Все новости

Редакционный материал

Оскорбить пророка: почему австрийка, обвинившая Мухаммеда в педофилии, проиграла все суды

В 2011 году криминальный суд Вены оштрафовал гражданку Австрии Элизабет Сабадич-Вольф на 480 евро за утверждение, что пророк Мухаммед был педофилом. Она не смирилась с приговором и прошла все апелляционные инстанции в Австрии и ЕС. А теперь коллегия из семи судей Европейского суда по правам человека решила, что австрийский суд обоснованно защитил чувства верующих. «Сноб» разбирается, что это значит для нее и всех нас

1 Ноябрь 2018 16:05

Пророк Мухаммед верхом на Бураке Иллюстрация: Art Gallery of South Australia / Wikimedia Commons

Дочь дипломата против ислама

Итак, почему Страсбургский суд посчитал, что австрийка была осуждена справедливо?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует сказать несколько слов о самой фигурантке дела. Элизабет Сабадич-Вольф — потомственный дипломат, в школьные годы учившаяся в Иране. Она много лет работала на Ближнем Востоке и в Северной Африке. А после своего окончательного возвращения в Австрию в 2001 году занялась преподавательской деятельностью (в частности, помогала готовиться к экзаменам на TOEFL). В одном из своих интервью она утверждала, что реалии жизни в мусульманских странах воспитали в ней неприятие ислама. По мере того как тема отношений с мусульманским меньшинством в Европе все более обострялась, Сабадич-Вольф приобретала известность как правый активист. Впрочем, в новостях, а также в документах Европейского суда по правам человека она предстает как политолог и специалист по исламу — и это больше похоже на ее самопрезентацию.

В 2009 году Сабадич-Вольф проводила в Вене серию семинаров, посвященных исламу. Эти семинары проходили под патронажем ультраправой Партии свободы, руководство которой рекомендовало своим молодым избирателям посещать занятия для ознакомления с исламской проблематикой. На одном из таких семинаров и был эпизод, по которому позднее осудили активистку. Элизабет Сабадич-Вольф рассказывала, в частности, о том, что каждый правоверный мусульманин должен считать для себя идеалом личность пророка Мухаммеда и стараться следовать ему во всем. При этом, по ее мнению, жизнь пророка не вполне вписывается в современные нравственные идеалы — Мухаммед был полевым командиром и многоженцем. Здесь Сабадич-Вольф посчитала нужным сообщить, что, согласно достоверным хадисам (рассказам современников о жизни пророка. — Прим. ред.), Мухаммед женился на своей любимой жене Аише, когда она была 6-летней девочкой, и начал жить с ней супружеской жизнью после того, как ей исполнилось 9 лет. Самому Мухаммеду к тому времени было 56 лет. «Он любил делать это с детьми», — сказала Сабадич-Вольф и добавила, что такое поведение сейчас «не назвали бы иначе, чем педофилия».

Слова Сабадич-Вольф записал побывавший на лекции журналист, который позже передал запись в полицию. Это и стало поводом для судебных разбирательств.

Элизабет Сабадич-Вольф Фото: The Lawfare Project

Зачем вы это говорите

Последующая судебная эпопея Сабадич-Вольф была посвящена выяснению двух вопросов: можно ли называть пророка Мухаммеда педофилом и является ли это сознательным покушением на почитаемые верующими святыни. Линия защиты была достаточно простой: Сабадич-Вольф настаивала на том, что лишь приводила широко признаваемые факты относительно семейной жизни Мухаммеда — исторической личности, чья биография подробно описана современниками. А значит, суд хочет попрать ее право на свободу слова. Кроме того, она не утверждала напрямую, что Мухаммед был педофилом, а лишь предположила, что именно так сейчас назвали бы 56-летнего мужчину, вступившего в интимную связь с 9-летней девочкой.

Однако австрийские суды посчитали иначе. Каждая новая судебная инстанция приводила доводы в пользу того, что правая активистка намеренно сделала провокационное высказывание, чтобы принизить в глазах слушателей образ центральной фигуры мусульманской религии и показать, что Мухаммед не заслуживает почитания. Суды посчитали, что главным должна стать оценка не самого высказывания, а его контекста. С какой целью правая активистка заговорила о педофилии пророка Мухаммеда?

Проанализировав обстоятельства, суд сделал вывод, что никакого мотива, кроме оскорбления почитаемой у мусульман фигуры, рассуждения Сабадич-Вольф не несли. Она не добавляла аргументы в важную общественную дискуссию — например, о ранних браках в мусульманских общинах, не рассказывала и об обстоятельствах жизни исторического Мухаммеда, у которого, согласно преданиям, было минимум 13 жен самых разных возрастов, при этом его первая жена была старше Мухаммеда на 15 лет, а все жены, кроме Аиши, прежде были замужем. По мнению австрийских судей, Сабадич-Вольф было важно сказать «он любил делать это с детьми», то есть «он педофил». А значит, суд должен признать ее виновной в преступлении против религиозного мира в Австрии — соответствующий раздел есть в уголовном кодексе страны.

По статье 188 этого раздела («Унижение религиозных доктрин») гражданин, повинный в «унижении лица или объекта, являющихся объектом почитания в церкви или религиозной общине, учрежденной на территории страны», может быть осужден на шесть месяцев тюрьмы или же приговорен к штрафу. Правда, упомянутый в статье акт унижения должен быть совершен публично и в обстановке, способной спровоцировать ответное возмущение. Но суд решил, что распространявшиеся в Вене листовки с рекламой семинара сделали событие публичным.

Стоит сказать, что штраф по австрийским законам рассчитывается исходя из определенной суммы в день и по статье 188 может быть определен на срок до 360 дней. В случае с Элизабет Сабадич-Вольф его вынесли на срок 120 дней из расчета 4 евро в день — так образовалась сумма в 480 евро.

Элизабет Сабадич-Вольф, карикатурист Бош Фостин на Американской конференции Союза Свободы, Лос-Анджелес Фото: Free Speech

На страже религиозного мира

Европейский суд по правам человека, который должен был решить, нарушили ли австрийские суды базовое право Сабадич-Вольф на свободу выражения мнений, не счел возможным поддержать ее иск. Свобода мнений, согласно Европейской конвенции по правам человека, подвержена “ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе”. По мнению страсбургских судей, межрелигиозное согласие — важная общественная ценность, а независимый национальный суд должен достаточно хорошо представлять, какое действие или высказывание может нарушить это согласие, то есть повредить общему благу. Кроме того, в Страсбурге не увидели стремления австрийского суда особенно жестоко наказать активистку — ей вынесли один из самых мягких приговоров по предъявленной статье обвинения.

Обратили там внимание и еще на один важный аспект — Сабадич-Вольф не только проводила публичный семинар, но и настаивала на том, что она эксперт в области ислама. Значит, ее могли прийти послушать самые разные люди, рассчитывая получить объективное мнение о религии. И это делает ее реплику о педофилии Мухаммеда особенно неуместной.

Будьте деликатнее

Приговор австрийского суда никак не повредил Сабадич-Вольф. Напротив, она стала знаменитостью в правых антиисламских движениях и совершила успешное турне по США, где работала с местными правыми организациями. Видимо, не создаст ей неприятностей и вердикт, вынесенный в Страсбурге. Само решение может показаться кому-то подтверждением тепличных условий для ислама в современной Европе — ведь если о Мухаммеде нельзя свободно рассуждать на семинарах, то, видимо, не стоит пробовать и на кухне.

Однако смысл вердикта все-таки в другом. Он подтверждает, что для оценки любого высказывания важен прежде всего контекст и намерения говорящего. Когда о педофилии Мухаммеда публично рассуждает правая активистка, это вряд ли можно оценивать так же, как университетскую лекцию о жизни родоначальника ислама. А высказывания от имени эксперта требуют более ответственной оценки, чем разговор в пивной. Ну, и, наконец, в Страсбурге предполагают, что национальные суды — это независимая сила, которая адекватно оценивает ситуацию в своих странах и может решить, какие слова там действительно могут задеть религиозные чувства.

В России на Европейский суд по правам человека принято смотреть, как на последнего защитника твоих прав, в том числе и права говорить то, что думаешь. После дела Pussy Riot, а также других резонансных дел об оскорблении чувств верующих, и ставшего хрестоматийным высказывания Елены Ваенги про «мичеть», решение, вынесенное в Страсбурге, кажется особенно обескураживающим.

Однако вспомним. В 2012 году Европейский суд по правам человека признал, что российские власти нарушили права на свободу самовыражения членов Pussy Riot, приговорив их к реальным срокам заключения за панк-молебен в храме Христа Спасителя. Однако в тексте решения суда не защищались права девушек скакать по храму, когда им вздумается. Суд лишь обратил внимание, что акция проводилась в момент, когда в храме не велась служба, и приговор за нее выглядит непропорционально жестоким.

Едва ли и нынешнее решение Европейского суда прекратит споры о том, где кончается свобода слова и есть ли у нее границы. Оно лишь призывает всех быть чуткими и осторожными, как высказываясь на религиозные темы, так и при вынесении судебных решений по подобным делам.

Остается надеяться, что в России услышат именно эту часть послания — чуткость, осторожность и тонкий учет контекста. Тогда, возможно, не будет больше судебных приговоров за ловлю покемонов в храме.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Почему в России и мире выдают замуж девочек и подростков и как с этим бороться
Бывшие сотрудники МВД, работники call-центров, хип-хоп-музыканты, преподаватели и другие русские рассказали «Снобу», что привело их в ислам, как они прошли обряд инициации, что нашли в новой для себя религии и вызывает ли это отторжение у их близких
Как изменил общество процесс Pussy Riot?