Все новости
Колонка

Свобода в обмен на безопасность

19 Октября 2018 14:54
После событий в Керчи российские власти всех ветвей и уровней в очередной раз пытаются использовать трагедию для расширения своих полномочий и получения дополнительного финансирования. Разумеется, за счет прав и свобод остальных граждан

Большая беда — ну, как та, что случилась в Керчи, — в нормальном человеке будит скорбь и сочувствие. В государственном — жажду делиться мыслями и озвучивать инициативы. Привычные, ожидаемые, раздражающие, не относящиеся к делу. Настолько уже рутинные, что любые инициативы государственных людей отстают от шуток в социальных сетях (шуток горьких и тоже, кстати, избитых): «Что еще они нам теперь запретят? Воздух?»

И да, конечно, государственные люди из числа недалеких уже в очередь выстроились с запретительными предложениями. Депутат Анатолий Выборный (единоросс, естественно, хотя в нашей Думе это и не важно, они там все в некотором смысле единороссы) хочет ужесточить правила продажи оружия и блокировать сайты, «призывающие к совершению преступлений». Депутат Евгений Марченко (единоросс, естественно, хотя и так далее) тоже имеет что сказать: «Надо закрывать сайты в интернете, связанные с компьютерными играми. Нужно запрещать их и закрывать, чтобы молодежь не ломала себе психику. Роскомнадзор уже запретил “группы смерти” и группы руферов. Точно так же нужно поступать и с играми». Сенатор Алексей Пушков мыслит шире: «Инцидент в керченском техникуме навеян иностранным кино. С такими фильмами нужно бороться». l

Следить за полетом мысли президента что ни день, то сложней: он уже в тех сферах, где обычная логика, похоже, не работает. Но в целом ясно, что по итогам его выступления что-нибудь захотят запретить

Государственные люди из числа сметливых рвутся отхватить кусок пожирнее, пока в воздухе пахнет жареным. Депутат Госдумы (единоросс, естественно, хотя и так далее), человек, близкий к самому директору Росгвардии Виктору Золотову, Александр Хинштейн намекает, что именно Росгвардия должна получить право проверять справки на получение оружия: «Необходимо дать возможность подразделениям лицензионно-разрешительной работы Росгвардии проверять подлинность справок об отсутствии медицинских противопоказаний для людей, желающих получить оружие». И Росгвардия же — взять под контроль дело лицензирования ЧОПов. Чувствуете? Это вам не запрет компьютерных стрелялок, тут серьезными бюджетами попахивает. Оно и понятно: у начальника Росгвардии скоро дуэль, и, чтобы выглядеть посолиднее, ему понадобится еще больше золота нашить на свою знаменитую фуражку. Дело-то не дешевое.

В ФСБ (слова из трех букв с некоторых пор выглядят почему-то провокационно, и хочется писать не просто «ФСБ», а «ФСБ МП», но воздержимся) и вовсе не мелочатся. Первый заместитель директора ФСБ Сергей Смирнов прямо заявил: «Для нас, профессионалов, давно очевидно, что киберпространство должно находиться под контролем компетентных органов. Без этого гарантировать должное обеспечение информационной безопасности и успешно противостоять современным террористическим угрозам невозможно».

И даже президент на «Валдае» в Сочи (красиво звучит — «Валдай в Сочи», пора бы и привыкнуть, а все же улыбнешься, услышав), отвлекшись от проповеди джихада, сообщил, что керченский шутинг — «результат глобализации», и добавил: «Это значит, что все мы, вместе взятые, не только в России, в мире в целом, плохо реагируем на изменяющиеся условия в мире. Это значит, что мы не создаем нужного, интересного и полезного контента для молодых людей, и они хватают этот суррогат героизма. Это приводит к трагедиям подобного рода».

Фото: Yannis Behrakis / Reuters

Следить за полетом мысли президента что ни день, то сложней: он уже в тех сферах, где обычная логика, похоже, не работает, но в целом ясно, что по итогам его выступления тоже что-нибудь захотят запретить. Ненужный контент, например. И возможно, накажут тех, кто производит контент неинтересный.

Если детей как следует утомить, заставляя регулярно штурмовать фанерный Рейхстаг, у них просто сил не останется на опасные глупости

На самом деле все они — и недалекие, и сметливые, и великие — говорят одно: дайте нам денег и возможностей. Еще больше денег и возможностей. Обменяйте остатки свобод на гарантии безопасности. Дайте спецслужбам тотальный контроль в сети. Дайте Росгвардии шанс заработать на верификации медицинских справок. Дайте Юнармии больше денег — всякому ведь понятно, что дети, которых с малолетства учат обращаться с оружием, шутинга не учинят (ну да, такая вот логика, а стоны о недостаточной работе с детьми и прискорбной слабости военно-патриотических молодежных организаций звучат, конечно, тоже). Если детей как следует утомить, заставляя регулярно штурмовать фанерный Рейхстаг, у них просто сил не останется на опасные глупости.

И это не то чтобы российская беда. Все спецслужбы мира мыслят в одной парадигме, все не любят гражданские свободы и все предлагают гражданам этот обмен. Почитайте, что такое Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act of 2001, если вдруг забыли. Любопытное чтение.

Но мы в России. Это жители западных демократий могут опасаться, что расширение полномочий спецслужб приведет к тому, что новые права свои они начнут использовать не только для борьбы против преступников. Нам проще. Мы можем не опасаться. Мы точно знаем: наши начнут. Уже начали. Много ли в итоге будет предотвращено настоящих терактов и скольких школьников, которые из-за несчастной любви берутся за дробовик, при этом остановят — вопрос гадательный. Но что в процессе поломают жизни внушительному количеству «производителей неправильного контента» — это наверняка.

Да и помимо жизней что-нибудь поломают, при их-то общеизвестной одаренности. Недавно вот, кстати, исполнилось полгода с того момента, как Роскомнадзор блокирует Telegram. Тема настолько скучная, что ее даже в Telegram не особенно обсуждали. Но мы ведь помним, сколько всего в сети сокрушили во имя нашей безопасности, пытаясь осуществить эту злополучную блокировку.

У тех, кому положено нас защищать, и так достаточно полномочий и денег. А теракты и массовые убийства все равно случаются. И дело тут, скорее всего, не в недостатке полномочий, а в качестве работы

У тех, кому положено нас защищать, и так достаточно полномочий и денег. Возможно, даже многовато. А теракты и массовые убийства все равно случаются. И раз уж они недорабатывают — дело, скорее всего, не в недостатке полномочий, а в качестве работы. И в отсутствии общественного контроля за этой работой, конечно.

Простая мысль, которая никогда не придет в голову государственным людям. Никаким — ни сметливым, ни тем более мудрым. И поскольку выбирать не приходится, еще немного свободы у нас отнимут, а безопасности больше не станет. Потому что в предлагаемый обмен с самого начала зашит обман.

Читайте также
Андрей Перцев
Выступление президента на Валдайском форуме вновь продемонстрировало, с одной стороны, фатализм и скуку, которая овладела им в последнее время. А с другой — своего рода романтику, облеченную в апокалиптическую форму
Станислав Белковский
Фабула истории про украинскую церковную автокефалию и разрыв РПЦ МП со Вселенским патриархатом уже известна всем, кому интересно. Повторяться смысла нет. Обсудим предысторию вопроса и главные последствия новейшего раскола в православии
Андрей Курпатов
Ровно через месяц выйдет в свет новый бестселлер Андрея Курпатова «Четвертая мировая война». С любезного разрешения издательства «Капитал» и автора «Сноб» начинает публикацию отрывков из этой книги