Колонка

Отцы отечества

12 Октябрь 2018 13:03

Во всех скандалах последней недели власть усиленно старается вести себя с провинившимися как строгий и справедливый отец с горячими и неразумными детьми. Однако, кажется, такой папа россиянам нужен все меньше

Забрать себе

Россияне теперь бродят по миру (да и по родине) парами и ведут себя как капризные, злые, балованные дети. Вот Петров и Боширов (они же, вероятно, Мишкин и Чепига) мажут чем-то ядовитым ручку чужой двери на далеком туманном острове. А вот Мамаев и Кокорин машут стульями в знаменитой «Кофемании», где стулом махать вообще-то опасно, потому что почти наверняка попадешь в лицо высокопоставленное, то есть, попросту выражаясь, попадешь. Они и попали, кстати. Да что там, даже пара Нурмагомедов — Макгрегор, чье противостояние занимало умы в конце прошлой недели, тоже выглядит нашей, родной. Один фотографировался с Путиным до боя, другой беседовал после. И тоже, конечно, фотографировался. Но, устроив после боя драку, Нурмагомедов словно бы подчеркнул, кто в их паре — настоящий россиянин. Чтобы помнили. Чтобы не путали.

Люди с обостренным чувством собственной важности, привыкшие, как метко выразился один погононосный дуэлянт, «раздувать капюшон самомнения», утверждают даже, будто все не случайно, будто Мамаева и Кокорина, уличных бойцов, считавшихся ранее футболистами, прославили специально, чтобы отвлечь общественность от похождений Петрова и Чепиги. Ну, то есть Мишкина и Боширова. Кто теперь знает, где фамилии, а где оперативные псевдонимы, — и в собственной-то перестаешь быть уверенным, наблюдая за всей этой вакханалией. Вот да, существуют такие граждане, которые всерьез думают, что власти есть до них дело. Что власть готова забыть на время о хищениях и войнах и начать отвлекать внимание этих самых граждан от похождений пары капризных и злых детей посредством демонстрации похождений еще одной пары капризных и злых детей.

А зачем? Все эти парные истории отлично рифмуются и встраиваются в картину мира, которую власть давно уже (это чтобы не сказать — «всегда») навязывает здесь гражданам. И тем, у которых чувство собственной важности гипертрофировано, и нормальным. Всем. Спасибо русской литературе, а Ивану Сергеевичу Тургеневу — отдельное и персональное. Всякий, кто в средней школе учился, понимает: раз есть дети, должны быть отцы.

Дай народу волю, так он немедленно устроит здесь какой-нибудь фашизм. А дай поглядеть на радугу — сейчас же сменит ориентацию. Не надо давать ему волю

Это мы все тут — капризные, злые, малоспособные и опасные даже для самих себя дети. А начальники наши — отцы. Отцы-командиры. И если бы они за нами по-отечески не присматривали, мы бы давно все тут сокрушили. И себе сделали бо-бо. Так взаимоотношения с народом видятся власти. Народ не готов. Народ не дорос. Дай ему волю, так он немедленно устроит здесь какой-нибудь фашизм. А дай поглядеть на радугу — сейчас же сменит ориентацию. Не надо давать ему волю.

Вот они и не дают.

И конечно, во всех наших парных историях отцы всплыли незамедлительно. Отчим Кокорина извинился за Кокорина (ну, понятно, на то он и отчим). Зато родной отец Мамаева такого наговорил журналистам, чего в журнале не напечатаешь. Вот детская, смягченная версия, которой, впрочем, достаточно, чтобы понять, сколько экспрессии было в неотредактированном варианте:

«Я спросил, что они такое устроили? И с Монте-Карло устроили. Что вы такое делаете? Человек в отпуске находится. Как вам не стыдно, черти? Гореть вам всем в аду. Поняли позицию мою? Обычный русский парень зарабатывает деньги, а как только оступился, каждый готов нож в спину воткнуть».

Отец Хабиба Нурмагомедова пообещал наказать вспыльчивого сына:

«Для Хабиба будут самые жесткие санкции. Буду относиться к нему в этом плане очень жестко. Я ведь предупреждал, для меня на первом месте должна быть дисциплина. В октагоне ты делаешь все, что хочешь. А за пределами — это предел гражданских людей, где есть дети, женщины, прочие посторонние люди».

Фото: Pavel Golovkin / AP / East News

Но за всем этим парадом отцов — тень настоящего Отца. Отца отечества, национального лидера. Это он лично вытолкнул Петрова (тогда еще не Мишкина) и Боширова (тогда еще не Чепигу) на встречу с Маргаритой Симоньян. Подарил парням мировую славу. Он в курсе истории с Мамаевым, Кокориным и стулом. Ну, ведь когда пресс-секретарь президента Дмитрий Песков говорит с присущим ему красноречием: «Мы на это обратили внимание и сами видели достаточно неприятные видеокадры, которые были опубликованы», он едва ли имеет в виду «мы, Дмитрий Песков». Он имеет в виду «мы с начальником». И с Нурмагомедовым национальный лидер тоже пообщался. Пообещал защиту: «Буду просить папу, чтобы он не строго наказывал».

Но главное, произнес короткую, зато яркую речь, в которой ключ к пониманию и всех наших парных историй, и — что, конечно, поинтереснее, — ключ к пониманию нынешней российской политики, как внешней, так и внутренней. «Мы внутри страны, как я считаю, мы одна большая семья. Здесь чего бы ни происходило — нужно, конечно, избегать крайностей, не допускать никаких как бы прыжков. Надо добиваться взаимопонимания. У нас большая и очень разнообразная семья. Но мы никогда не позволяем себе выходить за какие-то рамки. Если на нас нападают извне, то, конечно, не только ты — мы все можем так прыгнуть, что мало не покажется. Но лучше до этого не доводить», — сказал Владимир Владимирович Хабибу Абдулманаповичу и всем нам. Тут все. И привычные уже угрозы в адрес мира, который Владимира Владимировича разлюбил. И образ страны как семьи, избитый, зато работающий. И внятная стратегия: раз мы семья, и понятно, кто отец, значит, отца надо слушаться. В доме шуметь незачем. Тех, кто будет шуметь, можно и отшлепать. Но уж за пределами дома спуску никому давать не стоит — пускай боятся.

Дети выросли, а папа не заметил. Был родной отец, стал самопровозглашенный. Помните, было такое модное слово в те времена, когда телевизор показывал нам руины Донбасса чаще, чем пустыни Сирии

Вина (и заодно беда) Кокорина с Мамаевым не только в том, что они били человека стулом. И даже не в том, что человек этот оказался чиновником, хотя это важно. Вина в том, что стульями они махали дома, а хорошие детки так не поступают. Вот кабы англичанина, да в Англии, да из патриотических соображений, тогда бы, конечно… А теперь… А теперь сядут, похоже, высокооплачиваемые дураки, и ничего тут не поделаешь — все равно по-человечески их жалко. Да и оправдываются они вполне по-детски, кстати: «Если бы в кафе привинчивали стулья, то ничего бы и не случилось». Дома не надо скандалить, протестовать, затевать драки и требовать прав. Хочешь ссор — так ссорься с миром, как папа. Папа плохому не научит.

Ползут даже слухи об учреждении для папы пожизненной отцовской должности (председателя Госсовета, например), предполагающем реформу Конституции. И председатель Конституционного суда лично вынужден эти слухи опровергать, попутно демонстрируя, какие даже и у председателя Конституционного суда могут быть специфические взгляды на права человека.

Вот только есть для кремлевского папы плохая новость от социологов. Исследователи из Комитета гражданских инициатив Сергей Белановский, Михаил Дмитриев и Анастасия Никольская поделились свежими данными. Общество, оказывается, поменялось. До 90% россиян хотят перемен, а такого едва ли со времен перестройки не было. И сильная власть уже не привлекает сограждан. За «крепкую руку», за жесткий отеческий контроль — всего 7% населения, а 80% ищут справедливости. И главное — 94% участников фокус-групп заявили, что на власть больше вообще не надеются. Надеются на себя. Дети выросли, а папа не заметил. Был родной отец, стал самопровозглашенный. Помните, было такое модное слово в те времена, когда телевизор показывал нам руины Донбасса чаще, чем пустыни Сирии.

Читайте также

В России наступает стилистический кризис. Прощание с совком под отходной марш «Прощание славянки». Дальше будет другая музыка
Обострение в Ингушетии, провал на губернаторских выборах, снижение рейтинга партии власти — что означает «осенняя качка» корабля российской государственности?

Новости партнеров

Предстоящие почти через год выборы главы Санкт-Петербурга — событие во всех смыслах знаковое. Поскольку может не только вернуть городу столичное самосознание, но и стать сигналом к переменам во всей России
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться