Колонка

Салон Соловьева и его клиентура

20 Сентябрь 2018 10:00

Посмеявшись над первым выпуском «Москва. Кремль. Путин» Владимира Соловьева, квалифицированная публика сошлась на том, что этот формат бесперспективен. А зря

Забрать себе

С имиджем РФ на международной арене не стало краше после всех историй с угробленным боингом, отравленными Скрипалями, пыточными видео из ярославской колонии, грозным видео командующего Нацгвардией генерала Золотова.

Да и для внутреннего потребления этот имидж не выглядит особо аппетитным, поскольку пенсионная реформа продолжает стоять костью в горле отечественного электората, судя по непрекращающимся в стране протестным демонстрациям.

На этом фоне как раз и прояснилась стратегическая задача такого сахарно-елейного формата на канале «Россия-1», как программа Владимира Соловьева «Москва. Кремль. Путин».

Рейтинг президента и в третьем выпуске программы — первейшая забота Соловьева, для которого очевидно, что одними паркетными репортажами его не поднимешь. Нужно что-нибудь эксклюзивненькое. Политика исключена. Постель — тем более. Что-нибудь кухонно-кулуарное… Как, например, спецслужбы нацлидеров, собравшихся на экономическом форуме, деликатно стерегут своих подшефных шефов от возможных отравителей… А что там у начальников на столе?.. О, икра красная и черная. А что положил себе на тарелку самый человечный человек? О, черной икры. И совсем немного. А блины ест руками. «Блинная дипломатия», — шутит журналист-международник Павел Зарубин, наблюдательности которого можно позавидовать.

От его зоркого глаза не ускользнула оброненная кем-то из випов авторучка. Он заметил, как поправляет пуговичку на пиджаке другой вип. Следующий — сдувает со своего плеча пылинку. Свиты глав замерли в ожидании выхода глав. Нервы на пределе. У всех ноги казенные. Только Сергей Лавров решил пожалеть свои и присел. И ничего ему за это не было.

Главный эксклюзив о встрече в верхах был впереди. Дело в том, что еще до показа репортажа журналист из президентского пула успел не без гордости помахать перед носом Соловьева белым стаканом, с обещанием раскрыть его тайну после показа репортажа.

Раскрыл: это тот самый стакан, которым пользовался Путин на встрече в верхах. Он особенный, из керамики. Не обжигает, когда в него налит горячий чай, и долго может хранить его тепло. Счастливчик журналист постеснялся сказать, как ухватил этот сувенир.

Впрочем, утеплять так утеплять. И не только президента.

Фото: Jussi Nukari / Lehtikuva / East News

В этом же выпуске столь же льстивого сюжета удостоился министр обороны генерал армии Шойгу. В свободную минуту от руководства на Дальнем Востоке учениями он рассказал нам о том, как инициировал строительство народного храма Победы и почувствовал себя уязвленным, когда узнал, что какой-то мичман северного флота опередил его с пожертвованием денег. Как же так? — огорчился министр. Он, министр, мечтал стоять в списке жертвователей на богоугодное дело под первым номером… Но, смирив гордыню, решил: а пусть будет простой мичман первым. Так, мол, даже благороднее. И просто — человечнее.

С запросом на человечность министр угадал. На Руси во все времена был дефицит на начальников с человеческими лицами. И просто на человеческое лицо, которое бы символизировало наше отечество. В хрущевскую пору один раз повезло. Это когда Юрий Гагарин, вернувшись с орбиты, влюбил в себя все население земного шара. Речь, понятно, идет не просто о популярных и влиятельных гражданах России, а именно о тех, кто олицетворял непосредственность и обаяние человечности.

Повезло во второй раз с Андреем Дмитриевичем Сахаровым уже в пору перестройки.

А до этого в 1968 году шестидесятники свои надежды на человечность социалистического строя связывали с Пражской весной, которая пришла в Чехословакию под девизом «Социализм с человеческим лицом».

«Человеческое лицо» в том же году было снесено армадой советских танков. Этому событию был посвящен вчерашний выпуск программы Александра Архангельского «Тем временем. Смыслы». Очень нескучный получился разговор об историческом смысле последовавшей череды потрясений в мире по обе стороны «железного занавеса» полвека назад.

Подходы были разные. Общим оказалось понимание, что то была революция, непохожая ни на прежнюю, великую социалистическую, ни на возможную будущую. В центре ее оказались не политики, не классовые противоречия, по крайней мере, в соцлагере. Сердцевиной ее стали человек и противоречия этического порядка.

В ходе дискуссии не прозвучало слово «человечность». Но именно его, думаю, следует считать ключевым в определении смысла побежденной революции 1968 года, если вспомнить безрассудную демонстрацию на Красной площади в Москве семерых с ребенком в коляске и столь же безрассудное самосожжение студента Яна Палаха в Праге.

То был этический бунт человечности. Казалось бы, бессмысленный и, увы, беспощадный к самой себе.

Видимо, нас в обозримом будущем ждет еще одна революция человечности. Но, чтобы она победила, как справедливо пришли к выводу гости программы, надо думать о новом устройстве общества.

Тем временем к Соловьеву уже выстроилась очередь нуждающихся в поправке своего имиджа. Вслед за дуэлянтом Золотовым в возможном списке стоят Силуанов, Сечин, Мединский, Лавров, Захарова… И кто есть еще там...

Читайте также

Доцент-экономист из Гарварда вспомнил школьную физику и придумал простой способ сосчитать убитых пропагандой во время резни тутси
Шансы, которые дали системным партиям региональные выборы, в итоге обернулись окончательным ударом по их репутации. Вторые туры обратили к КПРФ и ЛДПР пристальное внимание жителей регионов. Но риску независимой борьбы они предпочли сотрудничество с действующей властью

Новости партнеров

Что общего у «туристов из Солсбери», «дуэлянта Золотова», авторов «приморской мистификации» и других «героев дня» в кавычках и без
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться