Превратится ли «приморская волна» в цунами

Редакционный материал

После метаний обоих лидирующих кандидатов и слез Эллы Памфиловой новые выборы в Приморье решено провести через три месяца. «Сноб» поговорил с политологом Екатериной Шульман о том, почему политический пейзаж уже никогда не будет прежним

20 Сентябрь 2018 10:43

Забрать себе

Екатерина Шульман

Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС


Ɔ. Что происходит в Приморье: местный конфликт или проявление кризиса политической системы?

Как любое общественно-политическое событие, выборы в Приморье существуют одновременно на нескольких уровнях, и вовлеченные в каждый из них, разумеется, считают свой главным.  

Вероятно, для местной публики это схватка двух кланов. Для федерального политического менеджмента — сложная ситуация на местах, которую устроили исполнители и которую сейчас приходится судорожно исправлять. Для наблюдателей со стороны, экспертов — это закономерное событие, связанное с фундаментальными изменениями общественного мнения, которое рано или поздно должно было произойти — не так важно, где именно.

Трансформация социальных настроений фиксировалась давно, но не была, как выражаются врачи, манифестной. Поскольку способов политического действия существует чрезвычайно мало, выразить себя такой разворот общественного мнения просто не мог: легальные методы низкоэффективны, трудозатратны и потому непопулярны, все остальные — опасны. Соответственно, напряжение копилось и, достигнув определенного уровня, вылились в виде такого протестного голосования.

И системе теперь придется иметь с этим дело.


Ɔ. Есть ли хорошие новости во всей этой истории? Отразится ли она на выборах в других регионах и политической жизни страны в целом?

Отмену результатов голосования можно назвать неплохим решением, хоть я назвала бы его вторым по разумности. Оно снимет напряжение, даст некоторый запас времени, чтобы центр смог придумать, что делать со своим не добившимся успеха кандидатом. Но главное, что в такой ситуации очевидные выборные фальсификации не будут легитимизированы задним числом.

Конечно, еще более разумным вариантом развития событий был бы пересчет голосов на сомнительных участках, ведь любые фальсификации вычленямы: они точно и подробно зафиксированы, есть введение протоколов в систему «ГАС-Выборы», есть физические бюллетени, за каждый из которых получивший их избиратель должен был расписаться в списке. То есть все можно проверить. Так что самым близким духу закона решением было бы все пересчитать, продемонстрировать верную цифру и объявить новые результаты. Это входит в пределы полномочий краевой избирательной комиссии.

Тем не менее отмена итогов явно сфальсифицированных выборов лучше, чем их признание. В таком виде «приморский казус» действительно будет иметь последствия для всей страны. Уже в это воскресенье второй тур выборов глав регионов пройдет в Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области. С учетом случившегося на Дальнем Востоке всем участникам этих кампаний станет понятно, что федеральный центр слишком откровенных фальсификаторов покрывать не будет. Этот сигнал можно считывать так: «Делайте аккуратно или не делайте вообще, мы вас не спасем, если вы попадетесь». Это внимательно слушают все те, от кого зависит черновая работа фальсификации, те, чьими руками она производится. И это люди, которые в большинстве своем лично не заинтересованы в том или ином исходе избирательной кампании. Они становятся частью этой игры только потому, что так положено, так делают все, «начальство намекнуло», а не из собственных политических или аппаратных аффилиаций. Если они поймут, что дальнейшее участие в фальсификационной деятельности сопряжено для них с персональными рисками, они его прекратят.

Сторонники кандидата в губернаторы Приморья от партии КПРФ Андрея Ищенко на митинге после объявления предварительных результатов выборов

Фото: Yuri Maltsev / Reuters


Ɔ. То есть изменения в самом процессе выборов все же грядут? Если даже в старой, полной фальсификаций системе на первые места выходят подставные кандидаты-спойлеры, то можно представить, что будет, если «на передовую» выйдут реальные и активные оппозиционные политики.

Разумеется, эта справедливое замечание. И вы описали тот самый «новый разворот общественного мнения», который постепенно развивался с 2014 года, а сейчас проявился в Приморье. И он уже не развернется в другую сторону в обозримой перспективе. Очень важно, что эти новые настроения не связаны с какими-то симпатиями к конкретным политикам или партиям, это пока в чистом виде голосование «против». К этому привязаны снижения рейтингов всех органов власти, в том числе и президента, и тех фигур, которые в силу объективных политических факторов с ним связаны: министра обороны и министра иностранных дел. Это были, по опросам, самые популярные публичные лица в России по уровню доверия на протяжении всех последних лет. Они символизировали общественное одобрение внешнеполитического курса, и логично, что все втроем они пошли вниз, когда внешняя политика перестала быть точкой общественного консенсуса и из предмета гордости превратилась в раздражающий фактор «лишних расходов» и оттягивания ресурсов от того, что люди считают более важным: социальной сферы, здравоохранения и качественной инфраструктуры.


Ɔ. Можно ли сказать, что в таких обстоятельствах системная оппозиция чувствует зыбкую позицию партии власти и пытается пойти в некое политическое наступление, чтобы захватить новые позиции?

Естественно, что бенефициарами изменений выборного процесса будут именно те партии, которые физически допущены к участию в нем.


Ɔ. Получается, что «путинская стагнация» подходит к концу?

Мне этот термин представляется бессмысленным в обеих его частях. Мы наблюдаем за длительными социально-политическими процессами, которые не останавливаются никогда. Всегда есть что-то, что трансформируется. Но, действительно, сейчас те движения, которые были «подземными реками», вырываются на поверхность, поэтому то, что до этого знали лишь представители социальных наук, теперь становится очевидно и широкой публике — от телезрителей до еще более далеких от реальности составителей телепрограмм (впрочем, до них все всегда доходит последним).
Ɔ.

Беседовала Арина Крючкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Кандидат от КПРФ, считающий что его победу грубо украли в ночь голосования, готов продолжать борьбу, а в случае победы проводить в крае политику президента
Глава ЦИК Элла Панфилова расплакалась, комментируя выборы в Приморье. Впрочем, возможно, это слезы радости: полумертвый политический пейзаж явно оживает

Новости партнеров

Элла Памфилова рекомендовала региональному избиркому Приморского края отменить результаты губернаторских выборов и назначить новые. Что дальше?
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться