Колонка

Посмотри в глаза «Медузы»

6 Ноябрь 2018 20:14

Зачем был нужен публичный разбор инцидента с Иваном Колпаковым

Забрать себе

Редакция «Медузы» показательно отстранила главного редактора Ивана Колпакова от исполнения обязанностей по обвинению в харассменте, а затем столь же публично восстановила на прежней позиции. Обстоятельства инцидента и мотивы решения, принятого советом директоров, изложены в подробном объяснении, где подробно описано, что именно случилось и как в связи с этим действовали все затронутые стороны.

Инцидент, по крайней мере, с точки зрения «Медузы», следует считать исчерпанным. Впрочем, об исчерпанности говорить невозможно, поскольку он предсказуемо породил волну обсуждений. Само желание редакции сделать разбор происшествия на своем корпоративе образцово-показательным уводит его из сферы частного происшествия, касающегося только близких жертвы и домогателя. Нам всем предлагают оценить, насколько хорошо или плохо все поступили в предложенных обстоятельствах. Что ж, мы попробуем это сделать.

Прежде всего, что же произошло и должна ли общественность об этом знать. Из официального объяснения «Медузы» мы узнали о том, что на корпоративе сильно пьяный главный редактор «прикоснулся к ягодице» жены одного из сотрудников и сделал крайне самоуверенное заявление, что «ему за это ничего не будет». Пожалуй, самое странное чувство — сам факт того, что мы читаем об этом редакционном заявлении. Читатель или читательница знакомится с сюжетом, который обычно является предметом сплетен: глупый и постыдный поступок известного (или просто знакомого человека), к тому же совершенный в пьяном виде.

Освободиться от чувства неловкости невозможно. Она связана не с традиционно снисходительным отношением к чьим-то пьяным порывам, а с тем, что подобный публичный разбор, увы, легко представимого поступка, виновник которого на следующий день может сгорать от стыда, добавляет в обсуждение долю лицемерия. Доля эта может быть минимальной, но обсуждение чужого позора (давайте воспользуемся этим словом, которое часто появляется на баннерах с фотографиями знаменитостей) редко возможно без ощущения собственного морального превосходства.

Караваджо «Медуза»

Илюстрация: Wikimedia Commons

Впрочем, ситуация осложняется тем, что ее участниками оказываются не двое, а трое: Иван Колпаков (стиль изложения побуждает написать «гражданин») позволил пьяные вольности не со своей коллегой, а с женой сотрудника. Иными словами, ситуация эта регулируется не только корпоративной этикой. Здесь вступают в дело семейные ценности, в том числе консервативные. Оскорбления, нанесенные чужой жене (тем более при похвальбе безнаказанностью), невольно заставляют вспомнить традиционные образцы урегулирования таких инцидентов.

Мы — по крайней мере, некоторые из нас — не свободны от оптики, при которой жену в этих случаях может защитить муж. Предполагается, что в этих случаях безобразный пьяный поступок заканчивается не менее безобразным пьяным мордобоем или другим способом выяснения отношений «как мужчина с мужчиной». После чего стороны «зализывают раны» после афронта и удовлетворения и стараются не вспоминать о случившемся.

Годится ли этот способ? Стоит ли говорить, что в этом случае женщина-жертва оказывается лишь пассивной стороной, которой наносят обиды и защищают от нанесения этих обид другие мужчины — чужие и свои. Иван Колпаков на вопрос «Сноба» о том, присутствовал ли муж при случившемся инциденте, сказал, что не может этого утверждать и что сам муж рассказывал о случившемся на следующий день на редколлегии со слов жены. Если мы не хотим потребовать нового заседания по делу Колпакова, настаивать на раскрытии этих подробностей не стоит. Кровожадные комментарии в сети на тему того, что и как надо делать с теми, кто прикасается к чужим женам в присутствии их мужей, мягко говоря, не заставляют считать это универсальным средством.

Но все же — какой путь предложила в этом случае «Медуза». Желая следовать принятым прогрессивным образцам урегулирования дел о домогательствах, она, по большому счету, лишь заменила грубое насилие (мордобой) некоей процедурой. В традиционных выяснениях отношений столкновение оскорбленного мужа и его начальника должно заканчиваться извинениями и — если все стороны адекватны и доверяют друг другу — закрытием инцидента при уверенности, что впредь такое не повторится. В редакции «Медузы», как можно видеть, муж потребовал принятия мер от издания, и все завершилось принесением извинений оскорбленной стороне (если верить генеральному директору издания Галине Тимченко, эти извинения были приняты), и после временного отстранения и внутреннего разбора дела главный редактор вернулся к работе. По мнению редакции, все это должно служить «достаточным наказанием и гарантией того, что это не повторится».

Кажется, именно публичность в редакции «Медузы» считают гарантией предотвращения таких инцидентов. Роль, которую уготовили в этом случае зрителю: либо становиться свидетелем исполнения сурового приговора, либо рукоплескать милосердному решению внутренних судей.

И это возвращает нас к главной эмоции, которая возникает от этой 12-дневной драмы. Мы все стали свидетелями истории, о которой, возможно, не хотели бы знать — не из-за теплого отношения к Ивану Колпакову или, наоборот, его жертве, а просто потому, что в нашем малодушии хотим рассчитывать, что случаи на чужих корпоративах будут урегулированы без нас.

Новости партнеров

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться