Колонка

Успех на губернаторских выборах похоронил репутацию системной оппозиции

19 Сентябрь 2018 11:50

Шансы, которые дали системным партиям региональные выборы, в итоге обернулись окончательным ударом по их репутации. Вторые туры обратили к КПРФ и ЛДПР пристальное внимание жителей регионов. Но риску независимой борьбы они предпочли сотрудничество с действующей властью

Забрать себе

Региональные выборы, которые прошли 9 сентября, стали звездным часом для российской системной оппозиции — КПРФ и ЛДПР. В Хакасии выдвиженец коммунистов набрал ощутимо больше главы республики в первом туре губернаторских выборов, в Хабаровском крае обогнал действующего губернатора представитель ЛДПР. Еще в двух регионах партийцы вышли во вторые туры — кандидат от КПРФ в Приморье и выдвиженец ЛДПР во Владимирской области. В Приморском крае, где единоросс Андрей Тарасенко, хотя и недобрал до победы в первом туре всего 4 процента голосов, но выиграл у коммуниста Андрея Ищенко со значительным перевесом, власть попыталась по горячим следам закрепить успех — второй тур назначили на 16 сентября, а не на 23-е, как в других регионах. При подсчете бюллетеней выяснилось — Ищенко побеждает. Результаты в пользу Тарасенко корректировались в последний момент, и эта коррекция была очевидна. Региональные выборы, которыми граждане прежде не интересовались, попали в топ новостей — «наглые фальсификации, украли победу». Попали в них и партии, представители которых вышли во второй тур, — что же будут делать коммунисты и соколы Жириновского со свалившимся на них счастьем?

С одной стороны, про КПРФ и ЛДПР было все давно понятно. В 2011 году протестно настроенные избиратели дали им шанс и голосовали за любую партию против «партии жуликов и воров». Избранники предпочли другую дорогу — уже через год поддержали «антимагнитский закон», запрещающий иностранцам усыновлять российских сирот. Партии сотрудничают с властью — в случае необходимости готовы выдвинуть слабых кандидатов на губернаторских выборах, если надо — задвинут сильных, как это было с мэром Новосибирска Анатолием Локотем в этом году или с депутатом Госдумы от ЛДПР (Оренбургская область) Сергеем Катасоновым в 2015-м. КПРФ и ЛДПР поддерживают внешнюю политику Кремля, критикуют несистемную оппозицию. Владимир Жириновский и вовсе пришел на Тверскую 9 сентября и ударил одного из протестующих.

Кандидат в губернаторы Приморского края от партии КПРФ Андрей Ищенко

Фото: Yuri Maltsev / Reuters

Однако после высокого результата партийцев в регионах забрезжила какая-то надежда: а вдруг в системных партиях теплится какая-то живая политическая жизнь? Конечно, неожиданные успехи обусловлены, в первую очередь, народным недовольством пенсионной реформой, а не усилиями партий, которые критиковали власть далеко не в полную силу. Да, вышедших во второй тур кандидатов отбирали в администрациях регионов и помогли им пройти муниципальный фильтр. Но судьба дала шанс показать себя и реабилитироваться, и вроде бы им грех не воспользоваться. Политика — это борьба за власть, КПРФ и ЛДПР сильно приблизились к ее получению пусть не в стране в целом, но хотя бы в отдельном регионе. Партии встали перед развилкой. Направо пойдешь (договоришься с властью) — и все будет по-прежнему: тебе зарезервируют места в Госдуме и региональных парламентах, расчистят несколько одномандатных округов, позовут твоих депутатов в телевизор. Налево пойдешь (начнешь реальную борьбу на выборах) — можешь выиграть, но былого благосклонного отношения Кремля уже не жди. ЛДПР и КПРФ приходится сделать имиджевый (а может, и экзистенциальный) выбор — остаться крыльями единой партии власти или хотя бы робко заявить: «Мы здесь (Приморье, Хабаровск, Владимир, Хакасия) власть!» Этот выбор для наблюдателей, может быть, важнее собственно выборов губернаторов, хотя, конечно, вторые туры, считавшиеся экзотикой, помогли привлечь внимание к партийным метаниям.

КПРФ, чей представитель почти победил в Приморье, знаковом для страны регионе, бодро начала. Сам кандидат Андрей Ищенко, хотя и поспешил подписаться под «курсом Путина», начал голодовку и собрал на площади людей, Геннадий Зюганов гневно заклеймил власть в интервью, думские коммунисты потребовали парламентского расследования. Компартия призвала россиян протестовать на улицах, и этот призыв поддержал Алексей Навальный. Неплохо для начала, но длилась эта ситуация недолго. Ищенко закончил голодовку в тот же день, протесты во Владивостоке идут не очень активно. Фракция КПРФ пока не оформила документы для парламентского расследования, а если итоги выборов признает ЦИК, то и смысл в нем отпадет. От сотрудничества с Навальным коммунисты открестились. На серьезную борьбу совсем непохоже, но хотя бы говорить о нарушениях не стесняются, что по нынешним временам выглядит уже заслугой. Но это не совсем так. Вспомним 2015 год. Выдвиженец КПРФ на пост главы Марий-Эл Сергей Мамаев чуть не вывел выборы во второй тур, от которого его отделяло меньше процента голосов — действующий руководитель республики Леонид Маркелов набрал 50,8 процента. Геннадий Зюганов метал громы и молнии, говорил о ситуации с президентом. Партия подавала в суды, жаловалась в ЦИК… Маркелова признали победителем, коммунисты успокоились. После того как Леонид Маркелов был обвинен в коррупции и арестован, КПРФ поддержала на выборах в республике единоросса, а своего кандидата выдвигать не стала.

Интерес к региональной кампании мог бы помочь системной оппозиции вернуть хотя бы часть уважения и доверия избирателей. В итоге он сработал против КПРФ и ЛДПР

Вторые туры на выборах подталкивали партии к коалициям: коммунисты поддерживают жириновцев, те в ответ — коммунистов, все по политической науке. Разговоры об этом тоже начались, но быстро закончились. ЛДПР высказалась в пользу единороссов и раскритиковала кандидата от КПРФ в Приморье и Хакасии, компартия обрушилась на либерал-демократов во Владимирской области.

ЛДПР в заявлениях и громких анонсах упражнялась еще меньше КПРФ, хотя, справедливости ради, своего Приморья у партии пока еще не было. Выдвиженец от либерал-демократов Сергей Фургал всерьез претендовал на победу в Хабаровском крае, но публично принял предложение губернатора и одновременно своего конкурента Вячеслава Шпорта поработать первым заместителем. С голосования при этом Фургал не снялся, но контуры агитации и пропаганды в регионе уже ясны — на выборы идет якобы тандем, в котором надо поддержать действующего главу. Во Владимире кандидат Владимир Сипягин отстранился от агитации.

Достаточно широкий интерес к региональной кампании, фальсификациям и борьбе мог бы помочь системной оппозиции вернуть хотя бы часть уважения и доверия избирателей. В итоге он сработал против КПРФ и ЛДПР. Нет ничего хуже несбывшихся надежд, их отсутствие лучше — ничего не ждали, и ладно. Разочарование обращается большим неприятием. «Мы в вас поверили, а вы наши голоса и волю отстоять не можете. Расторговались нашей волей в свою пользу», — скорее всего, так теперь думают многие голосовавшие за кандидатов ЛДПР и КПРФ. Калифы на час снова превратились в серых политических бюрократов, начальников подотделов партии власти.

Читайте также

Что общего у «туристов из Солсбери», «дуэлянта Золотова», авторов «приморской мистификации» и других «героев дня» в кавычках и без
О чем говорит явление «солсберийских туристов» народу

Новости партнеров

О шансах Собянина стать преемником Путина
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться