Богат и славен Кочубей: к какой чести апеллирует Золотов

Редакционный материал

Вызов Алексея Навального на «дуэль» от Виктора Золотова — повод вспомнить, что представления о чести имеют экономическую основу и не всегда связаны с рыцарственностью

17 Сентябрь 2018 11:07

Забрать себе

Иллюстрация: Culture Club/Getty Images

Обращение Виктора Золотова уже успело спровоцировать самые разные комментарии, от издевательских до вполне серьезных с нотками тревоги. Главной темой подобных высказываний, разумеется, стало само предложение Золотова вызвать Навального на дуэль с обещанием сделать из оппонента «хорошую, сочную отбивную» на боксерском ринге и угроза Навальному позором в случае, если он захочет «слезть с сатисфакции».

Можно оставить в стороне вопиющую стилистическую несуразность этого выражения, а также все несовместимости сделанного предложения с представлениями о дуэлях даже на уровне романа Александра Дюма «Три мушкетера». Пусть главный гвардеец предлагает обидчику устроить мордобой и называет это красивым словом «сатисфакция». Золотов, прежде всего, апеллирует к традиции — к тому, что, как ему кажется, было «испокон веков» принято в «офицерской среде». Иными словами, к тому, что ему представляется защитой чести.

На этом вопросе следует остановиться отдельно. Сейчас те, кто оперирует такими понятиями, как «честь», редко действительно задумываются над смыслом сказанного. «Защита чести» — это примерно как «взятие ответственности» — выражение, за которым редко стоит буквальный смысл. Однако желание Виктора Золотова помахать кулаками во имя офицерских традиций действительно заслуживает того, чтобы сделать небольшой экскурс в историю. В конце концов, «честь» и ее «защита» когда-то не были пустыми словами.

Иногда полезно обратиться к классическим толкованиям. В частности, соответствующая статья в «Большой энциклопедии» под редакцией Южакова,  изданной на рубеже XIX и XX веков, указывает на то, что «честь возникает из соответствия образа мысли и поведения лица с его нравственным долгом и заключается в признании и уважении со стороны ближних». То есть, по меньшей мере, авторы энциклопедических статей считали нужным показать, что «честь» — в том числе «честь мундира» — не шьется вместе с мундиром у портного, но требует некоторой ответственности со стороны обладателя, например, того самого соответствия поведения нравственному долгу. Образ мысли Виктора Золотова был достаточно убедительно явлен в его обращении. Все упоминания про задачу Навального «обливать грязью все вокруг», о «гнилых и трухлявых» Навальных, у которых «нет ни страны, ни Отечества» в ответ на обвинения в подлоге при закупке квашеной капусты дают представление о мире, в котором он живет. В точности судить, в чем заключается нравственный долг главы Росгвардии, мы не можем. Однако можно привести еще один пассаж из упомянутой статьи о чести: «Бывают известные случаи, когда нравственное суждение людей — общественное мнение — не признает за кем-либо полной чести. Причиною этого может быть или дурной поступок данного лица, или предосудительный образ жизни». Во всяком случае, так было принято думать чуть больше ста лет назад.

Впрочем, возможно, речь идет не о юридической чести, а о личной — именно это понятие в юридической латыни определяется как honor или dignitas. Учитывая, что Золотов упоминает членов своей семьи, в «изобличении» которых Навальный не должен допускать «оскорбительный или клеветнический тон» (стилистические особенности сохранены), то в большей степени речь идет о личном чувстве.

«Честь» в примитивном смысле — всего лишь подтверждение права распоряжаться какими-то ресурсами. И в некоторых условиях его приходится защищать

Что ж, личная честь и апелляция к ней действительно достаточно древнее чувство, и по крайней мере некоторые теории современных антропологов могут объяснить, почему оно появляется в рассуждениях Золотова. Можно сослаться на Ричарда Нисбетта — одного из соавторов книги «Культура чести. Психология насилия на Юге США», исследовавшего феномен «южного джентльменства» с его готовностью агрессивно защищать покушение на личное достоинство. Нисбетт приводит данные, согласно которым понятие «честь» и готовность ее «защищать» имеют экономическую природу: они, как правило, появляются в обществах, бедных ресурсами и с отсутствием надежной правовой защиты — там, где риск воровства каких-либо ценностей может быть оправдан. По мнению Нисбетта, представления о необходимости «защищать честь» особенно развиты там, где в хозяйстве преобладает не земледелие, а разведение скота. Иными словами, там, где люди не трудятся в поте лица над своей нивой, а контролируют стада (или другие перемещаемые или перетекающие ресурсы), готовность самостоятельно расправиться с тем, кто покусится на скот твоего стада (или укажет, что ты не имеешь права им владеть), — основа твоего благополучия. Так, чтобы табуны коней паслись вольны и нехранимы.

«Честь» в подобном примитивном смысле — всего лишь подтверждение права распоряжаться какими-то ресурсами. И в некоторых условиях его приходится защищать. По крайней мере, демонстрировать такую готовность. В таком смысле это, разумеется, ближе к «понятиям», которые, по большому счету, были «изобретены» именно для регуляции контроля над ресурсами, — набору простых правил, принятых в криминальной среде и призванных действовать там, где невозможно или нежелательно рассчитывать на силу закона. И эта глубинная «правда» как раз и есть самое ценное в выступлении Золотова. То, что с этим могучим стремлением защитить право спокойно пасти свои стада не слишком гармонично сочетаются высокие материи «офицерских традиций» и «честных поединков», — это, скорее, подтверждение, что и офицерство в данном случае лишь удобный институт для реализации этого стремления. И поэтому рассуждения на подобные темы быстро заканчиваются фразами-химерами вроде «соскочить с сатисфакции». Но это, видимо, то, что всегда нужно учитывать, когда высокие государственные сановники начинают рассуждать о чести. Идет ли речь о личной чести, чести корпорации или страны.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

О «дуэли» главы Росгвардии и Алексея Навального
Обещание Золотова сделать из Навального отбивную как признак отчаяния «хозяев» страны и начала битвы «элит» за путинское наследие

Новости партнеров

Глава Росгвардии Золотов опубликовал видеообращение к оппозиционеру Навальному, в котором прокомментировал расследование Фонда борьба с коррупцией о завышении цен на закупки продуктов для ведомства
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться