Смартфон истории

Журнальный материал

Михаил Зыгарь, Карен Шаинян и Тимур Бекмамбетов стали номинантами премии «Сделано в России» за совместный проект «1968. Digital», рассказывающий о важнейших событиях 1968 года в инновационном формате Screenlife, где действие происходит на экранах мобильных устройств

24 Октябрь 2018 13:01

Забрать себе

Студенческие волнения в Париже, май 1968-го

Фото: Getty Images

Проект «1968. Digital» – совместный продукт студии «История будущего» Михаила Зыгаря и Карена Шаиняна и кинокомпании «Базелевс» Тимура Бекмамбетова. В самопрезентации он назван «сериалом для мобильных телефонов». Создатели проекта рассказывают о событиях 1968 года – во многом судьбоносного для современной цивилизации, принесшего миру и «Красный май» на улицах Парижа, и волну протестов против войны во Вьетнаме, и движение за гражданские права, и сексуальную революцию. Однако рассказ ведется новыми инструментами, появившимися уже в эпоху смартфонов. Если речь идет о Фиделе Кастро, то его «добавит в друзья» Шарль де Голль, а Леонид Брежнев отправит электронное письмо о решении сократить программу экономической помощи. Расстрел демонстрантов в Мехико обсуждается журналисткой Орианой Фаллачи с ее коллегами в чате, а маршруты передвижений участников событий отображаются при помощи привычных мобильных приложений.

Приступая к описанию проектов «Истории будущего», я невольно оказываюсь в роли рыбы, пожелавшей стать ихтиологом. Несколько лет назад я активно собирал контент для предыдущего «исторического сериала» Михаила Зыгаря – проекта «1917». В нем факты из революционного 1917 года также излагались при помощи современных средств коммуникации. Тогда использовалась модель социальных сетей. Соответственно, высказывания участников и современников революции, адреса встреч и участие в известных событиях «упаковывались» в формат ленты условного фейсбука. Помню я и свои ощущения от этой работы: острое желание рассказать о живых высказываниях ярких героев революционного года – от Георгия Плеханова до Павла Дыбенко, проследить и прочертить их взаимоотношения в конкретных точках времени и пространства. При минимальном интересе к прошлому такая работа захватывает. Однако ее конечный результат – то есть страничка Дзержинского или Дыбенко в соцсети 1917 года – оставляет уже несколько иное чувство. При всей остроумности формата и добросовестности работы с материалом проект скорее должен был навести на мысль, что социальная сеть – инструмент, который лишь кажется универсальным. Что способы общения, принятые сто лет назад, и носители информации, на которых они зафиксированы, – письма, газетные статьи, телеграммы или записанные кем-то обрывки устных диалогов – не вполне вписываются в ту реальность, где благодаря различным гаджетам человек постоянно доступен для коммуникации. Впрочем, так ли важны эти соображения, если есть возможность по-новому рассказать о событиях 1917-го?

Повествование о 1968 годе ведется в форме отдельных роликов – что более логично для «телефонной» модели. Здесь создатели также пытаются влить старое вино истории в новые информационные мехи. Любые игры с форматами, впрочем, вызывают и вопрос о цели, ради которой ведется игра. В конце концов, изложение диалога Фиделя Кастро с Леонидом Брежневым в виде обмена электронными письмами может быть столь же наполнено смыслом, как, например, облачение в пиджак и шляпу античной статуи Цезаря.

Создатели проекта «1968. Digital» Карен Шаинян, Михаил Зыгарь и Тимур Бекмамбетов

Фото: Алексей Абанин / Пресс-служба

«Любой прием можно использовать как гэг и однодневную шутку, – говорит Михаил Зыгарь. – Но мы относимся к нашей работе серьезно. Наша цель – изобрести новый жанр. То есть придумать, как адаптировать к уже существующим технологиям литературу и сторителлинг. Мне кажется, это естественный процесс. Когда-то появился театр и множество театральных жанров, потом – кино со своими жанрами, сейчас надо придумывать, какие жанры совместимы с телефоном, поскольку появился мобильный телефон».

Создатели «1968. Digital» предлагают представить, как бы выглядели события жизни ключевых фигур в один из переломных моментов мировой истории, если бы они взаимодействовали с миром при помощи смартфонов. Стоит признать, что, скорее всего, их жизнь поменялась бы мало. Однако сейчас реплика Габриэля Гарсиа Маркеса, представленная в виде фразы в мобильном чате, обладает дополнительной печатью подлинности – просто потому, что человеческое общение уже сложно представить без мобильного телефона. Возможно, в этом есть некоторая фетишизация самих технических средств. Впрочем, Михаил Зыгарь с этим решительно не согласен. «Носитель – просто важная часть того, какой месседж доносит произведение искусства. Картина рисуется на холсте. Фетишизирует ли художник холст?»

Так или иначе, формат, предложенный Михаилом Зыгарем и Тимуром Бекмамбетовым, оказался востребован не только в России. Проект одновременно выходит на английском и французском языках и транслируется, в частности, на портале BuzzFeed и на сайте газеты Libération. При этом контент, предлагаемый русско-, англо- и франкоязычным пользователям, полностью совпадает. То есть русский проект сейчас предлагает свою версию рассказа о событиях, особо знаковых для истории других стран. По словам Михаила Зыгаря, сейчас на BuzzFeed аудитория некоторых роликов составляет до миллиона пользователей. Французская аудитория меньше, поскольку франкоязычный пользователь до сих пор приверженец бумажной прессы. Тем не менее появление проекта стало событием на медиарынке: «Тема 1968 года во Франции очень важна, все об этом говорят, поэтому наш проект там очень громкий. По сути он бросает вызов местным интеллектуалам, поскольку не вертится исключительно вокруг Франции, – там привыкли считать, что самое важное тогда случилось у них, но, оказывается, это не так». Сама работа с проектом позволяет узнавать что-то важное и об аудитории. Например, на BuzzFeed, транслирующем «1968. Digital» в США, одним из самых популярных роликов неожиданно стал эпизод о Че Геваре – «по нашим данным, очень активны оказались зрители латиноамериканского происхождения».

Зыгарь решительно не согласен с тем, что в нашей истории не было своего поворотного 1968 года, – ролики проекта рассказывают и о вводе танков в Прагу, и об оформлении диссидентского движения, и о травле Солженицына. Но все же в нашей стране год 1968-й не кажется столь же магическим, как 1917-й. Возможно, поэтому трибьют от России событиям, изменившим современный мир, кажется особенно важным. Если мы можем рассказать современной мировой аудитории о том, что происходило пятьдесят лет назад, и сделать это так, чтобы привлечь внимание, значит, свой 1968 год мы не пропустили.
Ɔ.

Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться