидата. Научная основа проста: недавнему путинскому назначенцу комфортней, особенно если он — генерал. Тем же, на чьих подчиненных заведены следственные дела, некомфортно, не так ли? Так в некоторых регионах вроде Иркутска идет заунывная травля друзей коммунистического губернатора Сергея Левченко, три года тому назад имевшего наглость победить на выборах единоросса. Левченко некомфортно.

Выборы в Москве подражают (неслучайно, о чем ниже) кремлевской догме мобилизации на президентские выборы: зазывалы в подъездах и во дворах, ларьки, музыка и карнавал на улицах, мнимые соперники мэра с неизменно плохой кредитной историей, о чем рассказывают гадости по ТВ. Хэштег #выборытамгдеты, дорогой президент!

Репродукция картины художницы Натальи Нестеровой «Случай». 1987 год

Фото: РИА Новости

Выставка лаковых миниатюр

Новый канон выборов — щадящий мягкий детокс в номерах повышенной комфортности без лишних рисков. Великолепное изделие, совершенное, как китайская лаковая шкатулка с секретом. Картинки должны быть ярки, но приличны, ведь их могут увидеть дети и наблюдатели ассоциации «Голос». Секретов в лаковой шкатулке не менее трех, и хотя все они на картинках — секрет не там, на что вы глядите.

Картинка «Пастух выбирает стадо, которое легче пасти» — на выборах начальство избирает себе хороший народ. Народ комфортного избирателя, как сказал бы ФоРГО. Тот наилучший в мире народ, что, выпучив глаза, несется среди штакетников счастливый, как полицейский, слупивший с лоха пять штук.

Картинка «Пастух выбирает себе пастушат» — на выборах начальство избирает начальство, достойное за него поработать, а заодно посидеть. То начальство, которое отвечает за доставку власти распоследнему населенцу России. Бесчисленных левченок и шестунов, которые ответят перед населением за теплоцентрали и свалки — а при нужде и сядут за Кремль, и будут честно сидеть, как сидят Шестун или Белых, дожидаясь смены режима.

Картинка «Пастух выбирает такого волка, с которым легче пасти овец» — на выборах начальство уточняет премиальные списки ближнего круга. Тех, кто достоин проводить Путина на покой, подарив ему хрустального медведя с золотой рыбой в зубах напоследок. Очень важная функция выборов, но и она не главная.

Главная та, что выборы 2018 года — это выборы финальной дистанции, «последней мили». На этих выборах Двор устраивает себе не менее как послепутинскую Россию. Ту Россию, которую сможет лично передарить преемнику при своем прямом и явном для него участии. Вот главный секрет китайской шкатулки.

Ахилл под Москвой

Сумерки ухода окрашивают все. Кроме преемника есть и еще проблема преемствующей власти — власти, наследующей путинской. Такая власть должна будет отвечать некоторым критериям и также иметь имена и фамилии. Некоторые из этих фамилий есть среди 17 избираемых глав регионов. Более того, по всей вероятности у них больше шансов остаться в послепутинской власти, чем у ряда излишне именитых: имя на слуху бывает неудобным в час X.

Я бы напомнил о факторе «последней мили» — той периферии Системы, где она прямо контактирует с потребителями власти. Как известно, слабое качество «последней мили» ее недостроенность лишает ценности даже мощную систему с превосходными генерирующими узлами (Чубайс не даст соврать). В случае с послепутинским Кремлем метафора последней мили приобретает сразу несколько смыслов.

Во-первых — функционирующая, и неплохо функционирующая, система власти в РФ лишь отчасти держится на низовом начальстве, а в не меньшей степени — на фигуре и имидже Владимира Путина. Пускай муниципальная управа, полицейский участок и ЗАГС являются ближайшими к гражданину рецепторами власти, но как раз там не беспокоятся. Совсем другой смысл приобретает тема «последней мили» для людей ближнего круга, несмотря на то, что пока что они и так в Кремле: в Кремле-то Путин, а не они. Мистический «2024 год» в нашей Системе без правил может наступить в любой год и месяц, а он сулит парадоксы: ближние могут стать дальними.

Парадокс Ахилла, не догоняющего черепаху, несмотря на свои кремлевские корочки: вообразите сложность задачи первому вбежать в Спасские ворота. А по чистой случайности, последние метры «последней мили» находятся в городе Москва, мэра которой мы выбираем.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Читайте также

Чем нынешние выборы отличаются от всех предыдущих, и почему на этот раз в них практически нет кандидатов от оппозиции
В 80 российских регионах тысячи политиков дарят избирателям подарки и проводят праздники, судятся и жгут машины друг друга

Новости партнеров

Российские новости увлекательны, надо только уметь их читать
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться