Колонка

Преступление и наказание в кривом зеркале голубого экрана

16 Октябрь 2018 10:48

Как история с Мамаевым и Кокориным получила продолжение на ТВ и почему в ее телеверсию верится с трудом

Забрать себе

Недолго страна отдыхала от ажиотажа, вызванного мундиалем. Новый приступ интереса к футболу приобрел уголовный характер. Это бы ладно, дело житейское. Но тут выяснилось, что и такой футбол нам позарез нужен, поскольку почти все госканалы жадно бросились перемывать и обгладывать косточки двух несдержанных мастеров кожаного мяча. Да и для телезрителей — удовольствие.

Теперь нам предстоит увидеть много увлекательных матчей на всех госканалах с участием футболистов, артистов, юристов, моралистов и прочих политических активистов.

Ток-шоу «Пусть говорят» осенял слоган «Красная карточка». На панели мелькали кадры видео с атакой нападающего Кокорина и полузащитника Мамаева на двух высокопоставленных чиновников. Шоумен Дмитрий Борисов чувствовал себя, выражаясь языком футбольных комментаторов, плеймейкером: он направлял игру, пасовал то направо, то налево. В нужный момент обострил ситуацию, дав слово супруге Мамаева.

«Слово», записанное за несколько недель до скандала о том, какой ее муж любящий отец, было проиллюстрировано кадрами семейной идиллии: папа с татуированной спиной красит ногти своей маленькой дочурке. Явленная добродетельность хулигана взбесила бывшего защитника «Спартака» Евгения Ловчева, и он почему-то стал про себя рассказывать. Что он вышел на футбольный газон из… народа, играл для народа. А теперь вернулся в народ, и ему стыдно за тех, кто оторвался от народа, то есть за Кокорина и Мамаева.

Тем временем в сети уже пошло гулять матерная отповедь папаши Мамаева всем недругам его сына. На нее поспешил ответить в программе «Время» господин Клейменов. Он вывел на студийную панель опять же разрисованную спину футболиста и на ее фоне, полагая, что пародирует папу-матерщинника, произнес тост, запикивая почти каждое прилагательное к каждому существительному в своем торжественном спиче. Хотел выглядеть насмешливым, как Жванецкий в известном монологе о подрывнике, а вышла одна скучная тупость.

На следующее утро слово взяли Екатерина Стриженова и Артем Шейнин. Правда, не сразу. Начали они с тревожной новости о неудачном старте космического корабля «Союз». Быстро-быстро пересказали известное, выразили надежду, что космонавты живы, и пообещали держать телезрителей в курсе дела, тут же забыв и о «курсе», и о «деле» на все оставшиеся им три часа эфирного времени. Да и как было о космонавтах вспомнить, когда началось обсуждение не вполне корректного поведения двух звездных футболистов.

Поистине на космическую моральную высоту они взлетели, осуждая бесчинства знатных футболистов. Больше всего телеведущих с гостями волновали два вопроса:

а) не останутся ли безнаказанными преступные деяния двух голеодоров? (Достала безнаказанность),

б) все ли граждане РФ равны перед законом? (Спохватились ребята).

Павел Мамаев в зале суда

Фото: Vasily Maximov / AFP

Снова негодовал Ловчев, гневался политолог Марков...

У всех, оказывается, накипело по поводу хамства и насилия на просторах отчизны. И дело дошло до того, что Артем Шейнин задался вопросом: не является ли сей безобразный случай неспортивной озлобленности отражением человеконенавистнических настроений в нашем обществе?

Страсти закипели с еще большей силой. Ор поднялся невероятный, особенно примечательный тем, что это острое риторическое сражение протекало на фоне мелькающих на громадной телепанели кадров с избиением не успевших позавтракать чиновников.

Они галдели, перекрикивали друг друга, не догадываясь, что в эти минуты очень похожи на тех, кто за их спинами на большом экране выясняют отношения. Сходство несходного очевидно.

Там — оскорбления кулаками и тем, что попадется под руку. Графин — так графином. Стул — так стулом.

Здесь — унижения словами. И не всегда цензурными. Да и недалеко это все от рукоприкладства, что не раз уже бывало в прямом эфире. Вот на днях Андрей Норкин пригрозил умыть одного из своих гостей «кровавыми соплями». Интеллигентный с виду человек, в очках, оказался на поверку идейным гопником из подворотни.

Так что безобразие, учиненное Кокориным и Мамаевым, всего лишь зеркало, в котором мы можем видеть то, что происходит в останкинских студиях ежедневно и почти ежечасно. Скажем так: увеличивающее зеркало. Потому, видимо, столь неорганичными смотрятся морализаторские поучения в адрес Кокорина и Мамаева со стороны Киселева, Клейменова, Шейнина, Стриженовой, Скабеевой, Попова, Норкина. Этой гоп-компании на себя бы оборотиться.

К ней присоединился «воскресный Толстой», собравший небольшой консилиум экспертов, чтобы обсудить и осудить недостойное поведение зарвавшихся футболистов. И эти резонеры встали на котурны, чтобы лечить паршивых овец.

Вслушиваясь в хоровое жужжание телевизионных пастырей, подумалось: а ведь и это «жжж» неспроста. Не симптом ли это проклюнувшегося комплекса, связанного с иммунодефицитом нравственной недостаточности? Вот и старается вся эта компания дать волю своей опискинщине и потрафить опискинщине своей телеаудитории. Чтобы сказать: мы не такие!

Увы, такие… Подозреваю, что хуже.

Если на то пошло, так и Кокорин с Мамаевым с неменьшими основаниями могли бы позволить себе назидательные нотации, но уже по отношению к своим телевизионным менторам.

Между прочим, есть еще более правдивое зеркало для рыцарей телепропаганды. Это пыточные спецпомещения во фсиновских колониях, где мастера своего дела воспитывают и перевоспитывают зэков ударами палок по пяткам с последующим насилованием, но не бутылкой из-под шампанского (нынче это слишком гуманная мера), а электрошокером, загоняемым в задницу.

Это уже такое зеркало, в котором отражаются портреты исковерканных душ наших телевизионных дориангреев.

Портреты на вырост и впрок.

Новости партнеров

 

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться