Начать блог на снобе
Все новости

Общество

Редакционный материал

За страну в ответе? Опрос участников проекта «Сноб»

Согласно последним опросам «Левада-центра», в России неожиданно увеличилось число граждан, ощущающих ответственность за происходящее в стране. Утвердительно ответили на этот вопрос 28% респондентов (прежний показатель — 9%). Что значит «отвечать за страну»? Как переживается и отчего зависит это чувство? «Сноб» задал этот вопрос участникам проекта

2 ноября 2018 10:37

Фото: Anton Vaganov / Reuters

Сергей Мурашов:

Говорят, счетоводы из «Левада-центра» заметили рост количества россиян, чувствующих ответственность за происходящее в стране: их доля выросла с начала года более чем втрое, с 9 до 28%.

О какой ответственности тут речь? Мы, разумеется, ответственны за все, что происходит в стране, и за все, что делается за пределами нашей страны усилиями наших властей, так как мы эту власть выбрали, ну или не смогли выбрать другую. И эта ответственность не может увеличиться или уменьшиться — она просто есть. Ее не станет в одном случае: если кто-то совершит государственный переворот, перестанет делать вид, будто российская власть хоть как-то зависит от выбора электората, а начнет диктовать свою волю, не прикрываясь словами о демократии.

То, что больше людей осознало эту свою ответственность, видимо, отчасти связано с пенсионной реформой, которая могла помочь кому-то лучше понять антинародную сущность нынешних российских властей...

Отчасти повинны в этом осознании и другие факторы: рост цен, информация об Украине и Сирии, отравление Скрипалей, воровство в Росгвардии, фальсификация выборов на Дальнем Востоке — по оценке «Левада-центра», многое из этого оказалось незамеченным россиянами. Но не стоит забывать, как специалисты «Левады» в свое время не заметили шансов Навального на выборах московского мэра, ошибившись в оценках в три-четыре раза. Так что российская статистика — лишь отчасти статистика, а отчасти — элемент пропаганды.

Увеличение интереса к внутрироссийским делам у россиян неизбежно: люди устают от антизападной пропаганды, они видят, что их жизнь ухудшается не по вине немецких и французских политиков, а по вине своих — тех, кто живет все лучше, несмотря на санкции и падающий уровень жизни простых россиян.

Интересно, что на губернаторских выборах в регионах, где кандидаты от власти не набрали абсолютного большинства в первом туре, явка во втором туре оказалась гораздо выше, а перевес против ставленников Кремля — больше. Это понятно, так как, увидев, что выигрыш кандидатов от «Единой России» не предрешен, что эти выборы действительно можно выиграть и не принадлежа к «ЕР», к урнам пришли и те, кто не ходил голосовать из-за недоверия к выборам. И чем больше россиян это осознают, тем сильнее результаты выборов станут отличаться от результатов, предсказанных отечественной статистикой… Если только статистика этого не учтет.

Что же теперь делать властям?

Например, ничего — в России нет организованного противодействия Путину, и ему неоткуда появиться в обстановке, когда в группы подростков внедряют провокаторов, которые обеспечивают молодым патриотам уголовные дела. Нынешний протест не приведет ни к каким практическим результатам, а к следующим выборам все так или иначе успокоится.

Или сделать какую-то гадость, которая ухудшит положение России в мире и еще более обострит наши отношения с Западом — и вернет россиянам интерес к внешнеполитическим делам в ущерб внутрироссийским.

Андрей Чистов:

Цель вопроса понятна: выяснение гражданской активности населения. Однако «Левада» не может спросить респондента напрямик: «Эй, гражданин, как изменилась твоя гражданская активность?» или «Веруешь ли ты в Гражданский кодекс РФ?» Гражданин почешет репу и осознает, что, скорее всего, никак не изменилась и вера не обернулась даже суеверием. Вот и спросили с более корректной формулировкой — об ответственности за происходящее (об уголовной ответственности за происходящее здесь речь не ведется, хотя формулировка допускает и такое звучание). И тут все равно остается вероятность, что кто-нибудь (имя им — легион) из диванных телепузиков ответит утвердительно, искренне считая, что его внимательное прослушивание заклинаний Соловьева и камланий четы Скабеевых — самое что ни на есть активное участие в судьбе родины.

Чтобы получить внятную цифру, вопрос надо заострять максимально: «Беспокоит ли вас то, что происходит в стране? И если да, считаете ли вы, что лично вы можете в ней что-то существенно изменить?» То есть надо говорить не об абстрактной ответственности гражданина, а о конкретной озабоченности и готовности к действиям. Видимо, большая часть респондентов на этот смысловой извод все-таки отреагировала. Таким образом, доля россиян, которые считают, что надо что-то реально менять, и готовы что-то делать в ситуации, когда демократические инструменты практически не работают, выросла с 9 до 28%. Это рост гражданской активности, но это же (в кремлевской трактовке) и рост социальной напряженности, и мера обострения социальных проблем.

Елена Проколова:

Каждый сам кузнец своего счастья. И свою реальность каждый выбирает самостоятельно. Но это слабо соотносится с так называемой «ответственностью за происходящее в стране». На мой взгляд, обычный человек вроде меня на такие глобальные вещи влиять не может.

Между тем недавно в Хабаровском крае прошли выборы губернатора. Победил представитель от ЛДПР. Проголосовать за него пришли даже те, кто на выборы обычно не ходит — настолько не хотел народ видеть главой региона единоросса.

Значит, что-то все-таки меняется.

Катерина Мурашова:

А что это за такая «ответственность за происходящее» и по каким измеряемым параметрам она возросла? Может быть, это просто вывод из последующего опроса: если человек полагает, что он может на что-то влиять, то, стало быть, и ответственен в какой-то мере за то, что сделал (повлиял) или не сделал (мог бы, да не стал влиять). В каком-то еще ключе «измеряемую ответственность» мне трудно представить... Но у каждого из нас есть наша индивидуальная зона влияния. У кого-то — так получилось — она совсем узкая, у кого-то много больше одной страны, и за происходящее в этой зоне влияния мы, безусловно, несем ответственность. А все вместе эти пересекающиеся между собой зоны и составляют страну, планету.

Владимир Цимайло:

Я очень удивлен, что «Левада-центр» задает такие неочевидные вопросы без контекста и расшифровки для своих респондентов, чем делает практически невозможным интерпретацию результатов своего исследования. Мы все ответственны за наше государство, за то, какое оно есть, и за то, как оно развивается, вне зависимости от того, за кого мы голосуем и голосуем ли вообще.

Мне очень хочется верить, что под ответственностью за происходящее в стране люди поняли именно свою возможность to make an impact, повлиять на вопросы, находящиеся вне государственного ведения или там, где государственная функция провалилась. Властям плевать на качество жизни, поэтому граждане берут эту ответственность на себя, смотрят на примеры других стран, как все должно работать, или привносят свои собственные идеи. Мне кажется, всех достало ждать очередного нацпроекта или майского указа и люди взяли на себя ношу навести порядок не только дома, но и в голове, в подъезде, во дворе и на улице.

Если нет возможности поменять депутата на человека, разделяющего твои взгляды, тебе волей-неволей приходится идти и выполнять его работу. Самому сортировать мусор, пересесть на общественный транспорт, убирать за своей собакой, вести образовательный блог, помогать осваивать Дальний Восток и т. д. Мне, с одной стороны, отрадно видеть, что мышление «государство мне должно» уходит в прошлое, а с другой — обидно, что все пришли к этому от отчаяния.

Результаты опроса немного удивляют в той части, что ответственность вдруг внезапно так резко увеличилась за последний год, ведь никакого очевидного скачка в том, насколько россияне стали оказывать влияние на события в стране, не произошло. Переизбрали президента и мэра Москвы — вот и вся ответственность за внутриполитические дела, но она всегда и была на таком уровне. Все, что было спровоцировано нашими политиками, — вне нашей ответственности, потому что представительная демократия в стране отсутствует.

Но на самом деле все эти рассуждения — по большей части лукавство. Ведь речь идет по-прежнему о незначительных цифрах. Что такое 28%? Население городов-миллионников — люди, которым не нужно сражаться за существование, трястись за свою должность и голосовать по указке за подачки в виде отопления и гречки? Люди в возрасте от 18 до 35 лет, которым надоело, что страной заправляют люди, мыслящие в категориях холодной войны? Женщины фертильного возраста, которые вдохновились американками и европейками, уставшими от домогательств, и решили строить правовое государство, не дожидаясь выдворения из Думы и судов лоббистов насильников и педофилов?

Но мне самому в это не верится! Скорее всего, 28% людей признали, что им стыдно за то, как развиваются события в стране, и признали свою вину. А может, «Левада-центр» просто нанял неопытного социолога — и это все результат ошибки выборки.

Подготовил Станислав Кувалдин

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Американский бизнесмен и изобретатель Илон Маск объявил дату открытия вакуумного тоннеля, в котором поезд сможет разгоняться до 1220 км/ч. «Сноб» поговорил с участниками проекта и узнал, что они думают по этому поводу
Боевик о военном перевороте в России не получил прокатную лицензию Минкульта. Возможно, из-за того, что власть увидела в нем свои реальные фобии
Рассказываем, как разобраться в том, что на рынке образования ценно, а что нет, и почему некоторые образовательные техники стоят так дорого
В 2011 году криминальный суд Вены оштрафовал гражданку Австрии Элизабет Сабадич-Вольф на 480 евро за утверждение, что пророк Мухаммед был педофилом. Она не смирилась с приговором и прошла все апелляционные инстанции в Австрии и ЕС