Все очень плохо: эксперты о кризисе космической отрасли

Редакционный материал

В четверг ракета «Союз» не смогла доставить космонавта Алексея Овчинина и астронавта Ника Хейга на борт МКС. Авария произошла на 119-й секунде полета. Оба члена экипажа в итоге совершили экстренную посадку в Казахстане. «Сноб» поговорил с экспертами и выяснил, почему аварийные ситуации в космосе случаются все чаще

12 Октябрь 2018 10:52

Забрать себе

Фото: Dmitri Lovetsky / AP / East News

Александр Железняков, академик Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского:

Падение ракеты и неудачная доставка космонавтов на МКС — все это, конечно, связано с тем, что творится у нас в отрасли. Она находится в глубоком системном кризисе, и все меры, которые громогласно принимались и в этом году, и ранее, к сожалению, не сильно изменили ситуацию. По-прежнему страдает культура производства, качество выпускаемой продукции — и, как следствие, мы видим аварии, которые происходят в последнее время с завидной регулярностью.

То, что случилось в четверг, — ситуация уже более высокого порядка. Ведь ранее все аварии обходили стороной пилотируемую космонавтику. Но, к сожалению, эта эпидемия добралась и до нее. Шлейф от нынешней неудачи еще долго будет преследовать Россию и сопровождать полеты, как только они будут возобновлены.

Конечно, можно было бы попробовать что-то экстренно изменить в российской космической отрасли. Но, увы, здесь уже столько всего наворочено. Чтобы ситуация хоть как-то улучшилась, должны пройти годы, а то и десятилетия.

Андрей Ионин, член-корреспондент Российской академии космонавтики:

Космические отрасли в мире, в первую очередь в СССР и в США, сложились в 40–50-х годах прошлого века. Тогда руководителями каждой из стран были поставлены сверхприоритетные задачи по доставке ядерного оружия и ни о каком космосе речи не шло. При этом были установлены кратчайшие сроки реализации задуманного, и в итоге такие ракеты были созданы уже примерно к 60-му году.

Средств на это не жалели. А следствием этого стала совершенно конкретная структура отрасли: при возникновении любой проблемы создавался отдельный научный институт или новое предприятие. В итоге каждый делал свой продукт. Кооперация получилась гигантской, медленной, техника — очень дорогой. В таком виде мировые космические отрасли существовали до рубежа 90-х годов. После этого страны перешли к следующему этапу и попытались оптимизировать структуру с помощью бизнес-методов. В США провели укрупнение предприятий в двух крупных конкурирующих на внутреннем рынке корпорациях Boeing и Lockheed. Этому примеру последовали и в европейских странах.

Советскому Союзу, а потом и России, тоже стоило бы это сделать. Но подобных изменений так и не произошло. Здесь разговоры о том, чтобы прийти к такой же структуре, начались гораздо позже — в нулевых годах, но дальше этого дело не пошло. Вместо бизнес-эффективности было решено увеличить госзаказы «на космос». Решили проблемы залить деньгами, и это, естественно, не помогло. Сейчас все уже поняли, что кризис системный, и простым увеличением бюджета его не преодолеть.

Сохранить отрасль в нынешнем виде уже невозможно. Это тяжелый вывод, но его необходимо принять

К вопросу укрупнения позже все же вернулись, и создали лишь одну госкорпорацию, а не две, как в США. Несмотря на то что это не так эффективно, лично я поддержал это решение: космический кризис зашел так далеко, что два здоровых предприятия создать не получилось бы.

На мой взгляд, сохранить отрасль в нынешнем виде уже невозможно. Это тяжелый вывод, но его необходимо принять. Я уверен, что сейчас военную космическую отрасль стоит присоединить к чему-то более крупному в рамках оборонной промышленности в целом, например, к ОАКу.

А «гражданскому космосу» необходимо работать с частными компаниями. В России сейчас это, прежде всего, S7 Space, которая уже выкупила у Роскосмоса проект «Морской старт», а позже объявила о прорывных (без иронии) даже в мировых масштабах планах о создании своей программы развития. В нее входит, например, разработка многоразовой дешевой ракеты и транспортной системы дальнего космоса.

Вовсе не обязательно тратить огромные средства для развития космической отрасли, можно эффективно пользоваться тем, что уже есть

Частную космонавтику должно поддерживать государство: законодательство сделать более лояльным, а также обеспечить доступ к готовым технологиям и испытательно-производственной базе. Так в свое время США поддержали Илона Маска: он не создавал с нуля двигатель, а просто модернизировал разработки NASA 60-х годов, получил возможность нанять компетентных опытных сотрудников и совсем немного госсубсидий.

Ведь на самом деле постоянное субсидирование инноваций — совершенно порочная практика. Совершенно не обязательно тратить огромные средства для развития космической отрасли, можно очень эффективно воспользоваться тем, что уже есть.

Иван Моисеев, руководитель Института космической политики:

Если говорить о непосредственных последствиях аварии, то здесь все примерно ясно. В ближайшее время определят сроки нового пуска, назначат комиссию по расследованию причин этой аварии, то есть будут действовать по предусмотренному для таких экстремальных случаев протоколу. Так что больших угроз для дальнейшего функционирования МКС это не представляет.

Если же говорить о том, почему это случилось, то тут не стоит удивляться причинам. Последнее время безаварийные старты превратились у нас в исключение. Так что рано или поздно это должно было произойти и с пилотируемыми запусками. Когда Дмитрия Рогозина ставили заниматься оборонкой и космосом — а произошло это еще в конце 2011 года, — то он отрицал системный кризис в космической отрасли. Но сейчас можно видеть, как он решал стоящие перед отраслью проблемы и каких результатов добился. Кризис этот именно системный. Функционирование космической отрасли — это совместная работа сотен предприятий, каждое из которых находится примерно в одинаковом положении и испытывает схожие трудности. Вряд ли стоит винить в бедах исключительно Роскосмос. За налаживание работы всех контрагентов, привлечение военных и других структур отвечает вице-премьер, курирующий космическую отрасль. Много лет эту должность занимал Дмитрий Рогозин.

Пилотируемые запуски всегда контролировались лучше. По всем инструкциям «Союзы» проходят перед стартом гораздо более тщательную проверку, чем обычные грузовые запуски. Так что до последнего времени аварий здесь удавалось избегать, но кризис добрался и до пилотируемого комплекса.

Не стоит говорить о том, как это повлияет на репутацию российской космической отрасли. Она уже и так не очень высока. При этом Рогозин своими крайне необдуманными высказываниями лишь усугубляет ее положение. Зачем, он, например, заявил о возможном отказе поставлять российские двигатели РД-180 в США? Мы выгодно поставляли эти двигатели, а после таких заявлений Конгресс забеспокоился и просто выделил финансирование для разработки альтернативных двигателей. Скоро они будут готовы. На следующий год Boeing и Space X должны представить две альтернативные пилотируемые ракеты, после чего нужда американцев в «Союзах» постепенно отпадет. Рогозину стоит кое-чему поучиться у американцев — на словах они крайне вежливы, не делают громких заявлений, но присматриваются к тому, что говорим мы, и делают свои выводы. Когда Рогозин устроил безобразный скандал и на весь мир фактически обвинил американцев в просверливании дыры на космическом корабле «Союз», вывод они могли сделать только один: с таким партнером лучше не иметь никаких дел.

Подготовили Арина Крючкова, Станислав Кувалдин

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

О том, что в российской космической отрасли кризис, не знают только младенцы. «Сноб» попытался найти ответы на сакраментальные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?»
«Сноб» вспоминает, что по поводу инцидентов с запусками говорили руководители госкорпорации и что с ними стало после этих заявлений

Новости партнеров

Почему у России нет собственных межпланетных станций и как мы собираемся попасть на Марс, Луну и Фобос
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться